Украинские отцы и белорусские дети

Мнение
Революция в Киеве разделила белорусов на две части, равнодушных нет: или любовь к соседям, или недоверие и страх. Редакция KYKY опросила минских студентов 1-го курса, будущих менеджеров, как они отнеслись к Майдану, а потом выслушала Балабан Катерину Владимировну, украинскую женщину-предпринимателя, которая держит в городке Винницкой области небольшое кафе.

Украинская мама

Катерина Владимировна: Понимаете, революция — это не сладкая вата. Это многослойный пирог, вскрывающий общество. Когда происходит революция, из подворотен и грязных подъездов вылазит всякий сброд, и Швондеры, как нам сказал Булгаков, будут ходить по мраморным лестницам в грязных калошах. Это несет за собой всякая перемена в обществе. Но у нас нет такого, чтобы грабили, разбивали и убивали — нигде нет. Я общаюсь с близкими из разных городов. По своей профессии кормлю людей уже 40 лет. К нам в кафе часто заходят, я слышу эти беседы: политических оппонентов никто себе на улице не ищет, чтобы кого-то избить. У нас нет силовых действий и разборок, даже выяснение личных отношений люди уже прекращают. Мы в нашем небольшом городке живем такой хуторской жизнью, но у нас работают все учреждения, работают банки. На дорогах очень спокойно, я, например, собираюсь завтра ехать в Киев.


KYKY: А что значит выяснение личных отношений? Кто их выяснял?

К. Б.: Был у нас в городе случай, когда собралась толпа, и люди захотели свести личные счеты. Там был мэр города, глава администрации и весь его кабинет, а люди задавали им вопросы: почему они до сих пор не вышли из „Партии Регионов“, почему отправляли автобусы в Киев на митинг в поддержку Януковича? То есть вопросы были по существу. Пришлось утихомиривать людей. Но, знаете, достаточно было короткой внятной речи такой простой женщины, как я, чтобы они успокоились. И когда слово взял глава администрации, люди с вниманием выслушали. Ведь те регионалы, которые раньше управляли на уровне района - неплохие люди. Но сама партия, которая правила много лет, столкнула лбами людей разных социальных прослоек — это просто было какое-то помешательство и страх. Страх загонял людей в партию. А сейчас люди все это понимают.

KYKY: Люди, которые раньше были у власти при Януковиче, те же милиционеры и чиновники в провинциальных городах, имеют сейчас какой-то шанс найти работу?

К. Б.: Безусловно. Когда произойдет люстрация влады, станет доступна вся информация о том, насколько человек виновен, занимался ли он коррупцией. Возможно, будут какие-то перемены. Но сейчас шанс есть у каждого. Думаю, что вертикаль власти, которая будет образовываться, не сможет состоять из одних майдановцев, потому что одной молодости и честности мало, нужен опыт. Во главе государства должен стать опытный политик, а вот вся вертикаль влады, подразделения должны заполняться молодыми людьми. Я сама своим детям говорю: между нами разница не 20 и не 30 лет, а сто лет! Вы так далеко шагнули! Единственное, что я могу передать — это моральные ценности, потому что они не изменяются. А вот как вывести страну из кризиса, поднять ее экономически, сделать так, чтобы общество контролировало власть — ваша задача. Но там же произошло чудо, что горстка этих храбрецов выстояла Майдан, особенно в ночь с 19 на 20 февраля.

Мальчики в спортивных брюках с деревянными щитами против амуниции ОМОНовцев — как они выстояли? Вы что? Это подвиг, это чудо, это радостная весть в конверте с черной каемкой. Я даже не могу вам передать, что испытывает сейчас украинский народ — и боль, и радость, и все вместе.
Эти похоронные процессии даже для тех, кто не принимал в них участия, — все равно прошли через сердце каждого украинца. Каждая мать оплакивала чужих детей, как своих. У нас в Украине горе объединило людей, оно сплотило. И никто повторения не хочет. Хотят только, чтобы в спортивных штанах на деревянных нарах были те, кто затеял эту бойню. Кто свел людей по разные стороны баррикад. Сердце обливается кровью и за мальчишек военнослужащих, и за милиционеров, которые пережили этот ужас. Мы не однозначны в том, что вот это герои, в вот это — нет. Все погибли, все жертвы. Виновники у нас одни: Янукович, Захарченко, Пшенка — весь аппарат, который вершил это беззаконие.


KYKY: А зачем вы поедете в Киев?

К. Б.: Я поеду потому, что у меня дети, Марина и Коля, стояли на Майдане. Николай пошел туда сразу после избиения студентов. А мы помогаем материально, а завтра повезем продукты, принесем молитву и поплачем на месте, где погибли дети, уже наши дети навсегда. Я три месяца провела в молитве, у меня мозоли на коленях! Мы потеряли одного сына несколько лет назад, и поэтому горе этих матерей нам очень близко. А мои дети сделали то, что просила душа, — исполнили гражданский долг, и я горжусь ими. Нужно ведь верить только тому, что говорят простые люди. Прочь политиков, а нам нечего делить!

Передайте белорусским нашим братьям и белорусским сестрам: мы единый народ, мы любим белорусов, и пусть не боятся, пусть не слушают этих дурацких пропагандистов и не смотрят роликов, потому что нет этого всего!

Украина очень светлая, очень чистая. Сам по себе украинский народ так же, как и белорусский, очень терпелив. У нас невозможно, чтобы избивали друг друга. Какие-то случаи есть, но они бывают и в мирное время, но сейчас просто это ангажируют под революцию.

KYKY: А как в вашем городке относятся к русским? Есть ли вражда сейчас?

К. Б.: У меня много знакомых в России, я же сама говорю с вами на русском языке. Ведь еще живо то поколение, которое жило при Советском Союзе — всё это родственные связи. Если честно, у нас даже по телевидению нигде не было ни единой съемки, чтобы русских людей унижали и избивали. У нас предъявляют претензии только русским политикам, которые сегодня хотят вражды между народами, боятся этой волны, которую запустила революция, а на уровне простых людей этого и в помине нет. Только страх этих политиков и коррупционеров, которые все еще сидят по ту сторону. Но ведь человек сам по себе не создан для порабощения. И мне очень жаль, что нас многие сейчас не понимают и нагнетают вокруг нас обстановку. Любовь, мир, согласие — вот к чему идет сейчас украинский народ. Я считаю, что люди должны жить в обществе, которое сами себе заслуживают изначально.

KYKY: Кого вы видите президентом? Кому сейчас доверяет украинский народ?

К. Б.: Сегодня мого говорится о кандидатуре Порошенко. Не потому, что на безрыбье и рак рыба. Это порядочный бизнесмен, который был в оппозиции многие годы. Время покажет, насколько он честен, но пока что мы останавливаем большинство взглядов на нем. Какой-то процент населения склоняется к кандидатуре Юлии Тимошенко, но, как сказала мне моя Марина, это морально устаревший политик. Это действительно так. Да и сама Тимошенко, по всей видимости, не будет возглавлять ни кабинет министров, ни баллотироваться в президенты. Мы, возможно, не знаем многих людей, которые достойны стать политиками, потому что эта власть за два с половиной года разве дала кому-то возможность реализоваться? Чтобы мы могли рассмотреть лицо будущего политика, нужно время. Я верю, что Бог уже не оставит Украину. Все будет хорошо. Мы имеем право на достойную жизнь и все смогли для этого сделать».

Белорусские дети

Оля: Трудно оценить ситуацию, так как в разных источниках мы видим разную подачу информации. Но, опираясь на некоторые знания об Украине, можно, с одной стороны, и поддержать Майдан, а с другой — сказать, что зря все это. Ведь тем, что люди мерзли противной зимой, что-то пытаясь доказать правительству, они ничего хорошего не сделали. Что мы видим? Они разгромили весь город, испортили здания! Во что все превратилось? Жудасть! При этом меня интересовало: почему майдановцы или титушки бросают в „Беркут“ коктейли, куски плитки, и при этом эти несчастные „беркутовцы“ стоят и ничего не делают этим „разбойникам“. Но как только кто-то из „беркутовцев“ поймал и сделал что-то нарушителю, чтобы его усмирить, тут же появляется в интернете видео, обсуждения, осуждающие „Беркут“ за зверство. Поначалу было жалко „беркутовцев“, но когда начали стрелять во всех подряд, стало жаль людей, которые просто оказались не в том месте не в то время. Хотя майдановцы, как мне кажется, вышли на Майдан зря. Этим они особо ничего не добьются — есть жертвы, которых уже не вернуть никогда, есть разрушенный город. И это факт.

Киевляне чистят город, фото: Игорь Сальников

Лешка: Я отношусь к революции положительно, так как власть, которая обкрадывает народ и страну, обманывает своих граждан, не имеет права на существование. Да и как президентом может быть человек, дважды судимый? На Майдане происходит революция, действительно по большей части подогреваемая заинтересованными людьми. Народ не стал бы убивать своих сограждан, поэтому и появились «титушки».

«Эммануил Кант»: Трудно как-то относиться к чему-то, о чем вообще ничего не знаешь. Или знаешь, но, если подумать, вся информация — всего лишь пыль, пущенная, чтобы оправдать то или иное действие. Не пройдя самому то, что прошли другие, в данном случае судить или как-то относиться к Майдану нельзя.

Егор: То, что произошло с Украиной — непостижимо. Этот случай показывает, что бывает, если дать немного власти Западу в определенном регионе. Людей, которые устроили мирный протест, опустили до уровня плинтуса, заставив применить силу против своих земляков. Да, с одной стороны, правительство действительно стало злоупотреблять властью и полномочиями, а с другой - стоило ли это жизней людей, погибших на Майдане? Возврат к парламентской республике не отменит вседозволенность правительства, а наоборот усугубит ситуацию. Ведь если раньше воровал один человек, то теперь их будет куда больше. Больше всего напрягает то, что Кличко сунется в политику, хотя по сути он никто для этой страны. Да, родился он в Украине, но жил-то в Германии. И тут возникает вопрос: люди сами пошли на Майдан или Америка и ЕС помогли им? Почему их резко стала интересовать Украина? Раньше такого интереса не было, а когда только почувствовали, что можно развалить эту страну, сразу стали действовать. Еще очень жалко «беркутов»! Эти люди были живым щитом. Не каждый сможет стоять и терпеть, когда тебе нагло плюют в лицо. А как только им развязали руки, подключается Верховная Рада, которая срубает все на корню. И вот как при действующем президенте может появиться левая законодательная власть? Эта власть почему-то позволяет продолжать разруху в стране. Центр Киева сгорел! Снесено более 12 памятников Ленину! И что это получается: новая власть поддерживает фашистское движение? В шею гнать эту власть! Пусть наводят порядки в Европе!

Валерия: Я плохо отношусь к тому, что происходит на Майдане. Это очень страшно. Страшно, когда начинается гражданская война, когда невинные люди страдают. Пример: расстрелянная девушка, которая спасала раненого. Люди хотят свободы, нормальной жизни. Их президент этого не давал. Юлию Тимошенко выпустили, посмотрим! После ее слов наступило временное перемирие. Надолго ли?

Настя: К моему огромному сожалению, в общежитии запрещен телевизор, а интернет имеет очень низкую скорость, поэтому новости об Украине узнаю от друзей.

Денис: Отношусь плохо и считаю, что революции бы не было, если бы в это время не проходила Олимпиада в России. Россия бы обязательно подавила это безобразие. Разогнали бы всех за 1–2 дня! Я считаю, что в этом виноват Янукович, так как не смог вовремя подавить. Войско не сможет, так танки и авиация смогут. Главарей восстания — в тюрьму! Вот у нас такого бы никогда не произошло! Наш президент разогнал бы всех за день! За это я его уважаю.

Геннадий Селедкин: Я отрицательно отношусь к революции. Люди сделали хуже только себе. Революция привела к ряду проблем. Разрушения, смерти людей, экологические проблемы. Множество людей просто поддаются стадному инстинкту, не осознавая, что жизнь от этого лучше не станет. Как можно объяснить снос памятника «великого революционера» другими «революционерами»! Все привело к полному беспределу!

В память о 'Небесной сотне', фото: informvest.com

Виктория: Я негативно отношусь к революции в Украине. Одной из основных проблем является отсутствие власти. Люди разрушают свою страну, абсолютно некому управлять. В 2010 году в нашей стране начиналось что-то подобное, но мы смогли с этим справиться, так как одним из наших преимуществ является сформировавшееся белорусское общество. Мы поддерживаем друг друга и доверяем нашей власти. Я считаю, что мы не должны оставаться в стороне от Украины и помочь ей своим примером.

Эдгар: Хохлы, конечно, молодцы! Больше уже нельзя было терпеть. Только в нашей стране этого никогда не случится :(

Мила: Очень тяжело писать о том, чего точно не знаешь, ведь СМИ пестрят разной информацией! Я категорически против насилия, убийств, глупых забастовок. Я боюсь за то, что наша молодежь, насмотревшись на это, сможет повторить подобное и в нашей стране. На забастовки идут люди, которым не хватает денег или адреналина… Об этом можно говорить много, но от мнения простой студентки ничего не зависит.

Марк: Я считаю, что это необходимый этап, который нужно пройти, чтобы выявить все недовольства, то, что накипело за многие годы. Это позволит полностью понять картину происходящего и выработать дальнейший путь решения проблем. Нужно постепенно сбавлять обороты кровопролитий, ведь страдают и ни в чем не повинные люди.

Ситуация на Майдане — это дело тех людей, которые там живут, и не нам вмешиваться, осуждать их. Это другие люди, с другим менталитетом».

Примечание: белорусские студенты попросили не указывать ни своих настоящих имен, ни фотографий, мотивируя это тем, что «учиться еще четыре года».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Как жадность губит фраеров и рождает героев

Мнение

«За последнюю неделю в Украине был написан целый большой отрезок истории государства. Не будем обольщаться, на текущий момент вопросов больше, чем ответов, но все-таки на очень многое открылись глаза», — белорус Всеволод Крутько, живущий в Киеве, рассказывает, как понять революцию белорусскому человеку.

Популярное