Десятки тысяч подписей за Бабарико не приняты. Что происходит? Вот свежее интервью с его штабом

Боль • Мария Мелёхина

Сможет ли действующий президент помешать референдуму, либо отменить его решение? Будет ли штаб Бабарико оказывать поддержку беларусам, угодившим в автозак? И что, в конце концов, происходит с подписями за Бабарико (и некоторых других кандидатов)? КYKY поговорил с адвокатом, представителем предвыборного штаба Виктора Бабарико, магистром права (Дьюкский университет) Ильёй Салеем.

«Если задержание близких и друзей – это не психологическое давление, то что это?»

KYKY: В СМИ появилась информация о деталях задержания Виктора Бабарико. Скажите, какие нарушения законодательства были допущены при задержании?

Илья Салей: Информация, которая появилась в СМИ, была предоставлена адвокатами Виктора, которые обеспечивают защиту по уголовному делу. И эта информация является исчерпывающей, учитывая обязательства о неразглашении тайны следствия. Тем не менее, в европейском государстве в 2020 году недопустимо лишать человека конституционного права на адвоката. Любые действия подобного характера, на мой профессиональный взгляд, незаконны, а с точки зрения человека и гражданина – несправедливы и аморальны.

Жизнь скоротечна и переменчива, поэтому адвокат может понадобиться, в том числе, и тем людям, которые сегодня пренебрегают правом человека на юридическую помощь.

Кроме того, в день задержания Виктора и Эдуарда был задержан и Дмитрий Карако – помощник Виктора. Ему предъявлено обвинение, статья не разглашается.

KYKY: Появились ли какие-то новости по делу Бабарико?

И.С.: Ничего нового, к сожалению, не сообщу. Виктору и Эдуарду были предъявлены обвинения (статья обвинения не разглашается), и избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, то есть Виктор и Эдуард сейчас находятся в СИЗО КГБ. Тем не менее, закон допускает изменение меры пресечения в любой момент, к примеру, на подписку о невыезде или домашний арест.

Также появилась информация, что у Виктора и Эдуарда дома в конце прошлой недели проходил очередной обыск. По мнению подруги Виктора Татьяны Кручининой, которая присутствовала при обыске и рассказала об этом в СМИ, было похоже, что искали скрытые помещения.

KYKY: Какие действия сегодня предпринимаются для освобождения Виктора? Удалось ли передать личные вещи? Каковы условия содержания?

И.С.: Адвокаты Виктора Бабарико (Наталья Мацкевич, Александр Пыльченко и Дмитрий Лаевский) проделали колоссальную работу по обжалованию всех незаконных, с точки зрения защиты, действий ДФР КГК и КГБ Беларуси, а также обеспечивают юридическую помощь при проведении следственных действий. Благодаря их принципиальности и настойчивости на прошлой неделе впервые за несколько месяцев в СИЗО КГБ начали пускать адвокатов для встречи со своими клиентами. Ранее в посещениях отказывалось со ссылкой на эпидемиологическую ситуацию.

Передача вещей Виктору прошла без проблем – в прошлую пятницу ему передали свежие вещи и продукты. Условия содержания Виктора и Эдуарда в целом хорошие, насколько это возможно, но были проблемы с питьевой водой на фоне общей ситуации в Минске. Полагаю, администрация СИЗО КГБ решит эту проблему в ближайшее время. Виктор чувствует себя хорошо и бодро, интересуется кампанией и изучает все редакции Конституции Беларуси. С нетерпением ждет возвращения в игру.

Все, кто хочет поддержать Виктора и Эдуарда, присылайте открытки на их имя с теплыми словами (220050, а/я 8, СИЗО КГБ). Именно открытки – письма могут вскрыть. Перед отправкой можете фотографировать их и отмечать тегом #лістынадзеі.

Фото с официальной страницы Бабарико в FB

KYKY: Павел Северинец жаловался на пытки в тюрьме и в знак протеста порезал руку. Как вы считаете, может ли сейчас оказываться физическое или психологическое давление на Виктора Бабарико?

И.С.: Мы исключаем любое физическое давление на Виктора – об этом даже речи быть не может. Что касается давления психологического, оценку давать намного сложнее. Но если задержание близких и друзей – это не психологическое давление, то что это?

И еще, для информации: насколько мне известно, в камерах СИЗО КГБ всегда включен свет, часы запрещены, а для того, чтобы заключенные не скучали, их могут развлекать сюжетами Белтелерадиокомпании – возможно, даже о них же самих или их близких.

KYKY: По закону, у нас не имеют права баллотироваться только судимые. И Виктор Бабарико считал, что провести суд до 9 августа в случае его задержания – это что-то невозможное, так как это нарушает все процессуальные нормы. Как вы считаете, сейчас это реально?

И.С.: Нет. С точки зрения процесса, с учетом объемов материалов и резонанса уголовного дела, провести суд до 9 августа невозможно. В качестве примера можно привести сопоставимое по сложности и количеству задержанных «дело медиков», по которому один из процессов длился более полутора лет.

KYKY: Если все-таки судебное заседание до 9 августа не состоится, сможет ли Виктор Бабарико, будучи под стражей, принять участие в выборах? Каким образом это будет происходить?

И.С.: Во-первых, на данном этапе ключевым для штаба является регистрация Виктора Бабарико в качестве кандидата в президенты. 20 июня мы уже подали в Центральную комиссию необходимые для этого документы. Полагаю, штабом были выполнены все законодательные требования, и оснований для отказа в регистрации нет.

Закон не ограничивает кандидата, если он находится под стражей, для участия в выборах. Это значит, что его фамилия должна быть в избирательном бюллетене, и за него можно проголосовать. Если Виктора Бабарико зарегистрируют в качестве кандидата, и за него проголосует большинство – он будет избран на пост президента Беларуси и должен быть приведен к присяге.

В соответствии с Конституцией, присяга приносится в торжественной обстановке в присутствии депутатов обеих палат Национального собрания и судей Конституционного и Верховного судов. А это значит, что торжественную обстановку придется создать либо в камере СИЗО и доставить туда всех названных официальных лиц. Либо доставить этих же лиц и избранного президента, который содержится под стражей, в иное место, где будет проходить присяга. В соответствии с Конституцией, президент может быть смещен с должности только в связи с совершением тяжкого преступления.

«Фальсификация выборов является уголовным преступлением»

KYKY: Недавно в сеть попала аудиозапись, где чиновники придумывали, как не пускать беларусов к подсчету голосов. Является ли эта запись доказательством фальсификации, и если да, что за это грозит чиновникам?

И.С.: Ситуация с формированием участковых избирательных комиссий, на мой взгляд, абсурдная. Участковая комиссия может включать до 19 членов, а также быть расширена в случае необходимости. Если взять общее количество заявок и разделить на количество образуемых участковых избирательных комиссий, то получается, что в среднем состав одной комиссии включал бы 12 человек, то есть места хватило бы всем, кто подал заявления.

Во-вторых, решения о формировании участковых комиссий в большинстве случаев являются абсолютно необоснованными – объективных критериев отбора озвучено не было. Так, двух моих друзей, а это люди с прекрасным образованием и безупречной репутацией (владелец компании и председатель благотворительного ОО для помощи особенным детям), не посчитали достойными членства в участковой избирательной комиссии. Ну разве это не абсурд?

Сейчас при поддержке инициативы «*Честные люди» по всей стране такие решения обжалуются. Нам известно, что ряд граждан планировали подать жалобы в прокуратуру и милицию на наличие в действиях лиц, принимавших решения о создании участковых комиссий, состава административного правонарушения или преступления. В любом случае, поверьте, недостатка наблюдателей с активной гражданской позицией и высокими моральными принципами 9 августа не будет.  

KYKY: Как вы думаете, в Беларуси имела ранее быть фальсификация выборов?

И.С.: Если мне не изменяет память, то после одной из кампаний вопрос фальсификации комментировал президент, и у меня нет оснований ему не доверять. Как юрист могу сказать, что фальсификация выборов является уголовным преступлением, о котором можно говорить только при наличии приговора суда. Но вы явно ждете не такого ответа…

Моя позиция как человека и гражданина близка к позиции Виктора Дмитриевича, которая сводится к тому, что люди бы не допустили, если бы в результате голосования победил тот, кто не обладает реальной поддержкой абсолютного большинства. А если человек обладает поддержкой большинства, цифры уже не имеют большого значения. 

Фото с официальной страницы Бабарико в FB

KYKY: Есть информация, что подписи, собранные за выдвижение Бабарико кандидатом в президенты, были признаны недействительными районными избиркомами. Каковы будут действия штаба?

И.С.: Мы сильно удивлены происходящим, однако просим всех сохранять спокойствие. На данный момент информация об отклонении подписей районными комиссиями поступает исключительно от наблюдателей и пока официально не подтверждена актами проверки и соответствующими протоколами. В любом случае, мы приняли решение подавать соответствующие заявления и жалобы в вышестоящие комиссии с требованием обоснования причин признания подписей недостоверными. Мы считаем происходящее ничем иным, как личным оскорблением сотен тысяч беларусов и указанием им «на свое место».

В штабе есть скан-копии абсолютно всех сданных подписных листов, которые полностью соответствуют установленным законом требованиям. Мы будем бороться за каждую подпись.

KYKY: Правда, что за снятие кандидатуры Виктору предлагали пост премьер-министра Беларуси? Был такой разговор?

И.С.: Мне об этом ничего не известно, кроме того, что говорил сам Виктор на встрече с членами инициативной группы. Тем не менее, у меня нет оснований не доверять Виктору Бабарико. Он не производит впечатление человека, который бросает слова на ветер, и если Виктор заявляет о таком предложении публично, значит, на мой взгляд, такой разговор имел место быть. Когда и с кем – это уже другие вопросы.  

KYKY: В одном из своих интервью Бабрико сказал, что считает «мифотворчеством массовые репрессии» на вопрос о готовности защищать членов своего штаба. На данный момент вы опасаетесь за свою безопасность? Вам поступали какие-либо угрозы?

И.С.: Ни мне, ни членами предвыборного штаба Виктора, насколько мне известно, никаких угроз не поступало. Я скажу больше, если бы такие угрозы поступали, не думаю, что кто-либо их стал бы замалчивать. Команда, безусловно, ощущает давление груза ответственности, но об угрозах речи не идет.

Всё, что вы хотели знать о референдуме, но не знали, у кого спросить

KYKY: Илья, при каких условиях может быть проведен референдум?

И. С.: Не вдаваясь в юридические подробности, референдум по инициативе граждан состоится при выполнении четырех условий:

– Наличие инициативной группы граждан (не менее 100 человек), которые примерно в равной степени представляют все области и город Минск;
– Заключение Минюста и Генпрокуратуры Беларуси о соответствии вопросов, выносимых на референдум, действующему законодательству Беларуси;
– Регистрация инициативной группы Центральной комиссией по выборам;
– Сбор членами инициативной группы 450 000 подписей граждан в поддержку проведение референдума.

KYKY: Что будет делать штаб Бабарико, если ЦИК, Минюст или Генпрокуратура откажут в регистрации инициативной группы для проведения референдума? В принципе, как вы оцениваете шансы зарегистрироваться?

И.С.: Давайте разграничим: регистрацией инициативной группы занимается Центральная комиссия по выборам. Заключение Минюста и Генпрокуратуры является лишь одним из условий для регистрации. И чтобы его получить, нужно максимально грамотно с юридической точки зрения сформулировать вопросы, которые будут выноситься на референдум.

Центральная комиссия уже несколько раз снисходительно и по-отечески называла нас «буквоедами» за строгое соблюдение всех юридических процедур, поэтому мы не сомневаемся, что инициативная группа будет зарегистрирована. Кроме того, для обсуждения вопросов, выносимых на референдум, будут привлечены заслуженные юристы Беларуси, в том числе создатели первой Конституции Беларуси 1994 года. Та Конституция соответствовала всем общепринятым демократическим принципам.
Если Центральная комиссия не зарегистрирует инициативную группу, мы будем обжаловать это решение в Верховном суде Беларуси. Все исключительно в рамках закона.

KYKY: Чтобы референдум имел юридическую силу, его должен назначить президент, то есть подписать соответствующий указ. А если президент не захочет проводить референдум?

И.С.: С юридической точки зрения процедура назначения референдума не предоставляет президенту права выбора. Если все требования выполнены (вопрос, выносимый на референдум, соответствует законодательству; 450 000 граждан, обладающих избирательным правом, оставили свою подпись), президент должен назначить референдум. Других альтернатив нет. 

KYKY: Допустим, референдум будет проведен, но пока изменения в Конституцию вступят в силу, должно пройти три месяца. Может ли за это время действующий президент отменить каким-либо образом решение референдума?

И.С.: Нет. Этот вопрос четко урегулирован ст. 76 Конституции Республики Беларусь – решения, принятые на референдуме, могут быть изменены только путем референдума.

KYKY: То есть отмена поправок все-таки будет возможна при проведении еще одного референдума?

Цель проведения референдума – ограничение полномочий президента и реальное разделение властей, включая сильную и независимую судебную власть. Вторая, не менее важная цель проведения референдума – это, собственно, сам референдум как событие, которое призвано напомнить людям, что именно они являются единственным источником власти в Беларуси. Если эти цели будут достигнуты, у президента не будет возможности единолично по собственному желанию назначить референдум, либо отменить принятые на нем решения, как форму народного волеизъявления.

KYKY: Если Лукашенко победит на выборах, но будет принята новая редакция Конституции, значит ли это, что полномочия действующего президента будут прекращены?

И.С.: Этот вопрос дискуссионный, но на мой взгляд, нет – полномочия избранного 9 августа президента, в случае принятия новой редакции Конституции, прекращены не будут.

Тем не менее, в случае принятия на референдуме изменений или новой редакции Конституции, полномочия президента будут значительно ограничены, а парламенту  будут предоставлены реальные инструменты для отстранения президента от должности.

В этом случае будут назначены новые выборы, в которых Александр Лукашенко уже не сможет принимать участия в силу ограничений по количеству сроков, которое одно лицо может занимать должность президента (не более двух). 

KYKY: Если вернется первоначальная редакция Конституции 1994 года, то какие кардинальные изменения произойдут помимо ограничения президентского срока, роспуска КГК и смены Нацсобрания на Верховный совет? И почему это так важно?

И.С.: Возврат к институтам, механизмам и ценностям Конституции 1994, в первую очередь, обеспечит реальное разделение властей. Что это значит?

Во-первых, и это самое главное, власть в стране перестанет находиться в руках одного человека, а законность действий президента будет контролировать парламент.

Во-вторых, в стране снова появится независимый избираемый гражданами парламент – Верховный совет. Соответственно закон, а не декрет или указ президента, будет определять правила жизни в стране. И эти правила игры нельзя будет изменить по прихоти или желанию одного человека.

И в-третьих, у каждого появится возможность обращаться в независимый суд, который, в первую очередь, будет обеспечивать защиту интересов граждан, а не государства. В свою очередь, независимый суд также позволит создать в стране положительный инвестиционный климат, который, на мой взгляд, сейчас растоптан.

KYKY: И последний вопрос: Виктор Бабарико призывал к мирным действиям, никого не призывал выходить на улицу. Но люди все равно начали выходить, и их задерживают. Будет ли штаб как-то реагировать на это: отговаривать выходить, помогать тем, кто попал в автозак?

И.С.: Любые нарушения закона недопустимы как со стороны граждан, так и со стороны правоохранительных органов. Но каждый гражданин имеет конституционное право свободно гулять по улицам и мирно выражать свое мнение и позицию, в том числе солидарность. Мне кажется, что даже те, кто об этом забыли, сейчас начинают вспоминать. 

Мне, как минимум, стыдно, когда мирно стоящих в очереди людей начинают забрасывать в автозак. Считаю ли я такие задержания незаконными? Да, считаю. Думаю, как и большинство из нас, включая ребят, выполняющих приказы.

Что касается помощи, Виктор всегда отмечал, что будет поддерживать людей, которые подверглись давлению или пострадали от незаконных действий, связанных с избирательной кампанией. И важно, что сегодня в Беларуси зарождается гражданское общество. Со штабом и инициативой «*Честные люди» связывается огромное количество граждан, которые хотят помочь пострадавшим, в том числе и материально. Им только нужно дать инструмент и подсказать, как это сделать. Беларусы еще раз доказывают себе и миру, что мы единый сильный европейский народ.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Это цирк, а не ЦИК». Беларусов не допустили считать голоса на выборах – теперь они выражают гнев в соцсетях

Боль • редакция KYKY

Несколько дней назад в Беларуси закончися набор людей в избирательные комиссии. Из 2000 человек, которые подались в избиркомы сами, конкурс прошли всего 12. 7 из них – не в Беларуси. Только 5 «самовыдвиженцев» смогли пробиться в местные избирательные участки. Мы не знаем, кто эти люди, – но видим огромное количество постов с тегом #такихнеберутвизбирком от тех, кому отказали в праве считать голоса на выборах.

Популярное