Эдуард Пальчис об аресте беларусофобов: «Я считаю их платными пропагандистами»

Боль • редакция KYKY
На днях по подозрению в разжигании национальной розни были задержаны публицисты Дмитрий Алимкин и Юрий Павловец, которые писали статьи для российских медиа Regnum и Lenta.ru. KYKY спросил у Эдуарда Пальчиса, осужденного по той же статье 130, являются ли задержанные политзаключенными.

Задержанные писали статьи для сайтов Regnum и Lenta.ru. Одним из авторов был Юрий Павловец, преподаватель БГУИР. Павловец критиковал беларуские власти за то, что они потворствуют «национализму» внутри страны, а также готовы продать страну в обмен на западные кредиты. Он читал студентам курсы «Политология» и «Идеология белорусского государства». «Преподаватель, как мне написали многие из его учеников, не выделялся никакими взглядами на БГУИРе, – говорит Эдуард Пальчис. – То есть был адекватным. А тут вдруг решил заработать».

Эдуард Пальчис, фото: Анастасия Рогатко

Под именем Аллы Бронь скрывался брестчанин Дмитрий Алимкин. Он написал материал, где Беларусь называлась «обезумевшим недогосударством», а беларуский акцент — «признаком низкого происхождения». Алимкин и Павловец получали деньги за публикации от гражданина Беларуси, живущего в Москве. Это был шеф-редактор информационного агентства «Регнум» Юрий Баранчик, как сообщили телеканалу ОНТ в Следственном комитете.

KYKY: Считаешь ли ты их политическими заключенными?

Эдуард Пальчис: Я считаю их платными пропагандистами. Тем, кем они реально и являются. Термин «политзаключенные» появляется тогда, когда человека заключают в тюрьму за политические взгляды. А их взяли за производство антибеларуского контента на деньги чувака, который сознательно по заказу Кремля разжигает ненависть в сторону Беларуси. Баранчик – известный деятель в Москве, который занимается продвижением антибеларуских настроений.

В Германии за отрицание холокоста посадили 88-летнюю пенсионерку, а тут мы сомневаемся в виновности тех, кто специально отрабатывал тему, что «Беларусь – не государство», «беларуский язык - не язык» и «беларусы – не нация.

KYKY: Не кажется ли тебе, что мы склонны путать термины «политзаключённый» и «узник совести»? Беларусы ставят между этими терминами знак равенства.


Эдуард: Возможно, если называть политзаключенными всех, чьи дела связаны с политической темой. Но у нас эти два понятия тождественны – с 90-х это закрепилось как терминология. Насчёт этих арестованных – тут речь не о свободе слова. Ребята за деньги писали контент для беларусофобских сайтов, которые проводили на нас информационные атаки.

Владимир Цеслер, Заповедный напев, сувенир: tsesler.com

KYKY: Ещё интересно: почему арестованных свои же адепты «русского мира» не поддерживают и не репостят их статьи? Когда тебя задержали, беларусы массово 1863x.com репостили.



Эдуард: Потому что они не идейные. Это всё людьми чувствуется. Их обвиняют в разжигании «по заказу». Это ключевое слово – «по заказу». Были бы идейными, думаю, их бы не тронули. 


Юрию Павловцу и Дмитрию Алимкину грозит от 5 до 12 лет лишения свободы.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Поняла, что если не уеду из Беларуси в 49, не уеду никогда». История Татьяны, которая переехала в Польшу

Боль • Ася Поплавская
Когда тебе двадцать пять, бросить все и уехать за мечтой несложно. А каково оставить целую жизнь в Беларуси и уехать за границу, когда ты в два раза старше? Татьяна Ботяновская мечтала уехать в европейскую страну и волей судьбы оказалась во Вроцлаве. Герионя рассказала KYKY, как настраивает свою жизнь за границей и легко ли это — бросить все в 49 лет.
Популярное