Обыкновенное чудо: истории минчан

Боль
Счастливое спасение от гибели, доброта незнакомца, который возвращает сумку с документами, идея мирового хита, которая рождается под водку с икрой, - мы так часто ищем чудеса в книгах и кино, забывая о том, что они происходят в настоящей жизни. Известные Минску люди рассказали Ольге Мжельской свои истории обыкновенных чудес.

Счастливое спасение от гибели, доброта незнакомца, который возвращает сумку с документами, идея мирового хита, которая рождается под водку с икрой, - мы так часто ищем чудеса в книгах и кино, забывая о том, что они происходят в настоящей жизни. Известные Минску люди рассказали Ольге Мжельской свои истории обыкновенных чудес.  

Как комар спас жизнь Яна Карпова 

Ян Карпов, руководитель рекламного бизнеса, фото из ФБ

Когда я был маленький, мы залезли в промзоне в заброшенный подвал три на три метра и для освещения зажгли тряпку, смоченную в ведре с мазутом. В закрытом помещении. Уже теряя сознание, я заметил, что комар сел мне на руку и, кажется, сдох. Я не помню, что точно с ним было, но если бы не комар - сам задохнулся бы. А так понял, что нужно вылезать. Комары кровь пьют, а мне один из них жизнь спас. Еще из чудес -  китовые акулы! Здоровые, как автобус, самые большие рыбы на планете. Когда их видишь под водой – понимаешь, что это чудо: жопой можно проволоку перекусить от страха. А когда ты между двух таких?

Это все было в океане без всяких защитных сеток. Ты просто в трусах к ним ныряешь. Если ноги поджать, можно к ним в рот целиком влезть. 

Как Олег Jagger придумал название песни Дэвида Гетта 

Музыкант и радиоведущий Олег Jagger вместе с Владимиром Цеслером (справа)

Это случилось в День рождения моей жены Оленьки. Она стильно и со вкусом  накрыла стол и, конечно же, пригласила самых близких друзей. Среди приглашенных был давний друг и мой коллега американский поэт-песенник Ксавье Клэйтон (Xavier Clayton). Человек, из-под пера которого на тот момент уже вышло немало хитов, в основном для популярной в 90-е группы «2 Unlimited». После ужина гости поднялись на второй этаж нашего дома, в мою домашнюю студию звукозаписи, поскольку именно в студии находился бар.  И вот, когда наши гости расположились на стульчиках возле барной стойки, а я, как заправский бармен, принялся разливать по рюмкам холодную водочку под блинчики со сметанкой и икрой, Ксавье обратил внимание на висевший на стене огромный постер из моего любимого фильма «Лицо со шрамом». На нем красавец Аль Пачино вальяжно потягивает добротную кубинскую сигару, окутанный облаком из голубоватого дыма. Внимательно осмотрев постер, Ксавье признался, что давно любит этот фильм и считает его классикой. Под водочку с икоркой мы, смакуя и перебивая друг друга, обменялись несколькими цитатами из любимой картины, и я признался, что изначально собирался купить другой постер, на котором  запечатлен кадр из заключительной сцены картины: повергнутый Тони Мантано лежит в окровавленном фонтане, а над ним возвышается глобус с надписью «The World Is Mine». Но так как цвета этого плаката не совсем подходили к колору стен, я купил вот этот с сигаркой...

Ксавье, по-ленински прищурив глаз, поспешил меня поправить: «Вообще-то, там в фильме написано «The World Is Yours»... Но я не поддавался и уверенно стоял на своём: «Нет! Там написано «The World Is Mine»!» Видать, водка уже выполнила свою функцию, я был непотопляем и уверен в своей правоте.

 

Тогда Ксавье предложил поспорить на банку икры. Я, не раздумывая, согласился, сказав в его адрес шуточную фразу в стиле героев Аль Пачино: «О!...Итс гонна кост ю». Мы даже не додумались спуститься вниз, чтобы разрешить спор при помощи интернета. Договорились, что вернемся к этому разговору завтра, немного протрезвев. На следующее утро Ксавье позвонил мне, пожаловался на страшную головную боль и сказал, что водку больше никогда не будет пить. А после добавил: «Дружок! С тебя икра: в фильме на глобусе все же написано «The World Is Yours»!» Но! Эта вся вчерашняя история определила название новой песни для Дэвида Гетта. «В моей пострадавшей от алкоголя голове - говорит он, - навязчиво застряла твоя фраза «The World Is Mine». Я попробовал ее напеть на мелодию, присланный Дэвидом Геттом днями ранее набросок новой песни, и эта фраза подошла идеально. Так что буду сейчас работать над текстом, исходя из названия». На тот момент мы ещё не знали, что «The World Is Mine» станет мировым хитом и возглавит хит-парады многих стран.

Как слезы Настасьи Рик растопили сердце водителя

Художница Настасья Рик, фото из ФБ

Это было во времена студенчества, когда я в первый раз оказалась на месяц в чужом городе: проходила практику на «Камвольном» и жила в рабочем общежитии. Никого не знаю, общаться не с кем, город большой, страшно. И вот, провожая в выходные витебских друзей на ночной поезд, я так сильно ощутила одиночество! Сажусь в троллейбус и думаю: «Печально все, по-страдальчески!» Еще сильная неразделенная любовь была в тот период. И так все плохо-плохо, и я начинаю плакать навзрыд. Реву, тралик едет, выхожу на конечной на Маяковского – и дальше плачу. И сквозь апофеоз своих страданий слышу - кто-то бежит и кричит: «Девушка, девушка!» Оборачиваюсь, вся в соплях, а там - молодой человек. Бежит, хромая, и начинает быстро-быстро говорить: «А давайте я вас шампанским угощу, а давайте в ресторан…», - а сам так типично скромно одет, обычный такой парень, – «Давайте цветы, хотите цветов?!» А я стою и не понимаю, что происходит. Сопли утихли. Оказалось, что это водитель того самого троллейбуса, на котором я ехала. В тот момент у меня мир встал на место. Глубинное такое ощущение заботы возникло. Но мы так никуда и не пошли.

Как Юрий Федоренко чудом не утонул в котловане

Фотограф Юрий Федоренко, фото из ФБ 

У меня в детстве такой случай был. Еще в детском саду. Мы переехали в новую квартиру, а рядом с домом был котлован, заполненный водой. В начале зимы - а они тогда сразу были морозные - вода покрылась льдом. Однажды я с друзьями бегал во дворе (раньше дети гуляли без взрослых уже лет с трех). Мы подобрались к этому котловану, и я пошел по льду. Прошел весь котлован, и в метре от берега лед начал ломаться. Плавать я, конечно, еще не умел. Уцелел благодаря камню, торчащему из откоса карьера в полуметре под водой. Меня спасла женщина, проходящая мимо. Бросила сумку с молоком и хлебом, вытянула меня за руку и отвела домой. Отец позже ходил проверить то место. Оказалось, там глубина - три метра, а в том месте, где я провалился, камень торчит. Ну, а котлован потом закопали.

Как в немецком посольстве спасли брак Сергея Календы

Фото из facebook Сергея Календа

У нас с Василисой перед свадьбой случился полный трэш! В субботу роспись, а мой паспорт - в немецком посольстве. Короче, так произошло первое в моей жизни настоящее чудо: за час до росписи, когда я даже на коленях не мог уговорить работницу ЗАГСа расписать нас без моего паспорта, позвонил работник посольства и сказал, что они без очереди сделали мне визу для поездки на немецкий грант. Я просто полетел в украшенной машине и в костюме сначала за паспортом в посольство, а потом - за невестой. До сих пор думаю: а ведь могли отдать документы в понедельник, что дернуло человека в посольстве в свой выходной позвонить мне? Может быть потому, что мы с ним нашли общий язык? Он легко со мной общался на белорусском языке и знал меня как писателя?

Как Татьяна Артимович познакомилась с художником Шемякиным

Режиссер и арт-критик Татьяна Артимович, фото из facebook

Чудеса в моей жизни в основном связаны с людьми. Больше всего таких чудес произошло не в Минске. Увы, но город должен быть витальным, чтобы притягивать удивительных людей со всего мира. Одно чудо случилось в Питере, накануне католического Рождества. Я работала в книжном киоске Академии художеств, была суббота, людей почти не было. В полной уверенности, что день вот так и пройдет – в одиночестве – я листала какой-то альбом. И вдруг что-то в воздухе изменилось. Я подняла глаза и увидела человека, который поднимался по ступенькам фойе к нашей лавке. Я не знала, кто это. Он был одет в черные галифе, высокие сапоги, кепку, со шрамом на лице – воздух вокруг него как будто вибрировал. Начал рассматривать книги, а по тому, что он брал в руки – советский авангард, архитектура ВХУТЕМАС – мне стало понятно, о чем с ним говорить. Диалог начался. Мы обсуждали конструктивизм, затем женщин Гойи, которые нам обоим нравились. Он набрал несколько ящиков книг, пошутил, что оставляю его без штанов, и я за чем-то побежала на склад. Вахтерша, которая все это время наблюдала за нами, спросила: «А вы знаете, кто это?». «Нет», – ответила я, смеясь. «Это Шемякин, он поставил в Мариинке «Щелкунчика». Я вернулась к гостю, он забрал свои ящики, вернее, его водитель, - и мы попрощались. Уже потом нашла его альбомы, прочитала безумную биографию, попыталась купить билет на «Щелкунчика», что оказалось сложно: билеты были раскуплены на несколько месяцев вперед. И вот однажды, уже в начале марта, я опять сделала попытку купить билет. Это было утром. В Мариинке на ступеньках фойе появился он. Мы встретились как давние знакомые. Опять были книги, разговоры, он спросил, видела ли я балет. «Не поверите, – говорю, – несколько месяцев ловлю билетик». – «Приходи завтра на спектакль, к служебному входу». Так я попала на «Щелкунчика». Видела, как у дверей на протяжение всего спектакля неподвижно стоял Шемякин и внимательно смотрел. В финале, конечно, аплодисменты и выход на сцену. Спектакль действительно был красивый. Гофман абсолютно его автор: ирреальный, мистический. Точка, где безобразное становится прекрасным. Больше мы не виделись. Потом я много раз слышала какую-то критику в его адрес. Но всегда улыбалась, потому что для меня он стал больше, чем художник. Это огромная витальная энергия, сложная, но вдохновляющая. И я рада, что в моей книге есть такая страница.

Как немецкая пенсионерка спасла сумку Михаила Гулина

Художник Михаил Гулин со всоей дочерью Марусей, фото из ФБ

Мы как-то семьей полетели на отдых и через пару часов по прилету пошли на ужин в отельный ресторан. После этого я хорошенечко продегустировал напитки, купленные в «duty free». В это время в номер несколько раз звонили и на ломанном английском что-то пытались узнать. Подумав, что звонит кто-то, пытающийся меня на что-то развести, я, не вслушиваясь, отвечал: «Ноу, ай донт андестенд!» И клал трубку. В конце концов в трубке прозвучало: «Мистер Хулин! Хомель?» Я мгновенно протрезвел, почувствовав неладное. О том, что я родился в Гомеле, здесь никто не мог знать. Вдруг я вспомнил: водительские права, а также все деньги были у меня в сумке, которую я взял на ужин. И ее я забыл в ресторане. Понимая, что наш семейный отдых уже закончен и сейчас мне вернут пустую сумку, побежал на ресепшн.

Там меня, оказывается, минут 40 ждала пожилая немка, которая упорно не отдавала мою сумку отельным служащим. Она дожидалась, когда я лично приду за своими вещами. Благодаря старушке немецкой закалки ко мне вернулась сумка со всем содержимым.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Как выглядеть умным перед друзьями на выходных

Боль
Выглядеть умным вряд ли получится, потому что неделя в новостях прошла в рамках образцового маразма. Об этом свидетельствуют ленты наших друзей в соцсетях, а также сами сводки информагентств. Подробнее - в подборке редакции KYKY.
Популярное