Битва порталов. «Онлайнер» и «Тутбай»  

Боль
У белорусов есть две редакции: «Онлайнер» и «Тутбай». Два самых популярных портала, о конкуренции между которыми ходят легенды. Фотошоп, война в Твиттере, темы, которые дублируют друг друга, журналисты, переходящие на сторону врага. Анна Баландина получила официальные комментарии от обеих редакций и выслушала несколько анонимных мнений от простых работников.

У белорусов есть две редакции: «Онлайнер» и «Тутбай». Два самых популярных портала, о конкуренции между которыми ходят легенды. Фотошоп, война в Твиттере, темы, которые дублируют друг друга, журналисты, переходящие на сторону врага. Анна Баландина получила официальные комментарии от обеих редакций и выслушала несколько анонимных мнений от простых работников.

Вообще, говорить на скользкие темы со мной простые журналисты обоих порталов были не очень рады. Хотя при условии сохранить анонимность высказывались многие. Первым был сотрудник портала „Тутбай“.

Журналист «Тутбай»

«Нетрудно заметить, что „Тутбай“ и „Онлайнер часто пишут публикации на одинаковые темы. Блищ частенько негодует в Твиттере, что „Тутбай“ украл у них идею. На самом деле все сложнее: если на наших планерках проскакивает хорошая, но необычная тема, ее тут же бракуют, боясь, что аудитории не зайдет. Поскольку страна маленькая, то и идеи для материалов могут возникнуть сразу у нескольких редакций.

Историческая справка

Противостояние между порталами достаточно старо, но раньше было больше похоже на подколки детишек во дворе. Зато со временем выросло в суровую войнушку, когда как в сказке, „Онлайнер“ стал из чудовища-каталога превращаться в новостной портал, а „Тутбай“, наоборот, чуть сдал свои позиции.

2009 год — „Тутбай“ делает злой обзор-расследование: заказ флешки в различных интернет-магазинах. Конечно же, в материале „Онлайнер“ стороной не обошли, и остались им недовольны. Быстро получили ответный материал от самого „Онлайнера“, и упоминание его из текста убрали.

2011 год, август — в сети всплывают замечания о том, что твиттер „Тутбая“ набирает обороты и грозит догнать микроблог „Онлайнера“, приближающийся к шести тысячам подписчиков. Победа в этой гонке фоловеров „Тутбаю“ медленно, но верно удалась: сегодня у него подписчиков больше 60 тысяч, „Онлайнер“ проигрывает с отставанием в десять с небольшим тысяч читателей. К слову, с твиттером связана самая главная опция конкуренции — постоянные придирки, реплаи про ошибки в материалах оппонента, а порой и просто срачи.

2013 год — в блоге „Деловой Минск“ опубликованы данные о посещаемости „Тутбай“, которые оказались в разы меньше, чем у „Онлайнера“. Яндекс. Метрика насчитала последним 940 с хвостиком тысяч человек за 14 ноября, и эти люди просмотрели 7 673 541 страницу, тогда как „Тутбай“ месяцем раньше, в октябре того же года, не добирал и до 600 тысяч уникальных посетителей.

2014 год — из последнего, и самого громкого: „Онлайнер“ решил не заморачиваться во время фоторепортажа Кубка Беларуси по вейкборду, информационным спонсором которого предательски оказался „Тутбай“. „Онлайнер“ терпеливо сделал фотографии, а потом просто замазал лого и баннеры конкурента на трамплинах. Словом, ничто, связанное с „Тутбаем“, не уцелело.

„Онлайнер“ не ссыт делать что-то новое. Когда на „Онлайнере“ выходит что-то такое, у нас видят, что пипл схавал, и понимают свою ошибку. А уже через пару дней у нас выходит то же самое. Но, по сути, „Тутбай“ не ворует идеи, а поэтому его не мучает угрызение совести, да и разрабатывают их неплохо и не совсем так, как „Онлайнер“. А Блищ (главред „Онлайнер“ — прим. ред.) потом разводит панику, мол, украли».

К слову, с Денисом Блищом связаться так и не удалось. Он оставил в наследие лишь десятки твитов для конкурентов.

Бывший сотрудник «Онлайнера»

«Во время моей работы сайт „Онлайнер“ специализировался только по новостям техники, поэтому особой конкуренции не было. Но в редакции, конечно, проскакивали замечания по „Тутбаю“. Они с юмором относятся к воровству „Тутбай“, и все прекрасно знают, что рано или поздно сделают его по посещаемости. Да и уже уделывают по оригинальным статьям. Что до оформления, бюро Скротского делало дизайн „Онлайнера“ уже лет семь как. „Тутбай“ понял, что отстает, поэтому тоже заказал дизайн. Ну и идею каталога техники тоже взяли у „Онлайнера“. Но у них что-то это заглохло совсем, хотя удивляться нечему. Я вообще считаю, что порталы разные по своей специфике. „Онлайнер“ никогда не достигнет „Тутбай“, от него никогда не услышишь критики власти — уж очень он ее боится.

KYKY: А почему „Онлайнер“ не трогает власть?

Потому что они зарабатывают только лишь на каталоге, вся их журналистика ради посещаемости, никаких высоких мотивов нет, если начнут критиковать власть, то им могут начать втыкать палки в колеса. Блищ сам говорил, что только каталог на 100% кормит редакцию».

Журналист портала «Тутбай»

«В первый день, когда я пришел на „Тутбай“, начали традиционно обсуждать с шефом рабочие моменты: как что устроено, как можно делать и как нельзя. Я спросил о фотографиях для публикаций: если вдруг понадобится, можно ли снимать на камеру смартфона? Начальник то ли в шутку, то ли всерьез сказал, что „Онлайнер“ такое себе иногда позволяет, а мы — никогда». С тех пор »Онлайнер» вообще не затрагивается в разговорах, но не из-за мнимой конкуренции. Два крупнейших интернет-СМИ Беларуси вполне комфортно живут, я ни разу не слышал: «А давайте сделаем такой материал, чтобы утереть „Онлайнер“.

KYKY: А как на счет „слизывания“ тем? Да и говорят, что ваш портал не постеснялся заказать себе похожее оформление?

Аудитории все же разные, о каком-то копировании идей речи вообще не идет. Во-первых, до такого ни мы, ни они не опустимся, надеюсь, никогда. Во-вторых, на „Тутбай“ в разы больше разделов, а у „Онлайнер“ часто смешано в кучу. Думаю, им нужно сильнее дробить разделы. Сейчас откроешь „Люди“ — будет все: от повышения цен на молоко до историй о летчиках-любителях. Полный бардак, я удивлен, что „Онлайнер“ до сих пор не решил эту проблему.

KYKY: А с текстами проблем нет?

Обратите внимание на стилистику материалов, вычитку, используемые словесные формы и обороты. У „Онлайнер“ журналисты иногда пишут на обыкновенном разговорном языке. Сколько уже ляпов было: опечатки, двусмысленные фразы, нагромождение слов. И, само собой, отдельные публикации. Вспомните „Слуцкого поэта“ хотя бы: ну да, собрали они просмотров и комментариев, причем, к теме возвращались три или четыре раза. Но уважение к „Онлайнер“ у меня и знакомых пропало напрочь после тех материалов. На „Тутбай“ такого бреда встретите. У нас серьезнее относятся к подбору тем и самим публикациям, даже обычная опечатка — уже неприятность.

KYKY: В общем, все у вас прекрасно, как в сказке?

Есть один серьезный недостаток, но с ним пока ничего нельзя поделать. Это раздел „Ледитутбай“. Конечно, читательницы считают его своей территорией, но мне неприятно видеть на ресурсе высшего уровня тексты из серии „мужики козлы, а я вся такая“, „как похудеть“, „мне уже 29, где же избранный на Майбахе“, „надо ли брить ТАМ“ (это не точно, но что-то похожее видел) и прочее. Все тексты раздела можно условно поделить на две группы: 1. Я всех отшиваю, но хочу замуж, 2. Я замужем, все плохо, хочу развод.

KYKY: Ну, а кроме околофеминистских колонок?

Я очень доволен работой на „Тутбай“. Конечно, „Онлайнер“ всего за пару лет сделал огромный рывок вперед, и это похвально. Но их методы (провокационные заголовки, заведомо скандальные материалы) мне категорически не нравятся. Они порой забывают о грани допустимого, скатываясь до уровня желтых газет. В то время как мы, „Тутбай“, держимся выше этого.

К концу диалога выяснилась причина критики: сотруднику в свое время было отказано. Тем самым „Онлайнером“.

Николай Градюшко, редактор раздела „Недвижимость“ Onliner

Имя Николай Градюшко появляется под материалами на том и другом ресурсе. Позволяет ли это этика? По словам Градюшко, его тексты на „Тутбай“ просто перепечатывают: «До «Онлайнера» я работал в газете «Рэспублiка», куда пришел по распределению, а «Тутбай» просто иногда перепечатывал мои новости и статьи».

KYKY: У вас есть в редакции люди, которые раньше работали на «Тутбай», а потом перешли к вам в редакцию?

Николай Градюшко: Таких точно нет, в основном все перешли из различных газет. Думаю, условия и особенности работы репортеров на «Онлайнере» и «Тутбае» примерно одинаковые, потому никто не перебегает. Ни мы к ним, ни они к нам.

KYKY: Периодически в СМИ всплывают какие-то сообщения о вражде между вашими ресурсами. Если бы к вам в редакцию пришел толковый журналист, который до этого работал на «Тутбай», взяли бы?

Н.Г.: А вот этот вопрос лучше задать нашему шеф-редактору.

KYKY: А лично вы, как редактор раздела, порекомендовали бы взять такого сотрудника?

Н.Г.: Сейчас в моих рекомендациях нет необходимости, поскольку раздел укомплектован журналистами. А вообще, всеми кадровыми вопросами занимается руководство — ему и решать.

Пользователи ФБ заметили факт фотошопа

Александр Николайчук, специалист отдела маркетинга «Тутбай»

Александр Николайчук
«Страсть к журналистике постепенно вырождается. Новое поколение журналистов не трогает служение обществу, не волнуют острые темы. Более того, журналистика, которая стоит у нас на пороге, равнодушна и к деньгам. Очень скоро работники редакций будут менять работу просто потому, что они устали. Через месяц-два после трудоустройства. Но пока круговорот в профессии определяют оклады, гонорары, возможность работать в крупных изданиях. Приятно, когда твои материалы читают десятки тысяч человек. Можно ли считать ротацию кадров предательством? Журналистика — не религия. Никто не требует покаяться и отречься от главного редактора. Хотя бывают, конечно, перегибы на местах. Например, раньше существовала процедура „очищения“ при переходе из независимых изданий в государственные. Но хорошим репортерам рады всегда и везде. Точно так же, как хорошему столяру, технику, электрику.

Я не верю в творческую конкуренцию на медийном рынке. Конкурируют кошельки. Журналистика информирует, развлекает, делает общество лучше. Должна делать лучше. Умение зарабатывать на том, что нужно людям, — отдельное искусство и проклятие человечества. Поэтому я не вижу конкуренции между крупными порталами. Мне хочется думать, что мы вместе меняем Байнет, меняем Беларусь и ее жителей. Уверен, что талантливый журналист из „Тутбай“ найдет себе место на „Онлайнер“ и наоборот. Черных меток при увольнении порталы не выдают, хотя наверняка сожалеют, когда команду покидает хороший специалист. Это мы говорим про профи и трудяг. Есть еще люди, которые перебегают от редакции к редакции, желая скрыть свою лень. К ним отношение особое. Причем не только в журналистике.

KYKY: Так ли агрессивна война между „Тутбай“ и „Онлайнер“, как ее малюют?

Нужно ли считать войной противостояние Apple и Samsung? Есть ли агрессия в желании одного художника превзойти другого? Конкуренция — важный ингредиент эволюции. Мы не воюем, мы стремимся создать привлекательный продукт, который понравится людям. Так что если представить картину сражения порталов, то она выглядит так: цветущее поле, по обе стороны сидят группы классных специалистов и шьют шатры, накрывают на стол и зазывают жителей соседних королевств на пир. Радуются тому, что пришло много, завидуют противнику, к которому пришло больше, и начинают шить шатры еще ярче. Гранаты никто не кидает, нет выстрелов, оторванных конечностей, рыдающих над телами отцов детей».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Бюджетный отдых. Зачем они едут в Крым

Боль • Анна Баландина

Билеты за $200, проезд через Харьков и новая национальная характеристика «крымнаш» — в основном в Крым едут те белорусы, у кого там живут родственники. Анна Баландина поговорила с этими людьми, а также задала вопросы тем, кто теперь категорически не ступит ногой на неукраинский полуостров.

Популярное