«Милиционер не будет стоять возле мусорки и ловить человека за руку»

Боль • Дмитрий Мелеховец
В районе метро Восток установили специальный контейнер для люминесцентных и энергосберегающих ламп. Пользуется им кто-то или нет — загадка. Эколог Анатолий Калач рассуждает о том, как должно работать раздельный сбор мусора, а писатель Жора Плотников рассказывает, как обстоят дела на самом деле.

Баки для раздельного сбора отходов стоят (а большинство простаивает) достаточно давно. Как заставить людей пользоваться ими по назначению, власти пока не придумали. Координатор проекта по отходам Центра экологических решений, Анатолий Калач считает, что пока прошло слишком мало времени:

«Нужно понимать, что страны Западной Европы шли к имеющемуся уровню развития раздельной сборки мусора 50 лет. Невозможно провернуть то же самое в Беларуси за один день. Теоретически за несоблюдение правил разделения мусора наказать можно. Практически — нет. В нашей нормативно-правовой базе прописано, что запрещается выбрасывать мусор, который предназначен для раздельного сбора, в обычный бак. Но все же понимают, что милиционер не будет стоять возле мусорки и ловить человека за руку.

Раньше в Беларуси использовалась система из двух контейнеров: первый для смешанных отходов, второй — для перерабатываемых (бумага, стекло, пластик). Сейчас же Беларусь переходит на систему из четырех контейнеров.

Контейнер для люминесцентных ламп на станции метро 'Восток'

Есть несколько факторов, которые влияют на раздельный процесс сбора мусора. Если возле дома будет контейнер, то будет и возможность, а если это подкрепится еще и информационной программой, то появится желание. Большинство людей не знает, что именно можно бросать в контейнер для пластика и что действительно будет переработано.

Невозможно посчитать, какое количесво населения разделяет мусор. Это понятно, только когда отходы приезжают на пункт сортировки. Тогда ясно, что было выброшено в нужный контейнер, а что — нет. Только так.

На самом деле, больше всего нам мешают мусоропроводы, потому что они демотивируют людей разделять отходы. Когда в двух-трех метра от квартиры стоит мусорка и можно без лишних телодвижений выбросить сразу все, очень не хочется идти на улицу. Так что необходимо обеспечить все дома контейнерами, особенно с учетом того, что есть и люди, которым физически сложно уходить далеко от собственной квартиры.

Сказать, что сегодня Минск оснащен такими контейнерами для раздельного сбора, к сожалению, нельзя. Но мне кажется, в Минске это произойдет достаточно скоро, радует то, что работа в данном направлении активизировалась. Большое внимание стало уделяться опасным отходам, которые используются в быту.

В конце прошлого года вышло постановление Совмина № 1124, в котором прописано, что контейнеры для сбора энергосберегающих ламп (ртутьсодержащих) должны быть установлены в непродуктовых магазинах площадью от 400 м². Ртуть, которая содержится в таких лампах, является тяжелым металлом, поэтому является опасной не только для здоровья человека, но и для окружающей среды. Даже если она просто попадает на полигон твердых бытовых отходов, может сильно навредить природе. Их надо отдельно собрать, и извлечь оттуда ртуть, которую можно использовать повторно.

Надеюсь, скоро будет привлечено внимание к бытовой химии и лекарствам. В течение 10 лет станет возможно стабильное разделение мусора. Если касаться всей республики — тут, конечно, посложнее. Сложно обеспечить сбор и вывоз отходов из маленьких деревень, прежде всего. Сложно логистически, да и затратно.

Даже если отходы сразу попадают на полигон или мусоросортировочную станцию, понятно, что достать из огромного количества мусора какие-то мелкие вещи достаточно сложно. Представьте конвейеры, по которым идет мусор, и попытайтесь достать оттуда батарейку — сложно будет. Порошковые вещества — вообще невозможно. С точки зрения вреда — в первую очередь они вредят окружающей среде и потенциально нам, фактически влияя на наше здоровье. Мы должны помнить, что, снижая качество, среды мы портим здоровье белорусам.

В Европе, конечно, есть масса различных методик и возможностей. Например, в Швейцарии конкретному дому принадлежит конкретное количество контейнеров для разделения мусора. Когда за ним приезжает машина и водитель видит больше 20 процентов других отходов, то он, приехав за макулатурой, заберет только макулатуру, а владелец дома заплатит штраф за повторный вывоз того. То есть они финансово ответственны и мотивированны. Это только один из вариантов.

Однако если что-то работает в Швейцарии, оно необязательно будет работать в Беларуси. Хотя система сдачи стеклотары обратно в магазин работает как в Швейцарии и Германии, работала прекрасно и в союзе. С точки зрения менталитета вполне подходила. Банка стоит дорого, а человек за нее заплатил и просто хочет получить деньги назад».

Писатель Жора Плотников дописывает книгу про ЖЭС, в котором проработал много лет. Одну совсем маленькую главу Жора назвал «Пародия на раздельный сбор мусора». В рассказе описан совершенно привычный случай: в контейнеры «Бумага-пластик» сыплется гнилая картошечка вперемешку с битой плиткой. Такое, со слов Жоры, происходило в советские времена, когда инициативные чиновники предложили поставить баки для пищевых отходов в жилые дома, чтобы потом развозить их по свинофермам. «Наступило лето, и отходы начали тухнуть раньше, чем их успевали вывозить. В бачках моментально завелись огромные безобразные черви. Кроме того, в посудину стали сыпать стекло и другой хлам. Так что от мудрой затеи пришлось отказаться» — пишет Жора. Некоторые детали раздельного сбора мусора в книгу не вошли, но Жора согласился поведать их нам:

«Буквально в эти выходные я ходил с женой и дочкой в зоопарк, история не совсем про мусорки, но и дело не в них. Работники зоопарка уже не просто предупреждают, они умоляют не кормить животных. На табличках огромными буквами пишут слово «пожалуйста», объясняют, что животным нельзя переедать, что они могут болеть. И вот одна довольно хорошо одетая мадам в одной руке держит ребенка, а во второй целый пакет салата. Подходит к вольеру с лосем и, минуя рукой табличку, начинает пихать в рот лосю целые пачки салата. И ребенка тоже подбивает животное покормить.

Я не считаю себя «правильным», но на этот раз не выдержал, подошел к ней: «Девушка, зачем же вы ребенка приучаете нарушать правила? Просят же не кормить животных». Она поворачивается, смотрит на меня как на дерьмо и отвечает «так мы же не в Европе». — «Да, мы в жопе. Из-за таких вот дам», — уже не стесняюсь ребенка я.

Я не знаю, как расценивать ее фразу, но она, как ни странно, права. И мы не будем в Европе, пока не начнем думать головой. С контейнерами та же система. Не в том дело, что их не хватает, или ведется недостаточная работа, а в том, что людей не приучили с детства выбрасывать мусор в урны, а тем более разделять его, а как теперь с ними бороться — большой вопрос. Обучение должно быть локальным. Пока у нас эти контейнеры устанавливаются только для галочки, мол «смотри, Европа, мы тоже так делаем». На самом деле, всем плевать на экологию, кроме самих экологов. Если бы хотели действительно повлиять на людей, делали бы более уверенные шаги.

Метод пряника в совке очень хорошо работал: бутылки сдавали очень активно. И сейчас ведь можно давать бесплатную батарейку (лампочку) за 10 испорченных. Но кому это надо?  

Наказать, конечно, проблематичнее, за руку тут не словишь. А если власти придумают, как наказывать, тогда баки быстро установят в каждом дворе. Конечно, никто мусор разделять так и не будет, но будет хороший повод лишний раз оштрафовать и легко заработать денег. Я не говорю, что надо слепо выполнять все правила, о которых нам говорят. Надо лишь думать своей головой, понимать, для чего все это. Тогда не нужны будут ни штрафы, ни «пряники».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Семь причин, почему Беларусь — Северная Корея

Боль • Павел Свердлов

«В рейтинге экономических свобод мы пока ещё не так глубоко, как корейцы, хотя и входим вместе с ними в категорию «repressed». Беларусь — 153-я, Северная Корея — 178-я». Министр иностранных дел Владимир Макей заявил, что «наши страны имеют общие цели». Павел Свердлов ищет это общее. И приходит к выводу, что ещё очень многое у нас устроено не так замечательно, как у северных корейцев!

Популярное