Кохаузинг по-белорусски: «Там, где затариваешь холодильник, и есть дом».

Боль • редакция KYKY
Почему белорусы не пишут книг и не снимают кино про людей, которые снимают квартиры? Эти истории разбивают сердца: вам может попасться хозяин-псих, который водит в соседнюю комнату бомжей, напоминающих ему Иисуса. Отмороженные соседки разберут ваш чемодан на сувениры, а ваша бывшая, с которой вы продолжаете делить жилплощадь, напишет в твиттер о том, что вы не моете за собой кружки. Анна Баландина собрала самые дикие истории сосуществования людей в съемных квартирах. Двое из квартиросъемщиков разрешили сделать фото у них дома.

Никогда не снимайте жилье с бывшими девушками

Никита Селезнев, ветеринар: «Я полтора года встречался с девушкой, но начал жить с ней, лишь расставшись. Так получилось. Приехал в Минск в разгар сентябрьской квартирной катастрофы. Не было выбора — мы с бывшей девушкой заселились в одну квартиру за ночь до первого дня учебного года. Сам не знаю, как это терпела моя нынешняя леди. Тем не менее, у нас сложились вполне себе соседские отношения. Бывшую я ненавидел, но постепенно всё перетекло даже в помощь друг другу и «сходи в магазин, а?» Отношения продолжительностью более года очень легко забылись, тогда же забылась и ненависть. Веселье началось, когда у бывшей появился парень. Он же лучший друг моей нынешней девушки… Получился очень странный четырёхугольник, достойный пера мастера комедии положений. Бывшая по щелчку пальцев возненавидела меня, начала трахать мозги по поводу и без, за что возненавидел её и я. В бытовом плане это довольно забавно. Наверное, так себя чувствуют люди в коммуналке, ненавидящие друг друга: кухню оккупирует одна из парочек, а вторым надо сидеть и ждать. Пока они там не наготовятся, наворкуются и нажрутся, заходить нельзя. И если я свою девушку лишь приводил, то парень бывшей поселился у нас. Мы стали жить уже втроём. Наверняка, им было отлично, а вот я чувствовал, что постепенно теряю самообладание.

Плохие вещи я не слышал в лицо. О том, как я снова не помыл несчастную тарелку или кружку, приходилось узнавать из твиттера. Судя по нему, соседа хуже меня ещё не изобрели в подвалах Моссада. А ведь я всего лишь был бывшим!

Однажды ночью проснулся от приглушённого дыхания и счастливого шёпота в другом конце комнаты. Отомстил в тот же день, оккупировав со своей леди ванну и решив, что сопутствующие звуки никому не помешают. Сложилась ужасная атмосфера взаимной ненависти. Моя бывшая и так тяжёлый скандальный человек, но теперь дело усугублял её парень. Череда скандалов и обвинений привела даже к тому, что меня просто начали выживать с жилплощади. Я съезжать не хотел, и из этого получилась даже некая не успевшая толком начаться драка. Тогда я собрал свои шмотки и свалил к друзьям. Сейчас вспоминаю всё это и думаю: такие ситуации обычно случаются в дрянном кино, но никак не в жизни. Не могу объяснить, как это всё могло произойти со мной.

Требовательный квартиросъемщик

Сергей Гапанович, менеджер в часовой компании: «Мне нужно было переезжать в Минск на учебу и работу. Особенного желания и времени искать жилье не было. Я попросил своих столичных знакомых иметь меня в виду, если они узнают о возможности к кому-нибудь подселиться. Буквально через неделю мне позвонили и сказали, что есть хороший вариант подселения в однокомнатную квартиру. 15 минут от метро меня и подкупили. Сосед оказался адекватным человеком, который даже приехал встретить меня на вокзал. Квартира была хорошей: ТВ, обставленная кухня и стиральная машина. Через неделю после заселения мы поехали в „Корону“ и купили необходимые вещи: стиральный порошок, посуду для гостей и прочие атрибуты для нормального сосуществования.

Проблемы начались где-то через две недели, когда у меня появился график работы (вставать приходилось в 5.40 утра). А сосед мой учился во вторую смену. Очевидно, что он сидел и не спал допоздна. Несмотря на то, что он вежливо уходил на кухню с ноутбуком, уснуть из-за шума чашек, тарелок и его разговоров в скайпе было трудно. Через месяц выяснилось, что сосед не любит мыть посуду и не переживает по поводу того, что крошки от овсяного печенья валяются в жилой комнате. Ругались мы пару раз просто из-за этих бытовых моментов. Раз в месяц стабильно были разногласия. Благо, о политике и жизненных взглядах мы особо не спорили, каждый просто держался своего мнения. Что до посещений, мы сразу договорились, что квартира вмещает максимум 4 дополнительных мест для посиделок (чтобы громко не было), а для ночевки экстра — 2 места. Обычно на полу, но пару раз девок по кроватям делили. Если у кого-то было приватное свидание, то заранее договорившись, второй уходил на ночь. Обычно этим пользовался я. Так и прожили вместе два года, а потом я съехал. Сейчас иногда интересуемся, как дела друг у друга. Глядя на своих друзей, хочу сказать, что с соседом мне повезло. Потому что друзей я бы не выдержал и двух недель».

Мои отмороженные соседки в Слуцке

Алеся Добровольская, специалист по работе с клиентами: «Я снимала в Слуцке квартиру с двумя девушками. Веселуха была редкостная. Познакомились с моими соседками случайно: наткнулась на объявление в училище. Успокоил тот факт, что там окна ПВХ и квартира двухкомнатная, да и недалеко от учебного заведения. Мне было лет 19. По факту оказалось, что девки вели себя „что хочу, то ворочу“. Одна жила в зале с теликом, а я спала в другой комнате (со второй девушкой, на разных кроватях). Жили мы на первом этаже и… каждый день у нас был сабантуй. У одной постоянно менялись ухажеры, которые оставались на ночь. С той, с которой я спала в одной комнате, поначалу вроде как было все нормально, но потом тоже понеслось. Доходило до того, что их гости стали в мое отсутствие спать в моей постели. Приходилось застилать каждое утро постельное белье и убирать в чемодан, а на выходные, когда я уезжала, и вовсе забирать с собой все.

Мужики могли появиться до 10 вечера. Потом они валялись на полу или спали, где придется, но это в выходные. По будням могли остаться до 3–4 утра. А спали они везде: на угловой скамейке на кухне, с девками…Мы жили на первом этаже, и если, например, соседки мои их не пускали, они начинали щемиться в окно. Повезло, что меня почти никто не трогал. Пытались ухлестывать, но я поступила мудро: нашла себе среди этих обормотов самого нормального, наплела, что еще девочка и так сразу не могу. Он проникся, поэтому меня никто не трогал, а я получила хоть какую-то защиту. Мне надо было протянуть всего лишь месяц, после чего я переводилась в свой город — прыгать куда-то было не с руки. Да и съехать я не могла, потому что и так с грехом пополам нашла квартиру: город маленький, за жилье драли с три шкуры. Хотя тут условия были замечательные: я спала в шортах и майке, мылась только тогда, когда мужчин вечерами не было.

Что касается еды, то не готовила вовсе — питалась на нейтральной территории или перекусами. Однажды перед отъездом я ненадолго оставила им небольшой чемодан вещей. Когда приехала забирать, мои вещи были поделены на двоих: они типа попользоваться взяли. Были уже каникулы, и одна уехала с моей плойкой к себе в деревню, прихватив парочку моих шмоток, а вторая добрала остатки. В чемодане ничего не осталось, только хлам. Много чего я потеряла, пока там жила. Они могли что-то взять, а потом приходилось бегать и рыскать по всей квартире. Украшения мои тоже брали. Хороший стрессовый опыт, хочу сказать. Сейчас, если снимаю во время учебы квартиру с кем-либо, все золото прячу. И все постоянно пересчитываю и пересматриваю, веду персональный список чемодана. Но таких проблем больше не было, просто тогда попались отмороженные».

Можно ли съемную квартиру чувствовать своей

Валерия Боярович, фотограф и путешественница: «На моем счету это третья квартира. Просторная, с большим коридором и балконом, но, увы, обставлена не ахти, далеко не евро. И то, насколько я знаю, вся мебель, которую я застала, была собственностью не хозяев, а прошлых жильцов. Тем не менее, мы живем здесь уже четвертый год. Как бы прискорбно это ни звучало, это мой дом: с обшарпанными обоями и креслами старше меня.

С соседями в этой квартире мне всегда везло. Раньше во второй комнате жила парочка. Мы стали лучшими друзьями. К сожалению, они расстались, и я осталась жить с незнающим себя от горя парнем. Помогала ему выйти из кризиса, и вдвоем нам жилось более чем здорово. У меня уже есть один брат, а тут появился еще один. Когда он переехал, поначалу вселился его друг. Он тоже очень крутой хотя бы потому, что дома бывает раз в две недели, а когда бывает, мы играем в нарды, пьем чай и на утро он опять пропадает. Но потом в этой же квартире появился и мой муж. И тут начались причины для расстройства. Просто когда вы семья, вам уже жизненно необходимы новые обои, красивый комод и стационарный компьютер. И если с последними двумя пунктами мы кое-как справились, то обои который месяц лежат в планах. Мол, квартира не наша, нечего и заморачиваться.

Вот так я три года и живу с пожелтевшими обоями, и сколько еще проживу — не понятно. Конечно, съемные квартиры — это трудно. Вроде бы как не твое. С другой стороны, живешь и понимаешь, что там, где затариваешь холодильник, там и он, дом. И вообще, все лучше, чем ночевать по подъездам.

Мне нравится, что хозяев я в лицо не видела и они не горят желанием следить за своей квартирой. Нравится сосед, который совсем не мешает. Его даже не слышно. Мы не зависаем друг у друга в комнате, но на кухне всегда общаемся. Учитывая, что он действительно редко бывает дома, домашние обязанности ложатся на меня. Правда, его комнату я не трогаю: она просто пустует, и никто туда не заходит. Правда, друзья на праздники спокойно могут остаться переночевать у него, недовольств по этому поводу никогда не возникало. Он очень тактичен, на Новый год и другие большие праздники старается куда-нибудь уехать и оставить квартиру в нашем распоряжении. Это круто.

Когда хозяин квартиры — полный псих

Светлана Маслаева, работает в туристической фирме: «После второго курса университета у меня за неделю до 1 сентября накрылась квартира, пришлось что-то срочно искать. От безысходности с другом решили пройтись по университетам: там лежат такие специальные тетрадки, куда бабушки обычно пишут, что сдают комнату. Нашли этот адрес в здании БГЭУ в тетрадке, написан корявым почерком. Причем, таким корявым, что я еле разобрала цифры и только с четвертого раза попала по адресу. Квартира была на улице Некрасова в одном из старых домов. Рядом было еще какое-то посольство: то ли Румынии, то ли Болгарии. В этой квартире жил парень Егор. Лет ему было 27 или 28. Высокий, кучерявый, сам на румына похож. При первом знакомстве у него глаза были сумасшедшие, а когда я что-то спрашивала, он вздрагивал, будто на него кричали матом. Я еще тогда подумала, что это жилье на первое время, тем более, цена была $70 за комнату.

Первая неделя прошла нормально. Только как-то вечером Егор закрылся в ванной и не открывал дверь — никак не могла туда попасть. Оказалось, он там спал. Взял притянул матрас и лег спать. Я спрашивала, зачем, он ответил, что „какая-то энергия ему позволила там зарядиться к утру“. На следующий день он ходил по квартире и периодически спрашивал у меня: „Кто украл пять бутылок водки?“. Раз десять спросил, потом отстал. Самые большие странности начались на вторую неделю. Как-то я пришла домой после пар, а он наворачивает круги в зале и говорит что-то про себя. Наверное, стихи или еще что-то из этой оперы. Я прошла тихонько в свою комнату, он потом прыгал и кричал что-то. В общем, я пожалела, что живем не на первом этаже: так бы вылезла через окно. Позже мы с подругой решили, что Егор наркотики употребляет. В бытовом плане он мне не мешал. У меня пары были в первую смену, до часа дня, а он приходил только к шести. Я успевала сходить в душ и сделать все необходимое. Из продуктов брал что-то мое, но мне не жалко было. Тем более он говорил, что его вечно все с оплатой обманывают.

Потом я узнала, что этот Егор — минчанин, учился в пяти или шести университетах и каждый раз вылетал после первой сессии. Работал грузчиком, а квартира ему досталась от бабки, поэтому он сдавал ее — этим и жил.

Один раз ко мне пришел друг на выходных, просто фильм посмотреть, кофе попить. Сосед зачем-то ворвался к нам в комнату и принялся кричать: „Размножайтесь, люди! Плодитесь и размножайтесь!“ Друг умудрился перевести все в шутку, но там и дураку понятно, что это не шутка ни разу. А кульминация всего произошла, когда Егор напился и притянул в дом бомжа, от которого так воняло, что открытые окна не спасали. Сосед сказал, что это Иисус или Аллах, не помню точно. Бомж на ногах не держался, да и Егор тоже. Тогда я впервые вызвала милицию. После этого случая я прожила там еще три дня. Соседи рассказали мне, что Егор больной на всю голову человек, и что это у них наследственное. Бабушка его больная была, мать больная и он такой же. В доме к нему все привыкли, даже прозвище у него на районе есть. Рассказывали случай, как он голый бегал зимой на четвереньках с тарелкой говна на голове и орал, что принес людям хлеба. После всего услышанного я собрала вещи и поехала к подруге, за месяц так и не заплатила. После этого еще раз в городе видела его, но он меня не узнал. А потом вроде как его в психушку положили».

Зачем терпеть соседа, который врывается к вам без стука

Александра Ханьжина, копирайтер: «Квартира, о которой пойдет речь, не съемная. Она моя, досталась от бабушки по наследству. Я искала соседа потому, что мне скучно жить одной, а комнат две. Ну, и лишние деньги, конечно, не мешают. С июня со мной жил один парень, и с ним было круто: он никогда не отказывался помочь донести тяжелые сумки или протереть пыль (делал это, конечно, через пару суток, но все же). Все продукты покупали пополам, счета оплачивали так же. Если к нам и заходили друзья, это были наши общие с ним знакомые. Раз в неделю я убирала всю квартиру: мыла полы, пылесосила, стирала вещи, готовка тоже была на мне. Но когда приходила его девушка, становилось невыносимо: не потому, что она допивала мое заныканное вино, и даже не потому, что она оставалась с ночевкой. А потому, что у нее очень противный и громкий смех, и с утра она все время оказывалась в ванной на пять минут раньше меня. Первую проблему решили беруши, а из-за второй у меня появилось правило: если у нас остаются ночевать посторонние люди, то пусть хоть голыми в пене выходят, но душ мне нужно освободить тогда, когда это нужно мне, и моюсь я тогда, когда хочу мыться.

Вообще, у нас с соседом было много общих интересов, я подсадила его на микроблоггинг, а все знакомые ужасно завидовали, что у меня живет такой красавчик. В середине августа красавчик съехал по финансовым обстоятельствам, и мне пришлось искать нового соседа. Я поместила объявление о поиске ВКонтакте. Откликнулось множество людей. Ситуация складывалась так. Когда писали девушки, они спрашивали: «А СВЧ есть? А шкафов сколько? А вай-фай?» И бла-бла-бла… Когда пишут парни, вопросы таковы: «А ты со мной в иксбокс будешь играть? А ты пьешь? А хочешь, я из дома телек привезу?» В итоге под давлением друзей мне пришлось согласиться на знакомого, принадлежащего к местной писательской тусовке. Его зовут Дима. Зарабатываем мы с ним примерно одинаково, но денег у него никогда нет. Он стреляет мои сигареты и никогда не отказывается выпить — ни в моей компании, ни в другой. Так как пару раз в неделю я устраиваю покерные вечера, то он решил, что ему не возбраняется водить друзей когда угодно. Ежедневно у нас кто-нибудь тусит.

Я не знаю, как объяснить человеку, что мне хочется после работы отдохнуть, походить в затрапезном виде, принять ванну, в конце концов.

Будучи писателем, он регулярно мучает меня своими монологами и вообще требует много внимания. Комнату он не обживает: даже диван не раскладывает и спит без постельного белья. Я не знаю, как так можно. Обязанности по дому он не выполняет, предпочитая играть с друзьями в карты. Меня это не напрягает — мне пофигу, кто будет мыть посуду, но это странно.

А еще, когда ко мне приходит парень, сосед постоянно вваливается ко мне в комнату или присоединяется к нам, когда мы идем покурить. Мой парень вроде и не против, но меня это дико злит. Не можем же мы начать приставать друг к другу при нем! Обламывается это дело очень часто. Фигня в том, что сосед и парень сдружились. Могут сидеть на кухоньке и вести задушевные беседы, поэтому я часто оставляю их одних, ухожу к себе, спокойно переодеваюсь ко сну, сижу за ноутбуком и жду, когда же он (парень, не сосед) по мне соскучится. Рано или поздно он приходит, но соседу скучно одному в своей комнате, и когда рука парня оказывается у меня под футболкой, дверь может запросто открыться, и в прямоугольнике покажется Дима с вопросом: «А че вы здесь сидите? В темноте?«Да, в темноте! Твое, сука, дело какое? Ну как это сказать деликатно? Дима очень мнительный и любит внимание к себе, как, наверное, половина творческой интеллигенции. И, как следствие, он чрезвычайно обидчивый, поэтому выход один: сидеть у него в комнате и, когда нужно, уходить вдвоем. „Ладно, мы пошли, спокойной ночи“. Но встать вдвоем — это же надо договориться! Проблема в том, что моему парню все равно: нежничать и милашиться или угорать над прикольными видюхами. Как бы то ни было, он своего отношения к ситуации никак не высказывает. Поэтому я терплю и улыбаюсь».

Три священных правила кохаузинга

Артем Горбатенко, спортивный обозреватель: «Я две недели жил по знакомым на чемоданах, жрал тушёнку с «ролтоном». Был конец лета, отключена горячая вода, я небрит… Если первые полторы недели я ещё улыбался хозяевам квартир, то потом просто приходил и спрашивал: «Сколько?» Без эмоций переживал словопоток о том, что «ты 26-й в нашем списке, мы позвоним» и уходил. Эту квартиру нашли случайно. Обзванивали номера, один был заблокирован. Два часа спустя я курил на балконе, разглядывал красивую девушку внизу и просто решил позвонить по этому номеру ещё раз. Через два дня мы завозили вещи. Соседи подобрались случайно. Их двое. У одного я почти неделю жил — его жадная хозяйка владела хатой-развалюхой в Чижовке, пронюхала о скором чемпионате мира и повысила цену от двухсот баксов до пятисот. Второй — однокурсник. В квартире не было ничего, кроме ванной, умывальника и сортира. Но зато новостройка, огромное пространство, центр города… Цена: 500 долларов на троих. Для пацанов в середине 2013 года снять хатку на таких условиях — сказка. Так что нам повезло.

Постепенно завезли мебель, обжились, и я понял, что нашёл гавань, из которой не хочу срываться. Отличные ребята-соседи, теперь они мои друзья. Правда, из первого состава нас осталось двое, третий по разным обстоятельствам менялся три раза. У нас нет идиотских разногласий по образу жизни. Я — компанейский, они любят посидеть за компами, но могут и поддержать беседу с кем угодно. Куча общих интересов, постоянные споры, шахматы, восьмибитка, да и идеальные хозяева. Что до обязательств: всё стихийно, с этим нет проблем. Води кого хочешь, пей когда хочешь, убираем постепенно, окончательно — по воскресеньям. И пьем мы тоже дружно — правда, ни у одной керамической кружки не осталось ручки. Последнюю отбил какой-то бомжара, который приходил на днях. Но никто не против треша, и отдыхаем все вместе с удовольствием, правда, один из моих соседей (показывает пустую комнату) где-то неделю назад ушел куда-то, и до сих пор не вернулся. В общем, свобода и беззаконие. Но у нас есть три священных правила, которые я установил:

Квартира Артёма Горбатенко

1. Ограничивай торренты. 2. Оставил говно в раковине — нашёл в кровати.
3. (Над унитазом) Срать, ссать и блевать мимо меня — грешно.

Вот такой законодательный я. И все, живем прекрасно.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Шукаем працу «Настаўніцы года», якую звольнілі за «дэструктыўныя думкі»

Боль • Николай Янкойть
«Дырэктар кінула каронную фразу, якую усе ў школе ведаюць і смяюцца: „Такие люди, как вы, сделали Майдан в Украине!“. Зараз і плёткі па горадзе ходзяць, нібы мяне звольнілі за тое, што я ездзіла на Майдан. Хаця я, зразумела ж, нікуды не ездзіла». Новая рубрыка KYKY раскажа вам пра цікавых людзей, якіх жыццё пакінула без працы. Хэдхантэры, не праходзьце міма! Сённяшні герой — гісторык і грамадазнаўца Алена Маслюкова, «настаўніца года»-2013 Светлагорскага раёна, звольненая кіраўніцтвам школы без папярэджання і без тлумачэння прычын. Мікалай Янкойць і Дзмітрый Мелехавец наведалі Светлагорск, каб запытаць у Алены Аляксандраўны, аб якой працы яна марыць.
Популярное