«Найти работу в Москве можно либо за три дня, либо никогда».

Боль • Алина Малахова
«Я вывела для себя правило: откладывай с зарплаты после оплаты квартиры 35–40%, остальное трать по своему усмотрению». Ни один кризис не отменяет того, чтобы начать слать резюме в поисках работы своей мечты. Алина Малахова продолжает делиться мыслями по поводу трудоустройства в трех столицах.

Эту главу большого сериалити я построю иначе, нежели предыдущую: по ходу повествования буду давать рекомендации, делиться практическим опытом и раскрывать некоторые секреты трудоустройства в златоглавой, и в конце резюмирую. Открыто заявляю, что меня одно только название Москва — это как валерьянка для кота — всегда возбуждало! Москва цинична, меркантильна, здесь многое, но далеко не все решают деньги, и этими деньгами здесь пахнет абсолютно все. Здесь мечты осуществляются и разбиваются вдребезги, здесь ты или все, или никто. Не принимая в расчет нынешнюю экономическую ситуацию в России, расскажу, как было при мне.

Единомышленников среди моих знакомых, которые возжелали бы тогда поехать со мной покорять российскую столицу, не нашлось. Да и вообще, в моем окружении мало людей, которые разделяют страсть к этому городу и любовь к авантюрам. Между тем, я люблю Москву очень сильно — за возможности, красоту и грязь одновременно, за особенный запах воздуха — дым там пахнет деньгами, за роскошь и нищету на одной улице, за то, что здесь, вдали от дома и семьи, ты начинаешь ценить то, что имеешь, и относится к этому несколько иначе, и за то, что он меняет внутренне, внешне и эмоционально. Кого-то Москва убивает, кого-то закаляет. Я — из отряда сильных бойцов. И знаю точно, что тот, кто прошел эту школу жизни, и стоит дороже, и как человек качественнее, и как личность, скажем так, эксклюзивней. Мне сложно пояснить, что это значит. Это можно ощутить, прожив там какое-то время, поймав темп, ощутив удовольствия и пережив трудности, потеряв и научившись. Поверьте, это не пустые слова. Как будто ты жил и думал, что вот, ты — личность, а тут переехал и через полгода себя ловишь на мысли «Э, брат, да ты еще сосунок!»

«Лимита и есть лимита»


В Москву меня занесло, не скажу что случайно. Мой приезд туда был тщательно спланирован, а состоялся благодаря авантюризму и настоящим друзьям, коих у меня там, как подтверждает бытность и сегодняшнего дня, великое множество — не для красного словца (в этом городе ты каким-то абсолютно удивительным образом обрастаешь людьми, разных полов, возрастов, национальностей и профессий, что очень помогает в первые полгода, пока ты адаптируешься на новом месте и немного хандришь), и вопреки всем страхам и сомнениям, а стоит ли ехать. Тут у меня было все: квартира, машина, семья, подруги, а там мне гарантировалось гордое и емкое наименование гастарбайтер, арендное жилье, проездной на метро. И поспорьте, что это не так: лимита и есть лимита. Однако по этому поводу не надо комплексовать и зацикливаться: как выясняется на деле, все «москвичи» на самом деле откуда-нибудь из Омска, Твери или Новосибирска, а то и Владимирской области. Коренных видно сразу. Это, как правило, люди интеллигентных профессий, живущие зачастую довольно скромно, но в сталинских высотках в центре, они получили хорошее образование в каком-нибудь ведущем ВУЗе белокаменной, где и продолжили работать по окончанию учебы, зарабатывают немного, а говорят на красивом русском языке — я парочку таких знаю, поэтому описываю конкретных людей. Их мало, столица — многоэтнична, даже мультиэтнична и мультинациональна, поэтому любой белорус (поскольку нам не требуется никаких особых документов и разрешений на работу в РФ) с образованием, профессией и опытом сможет здесь найти себя, узнать много нового и получить бесценные знания, которые в будущем смело позволят самостоятельно регулировать цифру суммы компенсации в резюме.

Надо помнить, что в Москве не все решают деньги. В этом городе никому нет дела, какое имя носит этикетка твоих джинсов и сколько уе стоит твоя майка. Важны твои блестящие глаза, талант, опыт, умение работать самостоятельно и в команде, желание учиться. Москва по сей день сдает свои позиции нахальным и смелым. Но также может и заставить плакать – только потому, что эмоционально она выматывает гораздо быстрее других мегаполисов.

Итак, моя история началась с конца. С конца моей работы на предыдущем месте, где я была шеф-редактором журнала, даже двух. Ушла стремительно, но ни дня не жалела о принятом решении, однако очень скучала первое время, поскольку, так складывается в жизни (не сглазить бы), что все мои работы — это любимые занятия. Ушла, отдохнула, нагулялась и начала постепенно прислушиваться к тому, что говорили со всех сторон: «Езжай в Москву», «Что ты тут сидишь со своим опытом, тебе в Москву надо», «Ищи работу в Москве». Все закончилось тем, что в один прекрасный день мой хороший друг, руководитель одного из подразделений центрального аппарата Сбербанка России сказал мне: «Ты уже засиделась без дела, давай-ка, ищи вакансии, приезжай на собеседования и пакуй чемоданы».

Собеседование в издательском доме

Волшебный пендель решил все в один миг: начитавшись, как правильно составлять резюме, я смастерила CV, поместила его на всех работных сайтах и начала отправлять отклики и рассматривать приглашения. Выбрав тройку серьезных компаний, я договорилась о встречах, а чтобы не подвели, предупредила, что еду специально. Купила билеты и с небольшим пакетом вещей отправилась на два дня в Москву. Скажу, забегая вперед, что мое первое собеседование и принесло мне мое первое настоящее и по сей день любимое место работы в Москве. Это огромный издательский дом детской литературы, куда был нужен продюсер новой линии книг о «Маше и Медведе» (лицензия на производство и выпуск покупалась на год за баснословные деньги). Искали человека, понимающего, что такое дедлайны, умеющего планировать процесс производства, имевшего связи в медиабизнесе и издательский опыт. Это у меня имелось, не сомневаясь, я отправила резюме.

Собеседования со мной проводили в течение двух часов кадровик, затем главный редактор, которая впоследствии стала моим и учителем, и другом, и в чем-то даже гуру. Вот и сейчас я пишу ей письма, и в каждом благодарю ее за то или иное, чему смогла научить именно она — писать письма большими буквами, если маленькие не вразумляют, составлять график рабочего дня и структурировать процессы взаимодействия подразделений. Я прошла оба собеседования, и мне сказали, что надо еще пройти собеседование с учредителем и… (не надо удивляться!) полиграф. Зачем детектор лжи? Не знаю истинных причин, но мне мотивировали это конкурентными войнами больших издательских домов в борьбе за лидерство, а иногда и за выживание на рынке. Потому и безопасность в здании нашего офиса была круче некоторых спецотделов в органах: прослушивание везде, даже в туалете, также в самих кабинетах велось видеонаблюдение. Почту читали, кэш компьютера проверяли, звонки контролировали, Интернетом можно было пользоваться только тем, кто имел outside-коммуникации, флэшки, диски запрещены, что уж говорить о соцсетях. Болеть можно шесть дней в году, все остальное за свой счет; опаздывать и отпрашиваться нельзя; на улицу в течение дня можно выходить всего на 15 минут, а отпуск 2 недели в год. При этом в помещении нет окон, офис расположен на складе китайского товара, который токсичен, быстро горит и не тушится, а ТБ обеспечена только на бумаге — это из разряда издевательств. Из бонусов: район местоположения офиса — Крылатские холмы — самый чистый район столицы, здание располагается на берегу пруда, напротив шикарной застройки Москва-сити. Подобные жесткие, почти невозможные, условия труда можно встретить в Москве во многих организациях. Поэтому сразу все выясняйте и узнавайте подробно.

В Москве часто ловят лохов: вопросы не задавал — значит, можно чего-то недосказать. Чем больше узнаете, тем вам же лучше. И лучше на встречу идти с блокнотом, где будут записаны все ваши вопросы. Заодно и для себя пометки сделаете. Если не знаете, что спросить на собеседовании, тоже почитайте в Интернете.

Особое внимание обратите на перспективы компании, текучку кадров, личность руководителя, по каким причинам ушел предыдущий сотрудник, какой коллектив, будут ли у вас подчиненные и кому подчинены лично вы, какие в компании есть системы мотивации, бонусы, каким образом и когда выплачивают зарплату.

Вернемся к собеседованиям. Меня отпустили, обещав перезвонить. Я не сомневалась, что перезвонят, и позвонили через час, попросили не уезжать. На следующий день меня вклинили в очередной этап интервью — с собственником бизнеса. Эта была самая короткая моя встреча-собеседование — три минуты. Он подтвердил мою кандидатуру, и на следующий день мне нужно было пройти полиграф.

Процедура самого тестирования на детекторе интересная, но длительная. Сначала с тобой репетируют вопросы, то есть их задают и ты отвечаешь, лучше — честно, с обоснованиями, чтобы потом, когда машина покажет какую-то реакцию, твое обоснование этой эмоции было ясно. Затем ты подписываешь бумаги о том, что вопросы не нарушают твоих прав и не оскорбляют; о том, что ты здоров и накануне не употреблял наркотики и алкоголь; о том, что ты согласен с тем, что эти данные будут проверены еще и в следственных органах страны твоего гражданства, и что ты не маньяк-убийца и не сутенер-рецидивист. Все прошло удачно. И меня пригласили на работу.

Особенности кохаузинга

Моя первая зарплата была $1700. Меня устраивало. Первое время я жила у своей подруги юности Иры на «Петровско-Разумовской». Уставала из-за того, что приходилось ездить в одну сторону с тремя-четырьмя пересадками, но найти хорошее удобное жилье в Москве быстро и за оптимальные деньги без риэлтора почти невозможно. На минуточку: комиссия агента составляет 100% однократной месячной платы за жилье. Потому поиски были по большей части самостоятельные. Каждый день после работы я ездила смотреть варианты: где-то было рядом с метро, но комната маленькая; где-то гулящие хозяева, кто их знает, чего от них ждать; где-то метро было так далеко, что ближе добираться из Мытищей; где-то дорого или кошмарные условия. Я посмотрела порядка 16 квартир. И ничего не выбрала. Отчаялась, но продолжила поиски. Искала жилье по сайтам avito.ru, cian.ru, sosedi.ru, а нашла через ВКонтакте. Случайно. Созвонилась и поехала.

Квартиру снимала девушка, искала соседок. В квартире три комнаты, одна проходная, район — вожделенный для многих гламурных лимитчиц — Кутузовский проспект. К слову, тут удобно по многим причинам: Кутузовский переходит в Можайское шоссе, а затем в трассу М-1 «Беларусь», коммуникации и инфраструктура отличные, и от центра недалеко. Дом обычный, рядом с элитным ЖК «Эдельвейсом», напротив метро — ныне уже печально известный «Славянский бульвар». До работы — полчаса без спешки. Мечта, и деньги небольшие: каждая платила по $700 (если бы жили втроем, платили бы по $500), в будущем мы не нашли ни соседку, ни общего языка — я не могу жить в грязи, у меня есть пунктик по уборке, а девушке было по барабану, насколько гигиенично в ее же личном пространстве. В подробности вдаваться не буду — убирала сама за всех, но для себя. Так проще и нервы целее. К подобным моментам надо быть готовым, если делишь свой кров с чужим человеком. Главное, чтоб порядочный был, не обокрал — таких случаев тоже хватает. А нечистоплотность — это не самое страшное.

Первое, что я сделала, въехав в новое жилье, так это втихаря от соседки нафотографировала ее паспорт и разослала подругам и семье по электронной почте. Ну, так, на всякий случай. Такого случая не произошло, к моему счастью! Это о жилье, что очень важно, но мы-то едем в Москву на заработки, поэтому продолжим тему работы.

Итак, я вышла в офис. Как выяснилось, из 20 человек моих коллег, по меньшей мере пятеро оказались минчанами. Помимо них и москвичи — те, которые настоящие, и омичи, и саратовцы. Коллектив хороший. До сих пор вспоминаю с любовью. Только кабинет маленький на 20 человек отведено всего 50 кв.м., куча техники и ни одного окошечка.

Нечеловеческие условия работы не могли пройти бесследно: через месяц лицо стало серого цвета, мешки под глазами стали неотъемлемым приложением. Еще через пару месяцев добавились головные боли, и я поняла, что пора линять. Это был еще один довод текучки кадров. Однако надо отметить не только коллектив моего редакторского отдела, но и всего издательского дома — талантливейшие люди с особым взглядом и любовью к своему делу. Они могли научить самого неспособного всему, что потребовалось бы. Здесь во мне стремительно развилось чувство болезненной ответственности и параноидальное стремление к перфекционизму. Тут я научилась именно терпению, минимальной усидчивости, что мне в принципе несвойственно, еще более строгому соблюдениию сроков и комплексному подходу к изучению и решению проблем. Это дорогого стоит, когда по истечении какого-то времени, ты понимаешь, что можешь применить и закрепить изученное, которое сделает тебя еще лучше. Было бы, где закреплять. Через полгода я решила уйти. Уходила, и сама плакала, и главред, которая никогда не позволяла себе лишнюю эмоцию, расчувствовалась. С тех пор мы, я бы сказала, дружны, насколько это возможно.

Опыт парарацци

После издательства у меня был небольшой перерыв в работе, в который я устроила себе стажировку в желтом папарацци-информагентстве LifeNews. Хотите ткнуть пальцем? Ну, попробуйте. Только утверждаю то, что любой уважающий себя журналист-новостник, любая «ищейка», должен владеть и уметь пользоваться приемами добычи информации у тех, кого, казалось бы, невозможно разговорить, там, где, думается, нельзя, и такой инфо, которую мало кто другой сможет получить когда-либо, ежели не прошел «школу выживания» в LN. Подобную хватку журналиста-бультерьера развивают в CNN, Deutcshe Welle, NBC и LifeNews. За три недели я узнала столько, сколько за пять в лет в ВУЗе, записала столько номеров селебрити, сколько за 10 лет в журналистике, написала такое количество заметок и текстов, пожалуй, не напишу и до конца своей журналистской практики. Все это, собственно, и помогло мне добиться того, что стажировку еще и оплатили. В первый же день один из моих коллег сказал мне, что «нестрашно быть стажером в 23 и даже в 25 лет, хуже, когда ты упускаешь шанс стать лучше». Эту реплику я помню дословно до сих пор. Ее можно взять на вооружение в любом начинании.

Тем не менее, вспоминаю, как яркое приключение. Кстати, всем желающим попасть туда на кратковременное обучение лишь для получения опыта, а не для дальнейшей карьеры, рекомендую материалы писать под псевдонимом, чтобы потом перед новым работодателем не было стыдно за темы, форму их подачи и способы получения информации для них. У меня был шкурный интерес — получить навыки, а не прославиться как автор таблоида, потому я взяла чужое имя. Будьте готовы, что здесь нужно пойти на сделку с совестью, забыть о гордости и запастись терпением, наглостью и умением быстро оперировать полученной информацией с целью увеличения ее объема. К слову, и там коллектив был хороший. Небезызвестный Арам Ашотыч почти первым пребывает в офис, самолично отслеживает гардероб всех свежепришедших сотрудников и делает замечания по поводу длины юбок, скорости ходьбы и высоты каблуков, а за неисполнение указаний может и iPad'ом в голову запустить. Здесь я получила достаточно неплохой набор связей и знакомств, которые в будущем могли бы помочь сделать имя любому журналисту. Это то место, о котором знаменитости говорят, что ненавидят, сами же стремятся попасть. Здесь хорошая школа, но работа не для всех. Надо отметить, что LifeNews относится к разряду компаний с традициями. Она дорожит своими кадрами, потому условия труда хорошие, офис в центре — на Масловке, метро «Савеловская», зарплаты там, правда, высокие. Плюс ко всему, масса бонусов вроде тусовок и вечеринок, вроде тех, на которых повезло побывать мне: празднование дня рождения Григория Лепса и вечеринку в Barvikha Luxury Village. Выпал шанс — сменщица приболела.

Попасть на стажировку было трудновато, так как поиски контактов кого-то извне не так просты, как сейчас, когда все открыто и доступно. Тогда не было такой популярности у поиска работы через соцсети, нашла я объявление о поиске стажера где-то в поиске google. Например, сегодня агентство и новые медиа семьи Габреляновых постоянно ищут «свежие головы».

В финале я заработала денег, нервный срыв, а в конце практики потеряла сознание после 25 часового рабочего дня.

Работая в LifeNews, посещала множество светских мероприятий, и на одной из выставок познакомилась с маркетинг-директором ресторанного холдинга. Разговорились, обменялись координатами, договорились пообщаться на тему сотрудничества. Я написала, что еще стажируюсь, но уже ищу работу, нет ли у них вакансий. Была вакансия пиарщика, меня пригласили на собеседование. Еще одним из интервьюеров оказался креативный директор с такой же, как у меня, фамилией. После приглашения на работу нас даже прозвали четой Малаховых. Главное правило при том же трудоустройстве — нетворкинга: заводи знакомства, меняйся контактами, помогай и тебе помогут.

Пиарщица в ресторанном холдинге

Выполнив тестовое задание, пройдя собеседование у президента компании, я получила приглашение, зарплату в $2500, большой соцпакет с фитнесом, оплаченным проездом и питанием. Это была работа-мечта. Во-первых, потому, что обожаю все, что связано с ресторанами и сами рестораны, во-вторых, потому, что там, в самом деле, можно научиться смотреть на стандартное по-новому, в-третьих, ты учишься распространять информацию иными способами, в несвойственной прежде стилистике. Пресс-релиз? Зачем? Мы создадим видеоинтервью с самими собой, и всем сразу все станет ясно. Реклама? Какая глупость! Снимем вируcный ролик с голой женщиной в аэропорту и кампания просто взорвет сферу HoReCa. Вы умеете так думать? И я не умела, и мне еще есть, чему учиться. Как сказала моя близкая подруга — полтора года работы в Москве как шесть лет работы в Беларуси. Почти год в чудесном коллективе, мыслящем другими категориями, дал результат: я знаю рестораны изнутри, и сейчас хожу в них уже не как покупатель, а, скорее, как продавец, видящий кое-где косяки и понимающий, куда вложить нужно, а на что и смысла тратиться нет. За это время в компании я успела стать полноправной частью большой команды, прочитала лекцию на выставке «ПИР» по теме «Гость — от слова „гостеприимство“ или ГОСТ»; узнала, что состоятельные клиенты жалеют чаевых, поработала официанткой и поняла, как тяжел этот труд, научилась крутить тюльпан и лебедя из салфетки, познакомилась с настоящим японским суши-мастером, узнала, почему у каждого шеф-повара есть нож, которого может касаться лишь он сам, как надо хамить в соцсетях неадекватным фолловерам, но я так и не осмелилась попробовать фугу, которую готовил наш бренд-шеф. Замечу, пострадавших не было, а вот меня затроллили, что трусиха. Наконец, наш рабочий офис находится и по сей день недалеко от дома, где живет любимец женщин, красавец-мужчина, актер Владимир Машков.

Ушла из этой компании, точнее, сначала вернулась в Минск, работала удаленно, раз в две недели приезжая на большие планерки и запуски акций, а потом нас всем отделом ушли — верховная власть в компании поменялась. Уехать пришлось, так как сын хозяев развелся, когда мы с соседкой были в отъезде в отпусках, и нас попросили освободить помещение. Оно должно было пустовать уже к вечеру аккурат того дня, когда я вернулась из отпуска. Сгрузила вещи валом в отцовскую машину и привезла в Беларусь. Легко ли — восемь огромных чемоданов с шубами, подушками и кое-какой хозутварью уместить в съемной квартире-однушке у кого-то из подружек, когда им самим тесновато.

Замечу, что по возвращении на минские заведения смотрю иначе: не умеем мы обхаживать клиента, не понимаем, что ресторан для гостя, а не гость для ресторана – не клиентоориентированны.

Словом, одни не. Хотя по технологиям и инновационным взглядам мы сильно отстаем даже сегодня от того, что было почти три года назад там. Но стремимся, это радует.

Практические советы

Теперь расскажу немного о том, как правильно ехать и как планировать бюджет, чтоб не вернуться домой в минус. Я взяла с собой $3000. Эту сумму я привезла домой плюс еще заработанное — без уточнений, сорри. Будьте готовы, что первые пару месяцев вас будет угнетать, что деньги быстро уходят, отложить много не получается. Москва — такой город, где сразу надо пресытиться всеми ее удовольствиями. Для меня это были и остаются дорогая косметика, туфли и развлечения. Радуюсь, что на рестораны тратиться не приходилось. Около $200 уходило на косметику — пару баночек ежемесячно пополняло большой гарнизон на туалетном столике. На продукты уходило максимум $300 в месяц. При этом я ела, когда хотела, икру, красную и белую рыбу — там это стоит дешевле, чем у нас, ни в чем себе не отказывая. Затем одежда, но распродажи не сделали меня шопоголиком: до сих пор иду в магазин лишь по большой нужде — когда совсем уж нечего носить. Я вывела для себя правило: откладывай с зарплаты после оплаты квартиры 35–40%, остальное трать по своему усмотрению. Тогда и на отдых съездишь, и в минус не вернешься.

В московские торговые центры хорошо ходить знакомиться, гулять, наряды выгуливать. Для «знакомиться» выбирайте «Времена года» и «Охотный ряд», для «гулять и выгуливать» подойдут и «Vegas», и «Золотой Вавилон», «Цветной». «Времена года» на тот случай, если очень надо продемонстрировать свету новейшую, даже не вышедшую в продажу, коллекцию D&G, Versace или Vuitton.

Работу можно искать во ВКонтакте через группу «Вакансии для хороших людей», самый популярный работный сайт — это hh.ru, superjob, rabota и job.ru. Главным и единственным камнем преткновения для вашей встречи с кем-то из московских хэдхантеров может стать неправильно составленное резюме. Уделите этому особое внимание. Многие сайты дают дельные поэтапные рекомендации, как, что, зачем.

Нельзя не сказать, что российская столица несколько раз в месяц стабильно подбрасывала мне возможности подзаработать: то текст для журнала написать, то сценарий для праздника смастерить. Если знать, где искать, можно неплохо зарабатывать при небольших временных затратах. Халтурки ищите на freelancer.ru (fl.ru), опять же на hh.ru и в Твиттере — здесь часто срочно нужны копирайтеры, рерайтеры. Плюс несколько московских газет типа «Работа для вас», «Вакансии столицы (что-то вроде этого)» размещают много объявлений о быстром заработке с небольшими трудозатратами. Если приработок не предполагает личной встречи с работодателем, не лоханитесь: просите документы о регистрации предприятия, гарантийное письмо и подписывайте договор о намерениях. У порядочного работодателя эмоций недовольства не возникнет.

Кстати, у меня вот уже шесть лет есть свой договор, который я подписываю с теми, в чьей платежеспособности не могу быть уверена на все 100%. Этому меня научил один московский юрист на семинаре по юридической защите журналиста, еще до моего переезда.

С таким документом на тебя и сморят иначе, и хоть мало—мальски ты застрахован от финансовых афер. Как я уже писала, неважно, каких брендов твои тряпки, не стоит ходить в рваных штанах на собеседования — вас могут неверно понять, подберите что-тоболее-менее нейтральное. И тщательно готовьтесь к общению — не комильфо потом несколько раз перезванивать hr-сотруднику, чтобы узнать мелочи вроде того, где питается персонал и есть ли корпоративный транспорт от метро к офису.

Подытожу. Конечно, Москва — город для сильных и смелых. Дает много возможностей, но и отнимает много сил. Она учит переоценивать старое и обретать новое. И самое важное: она — живая, и всегда точно чувствует, есть ли у тебя цель, пусть даже ты — девочка и приехала из глубинки, чтобы удачно выйти замуж. Надо точно знать, чего хочешь, к чему стремишься. А еще до того, как ты решишь ехать туда, ответь себе на вопросы: зачем тебе это, сколько времени ты планируешь там провести, готов ли остаться насовсем (а это не город для жизни, это место для обогащения). И помни, она всегда берет высокую плату за успехи — в моем случае уплаченной ценой стала любовь…

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Подглядываем в чужие окна

Боль • редакция KYKY

Каждый год перед праздниками окна школ, больниц, детских садиков и других социально-значимых мест завешивают самодельными снежинками - казалось бы, традиция должна нести добро и котиков. Но когда фотограф Евгений Ерчак принес в редакцию KYKY фото окон этих самых мест, захотелось просто его обнять и плакать, ибо многие иллюстрации напоминают тексты Коли Сулимы.

Популярное