«Президент напуган»: New York Times рассказала о неожиданном шаге Лукашенко на выборах

Боль • Глеб Семёнов

Американская газета The New York Times выпустила материал Эндрю Хиггинса, где он рассуждает, чем обернулась для Александра Лукашенко нынешняя президентская кампания, и на какие принципиально новые меры он пошел, чтобы удержать власть. KYKY пересказывает эту статью.

По версии Хиггинса, действующий президент Беларуси столкнулся с самой сильной угрозой потери власти за всю свою 26-летнюю карьеру. Из-за массовых акций протеста в поддержку альтернативных кандидатов, Лукашенко сделал неожиданный ход: обвинил Россию во вмешательстве в выборы. Отметим, что Москва всегда была самым близким союзником официального Минска.

Как отмечает корреспондент The New York Times, нынешний президент Беларуси получил сильную поддержку в 90-х, когда в стране наблюдалась массовая безработица. Ему удалось стабилизировать экономическую ситуацию. Тем не менее, в последнее время Лукашенко все чаще подвергается осуждению, в том числе из-за отсутствия эффективных мер относительно COVID-19 (карантин в Беларуси так и не был введен).

Кроме того, многие годы Лукашенко манипулировал соперничеством между Востоком и Западом, чтобы остаться у власти, считает Хиггинс. В прошлую пятницу на совещании в Минске президент сказал, что сорвал масштабный план по дестабилизации ситуации в Беларуси, который, с его слов, привел бы страну к «некоему майдану». Он не показал пальцем на Кремль, но отметил, что «маски сорваны не только с кукол, которые у нас здесь были, но и с кукловодов, которые сидят за пределами Беларуси». Ни у кого нет сомнений, что речь шла о России.

За день до этой речи арестовали Виктора Бабарико и его сына Эдуарда. Бабарико-старший стал легкой мишенью: 20 лет он возглавлял Белгазпромбанк и был связан с «Газпромом», который Кремль использует как геополитический инструмент.

Несмотря на то, что Лукашенко осуждал тех, кто говорит по-беларуски, а беларуские националисты часто попадают в тюрьму, продолжает Хиггинс, президент заявил, что никому не позволит угрожать суверенитету страны.

Ведь «нет большей ценности, чем независимая Беларусь». В тот же день десятки людей, которые вышли на улицы городов республики в знак протеста против репрессий, были арестованы силовиками. Силовики остаются, возможно, последней надежной опорой Лукашенко.

В связях с Россией уличили и бизнесмена в прошлом и популярного блогера Сергея Тихановского (его жена – один из претендентов на пост президента). При обыске на его даче нашли почти миллион долларов и выдвинули подозрение, что эти деньги пришли из России.

Политический обозреватель Артем Шрайбман объяснил, что Лукашенко всегда старался дискредитировать своих оппонентов, изображая их марионетками, которыми руководят иностранные державы. Но раньше он называл их агентами Запада. «Времена изменились, – говорит Шрайбман. – Поэтому сейчас президент играет на антироссийских настроениях Запада». По словам эксперта, беларуские дипломаты начали говорить своим коллегам, что аресты противников Лукашенко должны рассматриваться именно как ответ на вмешательство России в выборы. Но мало кто этому поверил. Евросоюз призвал немедленно освободить Бабарико и его сына, а американское посольство в Минске написало твит, в котором попросило беларуское правительство выполнять свои международные обязательства и выпустить на свободу протестующих.

The New York Times припоминает, что с 1994 года в Беларуси не было президентских выборов, которые независимые наблюдатели сочли бы свободными и справедливыми. Лукашенко уже избирали пять раз подряд, и почти каждый раз это сопровождалось жестокими репрессиями. Только раньше репрессии начинались после голосования, когда люди выступали против фальсификаций. На этот раз Лукашенко начал брутальные разгоны акций раньше. Хиггинс считает, это явный признак того, что президент напуган.

Как известно, в Беларуси независимые опросы общественного мнения сильно ограничены. А те, что финансируются правительством, не попадают в открытый доступ. Но провальный опрос, проведенный социологами Академии наук, показал, что лишь около трети населения доверяет Лукашенко. Это печальный рейтинг лидера, который контролирует телевидение и другие традиционные СМИ.

Теперь же обиженный на Россию из-за высоких цен на энергоносители и вдохновленный улучшением отношений с Вашингтоном, Лукашенко все больше сопротивляется Путину. А тот стремится объединить Беларусь и Россию в так называемое «Союзное государство» – проект, задуманный еще в 90-х. Судя по всему, Лукашенко убежден, что сможет смягчить критику Запада, в связи с давлением на своих конкурентов на выборах, если представит это как ответ на натиск России.

Беларуский эксперт Немецкого фонда Маршалла (США) Марина Рахлей рассказала The New York Times, что нет никаких доказательств вмешательства в выборы «Газпрома» или российского государства. А проблемы Лукашенко – результат усталости избирателей за 26 лет его правления и странное отношение к угрозе коронавируса. «Ситуация может выйти из-под контроля Лукашенко, – добавляет Рахлей. – На самом деле он не сможет подавить протесты, поскольку они начинаются в социальных сетях и распространяются так же быстро, как лесной пожар».

Молодежь в Беларуси не особо жалует Лукашенко, который в основном обращается к пожилым людям, особенно в сельских районах, скучающих по Советскому Союзу.

Но президентская кампания показывает, что недовольство вышло далеко за рамки молодых избирателей и коснулась даже беларуского истеблишмента.

Незадолго до ареста Виктор Бабарико дал интервью «Эху Москвы», радиостанции, контролируемой «Газпромом», и высмеял упреки в том, что он – марионетка России и поддерживается Москвой. Он заметил, что раньше Россия выражала недовольство за «использование денег «Газпрома» для развития беларуского национального движения», ссылаясь на его решение финансировать перевод книг Светланы Алексиевич с русского на беларуский. «Русские всегда говорили, что я беларуский националист, а беларусы – что я пророссийский, потому что работал на «Газпром», – поделился Бабарико. – А Запад не знает, что и думать».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Мой первый автозак: страх, выбитые зубы и ночь в РУВД

Боль • Настя Рогатко

Не знаю, что беларус помнит лучше: первый поцелуй или первый автозак. Этот текст – записанный на диктофон разговор с моим знакомым, которого 19 июня «упаковали», продержали в РУВД до утра – и выпустили под протокол об участии в массовых акциях. По его просьбе я не буду называть имя – но считаю, что эта публикация нужна. Нам всем иногда бывает страшно, но страх отступает, если знаешь, с чем ты столкнешься и как не терять самообладания.

Популярное