Топ-20 вещей, которые некомфортно делать в Минске

Боль • редакция KYKY
Консалтинговая компания Mercer поставила Минск на 190 место в рейтинге городов мира – как самый некомфортный по качеству жизни город в Европе. KYKY вспоминает, что именно нам, его нервным жителям, некомфортно. Получился хороший такой топ-20 фобий городского социопата.

1. Некомфортно смотреть в глаза милиционеру, который охраняет правопорядок на улице. Даже если у тебя нет с собой ни ножа, ни наркотиков, даже если ты трезвый, и день удался – ты моментально чувствуешь себя неловко. За длинные волосы, рваные джинсы, магнит «Погоня» на холодильнике и вкладку с «Хартией» в истории браузера на смартфоне. Наверное, это родовая травма, но черт побери – нам некомфортно попадаться им на глаза.

2. Открывать свой маленький бизнес. Сама идея навевает мысли о бумажной волоките, стоянии под кабинетами в исполкомах, штудировании ограничений местного законодательства. Открыв бизнес, ты уже готов к тому, что будут доить – пожарные, налоговая, санстанция. И как только твой бизнес перерастет некие рамки, придет специально обученный человек и заставит включить своего посредника или построить на деньги от прибыли ледовый дворец – по крайней мере, об этом ходит слух.

3. Видеть на остановке пьяного человека, который качается из стороны в сторону и вот-вот упадет. Вот что делать, если ты не врач и не учишься в медицинском? Точно так же некомфортно идти по улице в районе Тракторного завода, видеть на обочине лежаших навзничь мужчин в +5 и терзаться мыслью, что это: сердечный приступ и человек умирает, или же он просто пьяный в стельку?

4. Высказывать свое мнение в соцсетях или медиа. Причем, достается всем: ярким и робким, смелым и трусливым, технофобам и эппломанам, фанатам Лукашенко и критикам «совка», верующим в диалог с властями и радикальным оппозиционерам.

Ты в любом случае никто, слова тебе не давали, умойся, заткнись и разбей компьютер об стену. Не знаем, что за страна такая. Но отгребаем за собственную точку зрения во время всего существования KYKY.org.

5. Раздражает вещание российского телевидения в точках общепита. Некомфортно обедать в забегаловке и видеть левым глазом вечеринку Стаса Михайлова по телеканалу «Рутэвэ». Вроде и не Киселев с радиоактивным пеплом, но осадок не покидает – почему наше музыкальное пространство формируют люди, которых в стране Евросоюза не пустят выступить в приличный гей-клуб?

6. Не менее некомфортно видеть афиши российских попсовиков на минских улицах и понимать, что они собирают Минск-Арену, а местные музыканты – нет. И что вся белорусская поп-сцена копирует российскую, а Орден Скорины получает российский попсовик среднего уровня Виктор Дробыш.

7. Заходить в брендовый бутик в кедах и с рюзкаком, потому что консультант будет смотреть на тебя, как на нищеброда с вокзала. Объективно, барышня в своем бутике итальянской обуви зарабатывает столько же, сколько и посетительница, которая трудится в рекламном агентстве копирайтером. Но разница в том, что у одних принято смотреть на людей без лабутенов как на дерьмо, а у других – чувствовать себя вечно виноватыми. Это чувство усугубляется еще и от того, что консультант ходит за покупателем по пятам, чтобы он ничего не украл.

8. Ходить на хипстерские тусовки. У людей с рваными челками в узких джинсах такие глубокомысленные выражения лиц, что ты чувствуешь себя ничтожеством, которое не умеет ни творить для вечности, ни красиво одеваться. Если тебе повезло, и ты в узкой тусовке уже культовая личность, можешь даже не мыть волосы – все равно свой. Немного хуже дело обстоит с ЛГБТ-инвентами: вот там сразу чувствуешь себя сексистом, а всех окружающих – людьми, полностью лишенными чувства юмора.

Фото: Emily Rose

9. Отказывать дамам, раздающим рекламные листовки и красно-зеленые флажки в подземном переходе. Они пытаются всунуть вам в руку рекламную продукцию с таким видом, будто их вечером бьют в офисе БРСМ за излишки на складах флажков. Не менее некомфортно видеть переполненную мусорку в пяти метрах от раздающего рекламу и жалеть срубленные зря деревья. И самое ужасное – если уж взял из жалости буклет или флажок, отправить его туда же.

10. Неудобно, когда мужик в метро развалился на два места и не уступает бабушке, нависшей над ним на поручне, а зашедший вместе с беременной мамой 10-летний сын с размаху плюхается на свободное сидение. Женщины и бабушки стоят, а ряд сидящих мужиков делает вид, что спит – чтобы не уступать место.

11. Проходить в подземном переходе мимо бабушек, торгующих с земли семечками, носками и заводными игрушками, и видеть, как они кидают свой скарб в картонные коробки и неуклюже бегут по лестнице на улицу – потому что «с тех рядов» пошел слух, что в переход зашел милиционер.

12. Идти мимо мусорки в городском дворе: она как правило или горит, или воняет, или в ней роется два бомжа. А если ничего вышеописанного не происходит, неловко становится от того, что на урне написано «бумага», а внутри – битое стекло и пищевые отходы.

13. Платить за съемное жилье, где все сыплется и отваливается – каждый день. Ты отдаешь двести долларов вникуда за то, чтобы жить среди желтых от времени потолков и отслоившихся обоев, и ближайший год терзаешься мыслью, делать ли косметический ремонт за свои деньги, или это все же обязанность хозяина.

14. Проходить мимо бабушек на лавочке у подъезда, и слышать в спину рассуждения о том, с кем ты спишь, и какая сволочь твоя собака.

15. Спрашивать дорогу к метро в спальном районе. Если ты выглядишь, как столичный денди, не думай подходить к уставшей женщине в пуховом шарфике и с велюровым цветком на шапке. Во-первых, ты ей не нравишься. Во-вторых, она считает, что если тебя занесло в район станции метро «Грушевка», судьба сама подскажет, куда идти. Ну, или хотя бы Google Maps. Остается посочувствовать иностранцам: какой процент минчан свободно говорит по-английски, один или пять?

16. Некомфортно в Минске тем, кто родился в провинции. Как правило, «из областей» в столицу приезжают учиться. На первых курсах в минских вузах студенты делятся на столичных и приезжих. Первые знают особый сленг и презирают тех, кто им не владеет, вторые уезжают на выходные к маме в Лепель. Разница между ними проявится лет через двадцать: «понаехи» свалят в еще большие города вроде Нью-Йорка и Копенгагена, а минчане останутся сторожить бабушкин сервант и «трёшку» в Сухарево.

17. Покупать в аптеке таблетки от глистов и тест на беременность и видеть заинтересованный взгляд провизора из-под очков. Если в аптеке нет очереди, то при покупке лекарства взрослая женщина-аптекарь как правило пытается вычислить диагноз покупателя на глаз.

18. Отказываться от невкусной еды в ресторане и слушать, как официант пытается оправдать повара, доказав, что котлета на самом деле ничего, а алкоголь они водой не разводили. Не менее некомфортно получать счет, куда вписан каждый камень преткновения, и вам выписана скидка всего в 4%.

19. Заходить в некурящий зал ресторана, понимая, что в него столько дыма нанесло из курящего, что разницы в принципе никакой.

20. Наконец, некомфортно, что зима у нас длится полгода, и все это время в городе ты носишь одинаково серые некрасивые вещи. Правда, летом минчанки компенсируют вынужденный антисекс – и тогда становится некомфортно водителю, в которого врезался изнывающий от спермотоксикоза автолюбитель, заглядевшись на миниюбку.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Я – жена мента

Боль • Марина Саврук
Образ милиционера в белорусских медиа трещит по швам. Когда KYKY освещал тему избитого журналиста TUT.by, колумнист Александр Кнырович выступал с критикой безнаказанности силовиков: «И никто их не покарает: ни судья, ни начальство, ни президент, ни господь бог. И придет он домой, и обнимет детей и поцелует жену. После тяжелой своей службы». Марина Саврук – та самая жена милиционера, и ее взгляд на ситуацию – как другая сторона луны.
Популярное