Цукерберг выступил в Гарварде с речью о бизнесе, глобализации и цели в жизни. Главные цитаты

Боль • редакция KYKY
В своё время Марк Цукерберг бросил учёбу в Гарварде и уехал в Кремниевую долину, чтобы работать над Фейсбуком. Спустя 13 лет он выступил перед выпускниками своего университета, признав, что если он договорит свою речь, это будет первое законченное дело в Гарварде. KYKY отобрал для вас главное, что сказал один из самых молодых и успешных бизнесменов мира.

О том, что даёт университет

Кто из вас помнит, чем конкретно вы занимались, когда получили электронное письмо о том, что вас берут в Гарвард? Я играл в «Цивилизацию» и побежал вниз, позвал отца, а он зачем-то решил заснять на видео то, как я открываю письмо. Видео могло быть очень грустным. Клянусь, мое поступление в Гарвард – это то, чем мои родители больше всего во мне гордятся. А ваша первая лекция в Гарварде? У меня это была информатика с невероятным Гарри Льюисом. Я опаздывал, надел футболку и только потом понял, что надел ее наизнанку и задом наперед, спереди торчала этикетка. Я все не мог понять, почему никто со мной не разговаривал, кроме одного парня, Кэй Экс Цзиня. Ему было все равно. В итоге, мы вместе решали задачи, а сегодня он руководит большой частью Facebook. Вот почему вам стоит хорошо относиться к людям.

Но мое лучшее воспоминание о Гарварде – это встреча с Присциллой. Я только запустил свой шутливый сайт Facemash, и руководство университета захотело «поговорить со мной». Все думали, что меня выгонят. Родители приехали, чтобы помочь мне упаковать вещи. Друзья устроили прощальную вечеринку. По счастью, на эту вечеринку пришла Присцилла с подругой. Мы познакомились в очереди в туалет в колокольне общежития Pfoho, и я сказал, пожалуй, одну из самых романтичных фраз: «Через три дня меня выгонят, поэтому нам нужно срочно сходить на свидание». В конце концов меня не выгнали, я ушел сам. Мы с Присциллой начали встречаться. Знаете, в том фильме («Социальная сеть» Дэвида Финчера – Прим. KYKY) создается впечатление, что Facemash был очень важен для создания Facebook. Но это не так. Хотя без Facemash я бы не познакомился с Присциллой, а она – самый важный человек в моей жизни. Так что, можно сказать, [Facemash] – это самая важная вещь, которую я создал за свое время здесь.

Фото: ibtimes.com

О продажах стартапов

Я никогда не собирался строить компанию, я лишь хотел добиться результата. А когда люди начали приходить, я считал, они хотят того же, поэтому никогда не объяснял, что надеялся построить.

Через пару лет некоторые большие компании захотели нас купить. Я не хотел продажи. Я хотел увидеть, сможем ли мы объединить больше людей. Мы готовили первую новостную ленту, и я думал, если мы только сможем ее запустить, то она поменяет представление о том, как люди познают мир.

А практически все остальные хотели продавать. Если нет высокой цели, продажа – это мечта любого стартапа. Это развалило нашу компанию. После громкой ссоры мой советник сказал мне, что, если я откажусь от продажи, то всю жизнь буду об этом жалеть. Отношения испортились так, что примерно за год из компании ушло всё руководство.

Это было самое трудное время для меня в Facebook. Я верил в то, что мы делали, но чувствовал себя одиноко. И, что хуже, это была моя вина. Я спрашивал себя: был ли я неправ? Может, я – позер, 22-летний ребенок, не имеющий представления, как устроен мир? Теперь, годы спустя, я понимаю, что именно так все и работает, если нет чувства высшей цели. Мы должны создать ее, чтобы вместе двигаться вперед.

О делах, которые определяют поколения

Найти свою цель недостаточно. Задача нашего поколения – создать мир, где у каждого есть чувство цели. Одна из моих любимых историй – о визите Джона Кеннеди в космический центр NASA. Он увидел уборщика, который нес метлу. Он подошел к нему и спросил, чем тот занимается. Уборщик ответил: «Господин президент, я помогаю отправить человека на Луну». У каждого поколения есть определяющее его достижение. Более 300 тысяч людей работали вместе, чтобы отправить человека на Луну – в том числе, и уборщик <...> Теперь пришла наша очередь. Я знаю, вы, наверняка, думаете: «Я не знаю, как построить плотину или привлечь миллион людей к работе над чем-то». Открою вам секрет: сперва никто этого не знает. Идеи не рождаются полностью оформленными. Они становятся четче лишь по мере работы над ними. Надо лишь начать.

Так чего же мы ждем? Пришло время дел, которые определят наше поколение. Как насчет того, чтобы остановить изменение климата до тех пор, пока мы разрушим планету, и вовлечь миллионы людей в процесс создания и установки солнечных батарей. Как насчет того, чтобы вылечить все болезни и попросить волонтеров отслеживать данные о своем здоровье и делиться геномами? Сегодня мы тратим в 50 раз больше на то, чтобы лечить больных, чем на поиск средств, которые бы позволили людям не болеть. Это бессмысленно. Мы можем это исправить. Как насчет модернизации демократии, чтобы все могли голосовать онлайн, и персонализации обучения, чтобы все могли учиться?

Мы можем этого добиться. И давайте сделаем это так, чтобы у каждого в нашем обществе была роль. Давайте делать великие дела, и не только двигать прогресс, но и создавать цели.

О свободе начинать успешный бизнес

Нам надо переосмыслить равенство, чтобы каждый мог свободно преследовать цели.

У многих ваших родителей была стабильная работа на протяжении всей карьеры. Теперь мы все – предприниматели, неважно, запускаем ли мы какие-то проекты или ищем свою роль в жизни. Facebook – это не первая вещь, которую я создал. Я разрабатывал игры, чаты, программы для обучения и проигрывания музыки. Я такой не один. Джоан Роулинг отказывали в публикации 'Гарри Поттера' 12 раз. Даже Бейонсе пришлось написать сотни песен до [момента создания популярной песни] Halo. Наибольшие успехи приходят со свободой терпеть неудачи. Сейчас наше общество слишком зациклено на вознаграждении успехов, но мы делаем недостаточно для того, чтобы у каждого было много попыток.

Будем честны. С нашей системой что-то не так, если я могу уйти отсюда [из Гарварда] и заработать миллиарды долларов за 10 лет, когда миллионы недавних выпускников не могут даже расплатиться с долгами [за учебу], не говоря уже о том, чтобы начать бизнес.

Слушайте, я знаю многих предпринимателей, но я не знаю никого, кто бы отказался открыть бизнес лишь потому, что они, возможно, не заработают достаточно. Но я знаю многих людей, которые не преследовали свою мечту потому, что у них не было подстраховки на случай провала.

И да, свобода преследовать цель для всех – не бесплатна. Такие люди, как я, должны за это платить. У многих из вас все получится, и тогда вам тоже стоит делать так. Именно поэтому мы с Присциллой основали «Инициативу Чан Цукерберг» и пообщали направить наше богатство на развитие равных возможностей для всех. Это – ценности нашего поколения. Никогда не стоял вопрос о том, сделаем ли мы это. Вопрос был лишь в том, когда.

Миллениалы – одно из поколений, направивших на благотворительность больше всего денег за всю историю. За год три из четырех американских молодых людей делают такие пожертвования, а семь из десяти – собирают деньги на благотворительность.

О глобализации, в которой нам предстоит жить

Поднимите руки: кто из вас из другой страны? Сколько ваших друзей – иностранцы? Каждое поколение расширяет круг людей, которых мы считаем «своими». Сейчас в этот круг мы включаем весь мир.

Но мы живем в неспокойное время. По всему миру есть люди, которые живут за рамками глобализации. Тяжело заботиться о людях, живущих далеко, когда не ощущаешь себя спокойно дома. Это заставляет нас обратиться к себе.

Это борьба нашего времени. Силы свободы, открытости и мирового сообщества – против сил авторитаризма, изоляционизма и национализма.

Силы, борющиеся за поток знаний, торговлю и иммиграцию против тех, кто хочет их замедлить. Это не борьба наций, а борьба идей. В каждой стране есть те, кто поддерживает глобальные связи и те, кто выступает против них.

Такие вещи не будут решаться на уровне ООН. Это может произойти лишь на уровне нас с вами, на местном уровне, когда достаточное количество людей обретут чувство стабильности в жизни и поставят перед собой цель, тогда мы сможем открыться и начать заботиться обо всех остальных. Лучший способ сделать это – начать строить местные сообщества прямо сейчас.

Однажды после урока я говорил с детьми об университете, и один из моих лучших учеников поднял руку и сказал, что не уверен в том, что сможет поступить – у него не было документов. В прошлом году я его пригласил на завтрак в день рождения. Я хотел ему что-то подарить, поэтому спросил, чего бы ему хотелось. Он начал рассказывать об учениках, сталкивающихся с трудностями, и сказал: «Знаешь, на самом деле я бы очень хотел книгу о социальной справедливости». Меня это поразило. Передо мной был молодой парень, у которого были все предпосылки быть циничным. Он не знал, готова ли его страна, та единственная, которую он считает домом, дать ему шанс осуществить мечту и поступить в университет. Но он не испытывал жалости к себе. Он даже не думал о себе. В нем есть стремление к более высокой цели, и он поведет за собой людей.

Я не могу даже назвать его имени, потому что не хочу подвергать его риску, и уже это говорит о том, в какой ситуации мы сейчас находимся. Но даже если старшеклассник, не знающий, что ждет его в будущем, может сделать свой посильный вклад в улучшение мира, мы обязаны перед этим миром сделать то же самое.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Бог не умер – его место заняли знаменитости. Почему звёзды учат нас жить, и это нормально

Боль • Андрей Тетёркин

Веками человечество потребляло легенды о Богах, героях и святых. Но в XX веке Битлз, рокеры, рэпперы стали популярнее, чем Христос. Так началась эра «культуры знаменитостей» и «общества наблюдателей». Сегодня мы и дня не можем прожить без новостей о поступках, словах и нарядах селебритиз из шоу-бизнеса, спорта, политики, искусства. Магистр философии Андрей Тетёркин объясняет, почему это не так уж и плохо, как кажется.

Популярное