Запах Гарри

Боль • Сергей Харитонов
«Не благодаря, а вопреки фигуре консультанта, который изменил ЕГУ к лучшему, в продолжение первой части полюбившейся многим истории про лебединое озеро с оркестром и скрипичным соло, Гарри Дэвид Поллик возвращается!» Президент Ассоциации Выпускников ЕГУ Серж Харитонов приводит сканы разоблачающих документов и осуждает белорусских преподавателей, поддерживающих нового и. о. ректора ЕГУ.

Гарри Поллик (G. David Pollick) запомнится в сообществе ЕГУ как по-настоящему эффективный менеджер. Человек года. Глыба. Великан. Талант вселенского масштаба, троху дорогой, но можа так i трэба. А как иначе оценить заслуги менеджера, который устраивает в условиях отдельно взятого восточноевропейского университета Париж-68 для начинающих и заставляет даже критически мыслящую студенческую аудиторию из Беларуси (которая еще вчера гордилась правом говорить «всё, что думает») задиристо дернуть кудрями, косами, пейсами и залысинами и воспользоваться правом на бунт: действительно ли у нас есть право говорить?

Почему Поллик не пришел на конференцию с белорусскими студентами

Дэвид Поллик

В начале января — впервые за 10 лет существования ЕГУ в Литве — студенты и выпускники ЕГУ организовали в Вильнюсе конференцию для того, чтобы любой заинтересованный в будущем ЕГУ беларус мог приехать в Вильнюс и оценить работу, проведенную за время присутствия университета за пределами Беларуси и выстроить совместное видение беларуского будущего ЕГУ при конструктивном взаимодействии его администрации, студентов, выпускников и представителей беларуского гражданского сообщества. Встреча показала, что все стороны готовы активно сотрудничать друг с другом, и мы очень благодарны тем представителям администрации, кто присоединился к этому обсуждению, и открыт не только для критики, но и для того, чтобы вместе делать наш университет лучше.

На моё личное приглашение принять участие в конференции, Поллик (на тот момент — и сейчас — временно исполняющий обязанности ректора) отказался прийти, потому что «candidates for the position are not capable of responding to a request such as this». То есть вместо того, чтобы выслушать пожелания «снизу» и обсудить со всеми заинтересованными в развитии ЕГУ сторонами на поистине знаковой для университета встрече будущее ЕГУ, первый человек в университете предпочел отсидеться в сторонке и строить другой план — потому что мнение академического сообщества и беларусов как таковых на развитие ЕГУ его не интересовало. Его интересовал собственный статус кандидата на предстоящих выборах ректора.

В рамках собственного продвижения, Поллик пошел дальше и дал серию противоречивых интервью для беларуских медиа. Лучшим оказалось вот это — предлагаю слушать английскую версию, потому что с легкой руки редакторов переведенная версия несколько не соответствует сказанному в оригинале. Поллик обвиняет во всех грехах журналистов, несогласных с его версией собственного грандиозного провала в BSC.

В ораторском порыве, Поллик даже забывает об этике и использует слово «идиот» обращаясь к одному «журналисту», писавшему про него в недавнее время. Интересно, кто этот «young man» и что такого сделал, если после многочисленных backgrounds checks, на которые то и дело ссылается Поллик, рассказывая о том, как оказался в ЕГУ, из-за одного глупого журналиста белый голубь Гарри не может уже несколько недель оседлать кресло в своем кабинете как полноправный ректор (и, может быть, также запилить там солярий, велодорожку и сад камней в южно-японском стиле).

С журналистами у Гарри отношения складывались кое-как уже на протяжении нескольких лет. Как только ситуация в BSC вышла за стены кампуса, в 2010 году появился ряд публикаций с реакцией на произошедшее. В своей атаке на журналистов Поллик обвиняет The Chronicle of Higher Education и The Forbes в некомпетентности, говорит, что в последние 20 лет журналисты стали ленивы — и тут же опровергает себя, полностью подтвердив информацию, опубликованную в отношении его доходов журналистами обоих изданий. Гарри ни разу не опроверг эти публикации — потому что не может этого сделать. Более того, по информации, полученной мной в руководстве BSC, Поллик опасался любых контактов с американской прессой — потому что в штатах его модель провального менеджмента BSC уже стала хрестоматийной. Это не информация из сети, которой так боится Поллик, и пользователей которой также именует «идиотами» — пример его неэффективного контроля приводится в качестве знакового кейса в учебнике Susan R. Pierce по университетскому управлению Governance Reconsidered: How Boards, Presidents, Administrators, and Faculty Can Help Their Colleges Thrive, выпущенном в 2014 году. Доктор Поллик по-прежнему настаивает, что ЕГУ провел полноценную проверку его бэкграунда и что в ситуации в BSC виноваты все — но не он.

Документы против Гарри Дэвида Поллика

К слову, BSC оправился от событий прошлых лет. Генерал Чарльз Крулак пришедший в BSC после Поллика ради спасения университета отказался от оплаты собственной работы на несколько лет. Антикризисный менеджмент — это также способность принимать на себя груз тяжелых испытаний наравне с командой. Уже в 2012 году — через два года после ухода Поллика — доходы университета превысили расходы на почти $8,000,000.

Бюджет 2012 года — уже после ухода Поллика. Пришедший ему на замену генерал Чарльз Крулак не получает ни цента в университете, который он вывел на уровень доходности

Как я об этом узнал? Во-первых, Крулак не боится медиа и сам написал о своем решении. Во-вторых, документальное подтверждение его слов доступно любому из вас. BSC как частная структура имела право скрыть всю финансовую отчетность от внешнего мира. Но — будучи некоммерческой организацией (в том числе и в бытность Поллика президентом), BSC всегда был обязан предоставлять в американскую федеральную службу Internal Revenue Service налоговую отчетность, отправляемую для обнародования в публичном доступе. Вот эти документы. Более 200 страниц записей налоговой отчетности по Форме 990 для IRS, которые предоставлял BSC под его руководством Поллика на протяжении шести лет. Расходы, доходы, дефицит бюджета, зарплата президента — вся эта информация была доступна для любого человека в мире (включая президента BSC) каждый день, 24 часа в сутки.

Шесть лет работы Поллика как на ладони — включая подтверждение полученной им суммы в 2010 году, о которой писали Forbes и The Chronicle of Higher Education

Поллик работал в BSC с 2004 по 2010. На первой странице всех ежегодных отчетов за этот период — информация о доходах минус расходах. Положительная цифра ни разу не возникла там с 2004 по 2009 год — пока под Полликом не загорелось кресло. Более миллиона в плюсе до прихода Поллика в 2003 году и первая положительная цифра ($173,835) — в 2010 году когда Поллик ушел с поста президента. В 2009 году в этой графе было почти 20 миллионов со знаком минус — и тогда же Поллик получает самые крупные годовые выплаты, (не включающие еще миллионные пенсионные накопления и выходное пособие 2010 года). Эти документы, которые опровергают вашу версию событий тоже «абсолютная неправда», доктор Поллик? Если так, то думаю, федеральные налоговые органы это очень заинтересует.

Компенсация за 2009 год — почти полмиллиона долларов за пять лет не сбалансированного бюджета в минусе на почти 20 миллионов долларов

Более того — уход BSC из первого спортивного дизиона NCAA в третий, который должен был сохранить массу денег для университета, и был одним из фундаментальных решений Поллика, не отразился на бюджете положительно. Это значит, либо членство в обеих лигах обходилось университету в одинаковую сумму (что невозможно в принципе), либо деньги, сэкономленные на спорте, ушли в другом направлении.

Может, переход из лиги в лигу предполагал дополнительные расходы, которые не были учтены вашей командой при планировании этой операции и обошлись дороже, чем то, что планировалось сэкономить?

В обход обязательства по передаче информации Совету Попечителей и обязательного в таких случаях аудита, финансовый совет под контролем Поллика принял на себя задолженности, которых не должно было существовать. Не обращая внимания на макроэкономическую ситуацию, Поллик, не дожидаясь роста числа поступающих студентов, не только не сократил, но, наоборот, увеличил расходы университета и нарушил руководящие рекомендации федерального уровня — обвинив при этом в недавнем интервью в незаконном присвоении средств своих предшественников, которые зарабатывали деньги для университета на протяжении почти 30 лет.

Почему Дэвид Поллик не признает свою вину

Дэвид Поллик

Любые доводы менеджера о том, что о проблемах бюджета ему стало известно в последний момент, что он не владел ситуацией, что виноваты предыдущая администрация, Совет управляющих, неверный подсчет фондов стипендиальной поддержки, Колька из третьего подъезда и Юпитер в овне в ночь летнего солнцестояния, можно охарактеризовать как талантиливую попытку великолепного оратора скрыть собственную некомпетентность — ведь ситуация ясна при одном взгляде на первую страницу отчетов финансового департамента BSC.

Видео, где Поллик обвиняет своих бывших коллег и теряется в хронолонии событий (почти шесть лет его работы сжались странным образом до одного года) я направил нынешнему руководству BSC с просьбой прокомментировать увиденное.

Разумеется, Поллик не рассчитывал, что кто-то в Америке будет смотреть его выступление для студенческой газеты из Вильнюса и может быть шокирован его рассказом и интерпретацией событий.

Я обращаюсь к глубоко уважаемым мною людям в Управляющем Совете ЕГУ — вы действительно уверены, что готовы взять на себя ответственность и позволить Дэвиду Поллику повторить сделанное в BSC и через несколько лет обвинить вас в собственных ошибках и выступить с подобным интервью против вас? Я знаю, что для каждого из вас «репутация» — это не просто слово.

Дэвид Поллик должен уйти — это тоже не просто слова. Поэтому я считаю своей обязанностью уведомить Управляющий совет о беспрецедентном давлении на студентов со стороны преподавателей, лояльных Гарри Поллику и подозреваю, что эти акции устрашения в лучших традициях советской школы происходят с его ведома. В интервью для Радио Свобода смысл студенческой свободы Поллик сводит к праву говорить в отведенном месте в отведенное время. Но как быть с тем, что именно из-за нежелания говорить в отведенном месте в отведенное время студенты ЕГУ уехали учиться в Вильнюс?

Белорусы, которые поддерживают Поллика

Третий день подряд я получаю информацию от нескольких источников из числа студентов, что при поддержке некоторых лояльных Поллику администраторов на студентов-дизайнеров оказывают давление сотрудники ЕГУ Сергей Селецкий, Алла Пигальская, Алексей Махнач и Татьяна Бабич, которые, по словам студентов, «заставляют» их подписать петицию против демократически выбранного студентами Студенческого Союза и «мальчика с бородой». Потому что решения начальника нельзя обсуждать — и сомневаться в них тоже нельзя. И к фактам прислушиваться тоже нельзя. Почему? Да потому, что Вы же понимаете.

Подписи, по информации из моих источников, собираются под предлогом того, что если будет выбран любой кандидат кроме Поллика, образовательная программа для дизайнеров в ЕГУ будет закрыта. Эти слухи распространяются небольшой группой людей в ЕГУ целенаправленно — с целью запугивания студентов и дискредитации выборных студенческих органов и их участников, которые выступают против кандидатуры Поллика как кандидата в ректоры.

Несогласным студентам угрожают последствиями за их позицию. Эвона как! Я не вижу разницы между действиями этой группы в ЕГУ и действиями университетов в Беларуси, которые наказывают студентов и преподавателей за «неправильную» точку зрения и выражение её в неположеном месте в неположеное время. Я считаю, что давление на студентов является категорически неприемлемыми в академической среде и должно быть безотлагательно изучено на ближайшей сессии Управляющего совета ЕГУ, которая состоится уже на этой неделе.

Серж Харитонов намерен бороться до конца

Студенческий протест, Париж, 1968 год, фото журнала Life

В случае, если столь вопиющие в своем цинизме действия найдут подтверждение, а давление на студентов продолжится после публикации этого текста и обсуждения этого случая Упраляющим советом ЕГУ, я буду вынужден официально обратиться к представителям Литовского союза студентов и в иные студенческие и академические структуры в Европейском Союзе с просьбой проверить факты нарушения прав студентов и с заявлением о начале широкомасштабной акции в поддержку студентов ЕГУ и защите их от преподавательского произвола, который спускается с рук при попустительстве временно исполняющего обязанности ректора.

Вы скажете, что я порчу репутацию университету в изгнании. Нет, ее портите вы - своими действиями в худших традициях советской номенклатуры, мистер Поллик. Вы приехали из land of freedom, чтобы заставить студентов молчать и получить место ректора любой ценой? Что бы сделали с вами в США за такое?

Гарри Дэвид Поллик должен уйти. Свое право на сопротивление «советской школе», альтернативой которой задумывался наш университет группой беларуских энтузиастов двадцать с лишним лет назад, сотрудники, выпускники и студенты ЕГУ будут отстаивать вместе. Равно как и право всех беларусов на беларуский ЕГУ в европейском академическом пространстве и с европейскими стандартами конкуренции и преподавания, с ректором из любой страны мира и любым паспортом — но только если этот ректор не плут и мошенник.

Гарри Поллик, если бы вы оказались со мной на Всемирном саммите по инновациям в области образования в Дохе в ноябре 2014, вы бы услышали, что тренд номер один в образовательном менеджменте — полная открытость и вовлеченность в университетские процессы тех, для кого университет работает. Это студенты и общество, из которого студенты пришли в университет для того, чтобы вернуться и сделать его лучше.

Если бы вы вместе со мной съездили на встречу с бывшим Руководителем школы образования в Гарварде или группой менеджеров из Yale World Fellows в начале января этого года, они бы вам сказали, что назвать «идиотом» журналиста, выпускника или избранного ими представителя — недопустимая ошибка, из-за которой репутация менеджера катиться прямиком в академический ад, где студенты-идиоты жарят нерадивых управленцев.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Четыре слагаемых белорусского пива: солод

Боль • Николай Янкойть

В Беларуси ситуация с солодом особенная: производить его можно только из местного сырья. Насколько хорош белорусский солод и как производители работают над его качеством? Редакция KYKY продолжает исследование ингредиентов.

Популярное