Чему белорусские регионы могут поучиться у польских воеводств

Места • Алиса Петрова
Переделать убыточные заводы в хостелы и моллы, создать компьютерные классы для пожилых людей, сделать выборными местные органы самоуправления и развивать частный бизнес в регионах. Алиса Петрова съездила в Польшу и вместо сувениров привезла рассказ о жизни одного из воеводств.

Силезия и Беларусь чем-то похожи — если, конечно, можно сравнивать страну и регион. Во-первых, Силезия имеет очень запутанную и интересную историю. Во-вторых, после выхода Польши из соцлагеря многие шахты и заводы здесь оказались нерентабельными. В-третьих, тут остались люди, ностальгирующие по советскому прошлому — это меня очень удивило. Но отличий всё-таки больше, и самое главное — это развитие регионов, большое количество крупных городов и высокая плотность населения. Вроде смотришь на Бытом — провинция. А загуглишь — 174 724 человек живёт. В общем, увидела я много чего. Не факт, что это применимо к белорусским реалиям, но представить «а что, если…» можно.

Местное самоуправление

Местное самоуправление — это когда жители какой-то территории сами выбирают людей в административные органы. Администрация сама распоряжается выделенным бюджетом и не подчиняется напрямую центру, а только сотрудничает с ним. Это касается всех уровней власти: и воеводств, и поветов, и гмины — наименьшей административной единицы Польши. Пресс-секретарь мэрии города Гливице Марек Яжембовский говорит, может многого добиться для своего города.

Гливице известен как место начала Второй мировой войны — там была проведена операция «Гиммлер». Германское командование инсценировало нападение польских солдат на радиостанцию в тогдашнем немецком приграничном городе Гляйвице, чтобы иметь «официальный» повод напасть на Польшу 1 сентября 1939 года. Но история совсем не об этом. Польша вышла из социалистического лагеря — и для бывших «идейных врагов» открылся новый рынок: страны Центральной Европы.

Американский концерн General Motors объявил конкурс на строительство нового современного завода. В тендере участвовали почти сто городов, в том числе Гливице. В то время он был одним из самых бедных городов в регионе, но мэрия понимала, что кроме их самих им никто не поможет. Город во многом проигрывал конкурентам, и мэрия описала в заявке реальное положение дел, не приукрашивая. Через какое-то время вечером мимо города проезжал кто-то из представителей General Motors. Сотрудники мэрии пошли на безрассудный шаг. Прямо на дороге они остановили машины компании и уговорили заехать в город. Едва ли белорусские чиновники способны на такое.

Переговоры шли всю ночь. Естественно, представителям GM это всё не понравилось, и утром, они, злые и невыспавшиеся, уехали. Но сегодня завод General Motors Manufacturing Poland в Гливице — ведущий в Европе по производству Opel Astra. Здесь работает 3 тысячи человек и ежегодно производится 207 тысяч автомобилей, 98% из которых идут на экспорт. Марек рассказал: «Почему выбрали Гливице? Мы были единственными из ста городов, кто рассказал инвесторам правду. Остальные же в заявке приукрашивали своё реальное положение — сами представители компании нам в этом признались».

В Беларуси главы городских администраций не выбираются, а назначаются. На одном PR-форуме в Минске спикер рассказал показательный случай. Он рассказывал о вариантах продвижения белорусских региональных городов: Кобрина, Мозыря и других. Когда мэрии одного из таких городов предложили сделать свой бренд, там ответили: «А зачем нам это? Нужно будет много работать над этим, вкладывать деньги. Да, они вернутся, но их заберут и распределят по бедным городкам или посёлкам региона. А они и дальше будут сидеть и ничего не делать: им и так денег дадут».

Развитая транспортная инфраструктура

Для жителей Силезии абсолютно нормально жить в одном городе, работать или учиться в другом, а отдыхать в третьем. «Если я захочу в театр — поеду в Бытом. Захочу в ресторан — поеду в Катовице. Всё делается для того, чтобы человеку было комфортно и не хотелось уезжать в крупные города», — рассказывала жительница региона, наша переводчица Аня. Добраться из одного места в другое не составляет никакого труда — мы каждый день ездили в другой город.

По всему региону ходят автобусы, поезда и… трамваи. Верхнесилезская трамвайная сеть существует с 1894 года и даже сегодня она одна из самых больших в мире. Из-за высокой плотности населения, города объединены в агломерации, поэтому Силезия напоминает огромный город с множеством микрорайонов. Можно не заметить, как из одного города ты переезжаешь в другой. В Беларуси, конечно, ситуация совсем другая — у нас не так много людей в регионах и агломераций там нет. Но сама идея, что житель провинции может свободно ездить из одного города в другой — ключевая для комфортной жизни.

Торговые моллы и гипермаркеты

Неофициальным гвоздём нашей польской программы был шопинг. Я лично не фанат бездумного шопинга «купить абы купить» — мне хватило туши L'Oreal и чёрной борцовки New Yorker за 12 злотых (~50 тысяч). Но некоторые умудрились купить полгардероба. Видела смешной случай: девочка из Осиповичей (да простит меня она и все Осиповичи) думала, что купила 3 майки, а оказалось, что это мужские трусы — они продавались завёрнутыми в упаковку. «Я понятия не имела, что это — у нас такого нет. Ну, я и подумала, что это майки».

В городах покрупнее выбор брендов очень большой: начиная от H&M и Reserved, заканчивая Pierre Cardin. Гипермаркеты Aushan есть везде: в центре, на окраинах, между городами, в торговых моллах. При этом, хочу напомнить, мы ездили не в Варшаву, не в Краков и не в Познань. Даже на окраине Бытома, в «неблагополучном районе», был торговый центр с гипермаркетом. Не такой большой и крутой, как в Катовице — столице воеводства — но тем не менее.

Жители белорусского приграничья, конечно, привыкли ездить «на закупы» в Польшу, Россию или Украину. Остальные либо гоняют за вещами в Минск или другой областной город, либо одеваются на местном рынке. Но ведь гораздо проще, если в самом городе или где-то поблизости есть торговый молл с гипермаркетом. Неплохая альтернатива долгим поездкам по Беларуси или километровым очередям на границе.

Ревитализация промышленных предприятий

Первое, что бросилось в глаза, когда мы приехали в хостел — шахтный копёр неподалёку. Оказалось, что здесь раньше была угольная шахта. А сегодня — хостел и ресторан. Так мы и узнали, что такое ревитализация. Силезия всегда была угледобывающим регионом. Но после выхода Польши из соцлагеря многие шахты закрылись, потому что оказались нерентабельными. Крупнейший торговый молл Silesia City Center находится именно на территории бывшей шахты. И шахтному копру тоже нашли практическое применение: на нём находится логотип центра. Очень бросается в глаза, когда едешь мимо.

На месте шахт сейчас находятся предприятия, склады, спортивный комплекс и музеи. Что-то похожее на ревитализацию происходит в Минске на улице Октябрьская. Почему бы не продолжить за пределами столицы? Ведь большинство региональных заводов — убыточные, и работают, скорее, как бомба замедленного действия, а не как субъекты экономики. Рано или поздно их всё равно продадут или закроют — вопрос только, с какими последствиями. Так почему же вместо них не сделать те же торговые моллы, логистические центры? Или, на худой конец, музеи белорусской промышленности?

Бизнес-инкубаторы

Мы побывали в университетском бизнес-инкубаторе при Силезском университете. Он создан специально для студентов! Резиденты могут оформить на него юридический адрес своей компании, получить помощь по коммерческим и правовым вопросам. Если стартап добивается успеха и хочет продолжать самостоятельную деятельность, то он просто отделяется. Например, популярная польская деловая сеть Goldenline.pl вышла из бизнес-инкубатора Силезского университета.

Бизнес-инкубатор

Инкубаторы предпринимательства нужны не только в Минске, но и в регионах, и не только для студентов! Для развития бизнеса нет лучшего подспорья, чем развитие инфраструктуры и упрощение административных процедур.

Социальная интеграция пожилых людей

Пенсионеры много сидят дома у телевизора не только в Беларуси. Другой вопрос — делается ли что-нибудь, чтобы вытянуть человека из дома и показать, что после пенсии жизнь не заканчивается. Мне очень понравилось, как в Польше называют пожилых людей — сеньоры. Думаю, что-то такое можно придумать и у нас — согласитесь, звучит почтительно. Внешне пожилые поляки совсем не похожи на белорусов. Бабушки стильно одеваются: костюмчики, туфельки, пальтишки и так далее. Кто-то, конечно, проще, но всё равно видно, что сеньоры следят за своим внешним видом.

Мы были в двух общественных организациях, которые работают с людьми третьего возраста: «Фонд развития города Свентохловице» и «Ассоциация ProEthica», которая находится в городе Рыбник. «Главная цель — достать человека из дома», — говорили нам в обоих местах. Сеньоры играют в театре, ходят в компьютерные классы, занимаются фитнесом и садоводством, делают упражнения для памяти. В театре «Фонда развития города Свентохловице» с пенсионерами занимается известная польская актриса. Нам повезло: мы попали на репетицию. Бабули совсем не смущались нас и продолжали играть — очень эмоционально, «с чувством, с толком, с расстановкой». Будь я Станиславским, я бы поверила. Сеньоры специально для нас даже показали юмористическую сценку про свинок — слов я не понимала, но выглядело очень забавно.

Граффити о правах людей с ограниченными возможностями

На встрече в ProEthica был «интерактивчик». Мы сидели в большом кругу: наша группа, организаторы и сами сеньоры. В конце встречи даже спели четыре песни на польском, украинском, белорусском и русском языках. Лидер и создатель проекта, Анна Наврот, рассказала, что ездила учиться работе со стариками в Швецию и ориентировалась на их опыт. Но интереснее всего было послушать самих сеньоров. Для них главное, что они получают от программы — общение. Они много общаются не только с организаторами и между собой и, но и с молодёжью.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Сакрэтны Мінск: шкодная міфічная істота

Места • Дмитрий Мелеховец

Абярэгі, фенечкі і гадзіннiкi з нацыянальным арнаментам; швэдары і майкі; глечыкі, халодная зброя і ўпрыгожанні з паганскімі сімваламі. Усё гэта мы знайшлі ў невялічкай краме «Рагна» на вуліцы Сухой.

Популярное