Творец и его творение. Минские художники о своих работах и пристрастиях беларусов

Проекты • Дмитрий Качан
Польский Минкульт объявил конкурс на стипендию для творческих людей «Gaude Polonia», чтобы молодые художники, музыканты и кинематографисты могли учиться и заявлять о себе. KYKY нашел минских художников и спросил у них, понимает ли наш человек современное искусство и может ли творец прокормиться, продавая свои творения. После их рассказов становится понятно, зарубежные программы – это шанс для застенчивого беларуского художника стать наконец уверенным в себе профессионалом.

Екатерина Магуленко. «Наши люди не понимают искусство»

В Минске в последнее время художникам и деятелям искусства становится проще, хоть есть и нюансы. Появляются условия для развития: галереи, арт-территории и арт-площадки, салоны, фестивали, конкурсы. Их пока можно пересчитать по пальцам одной руки, но это лучше, чем ничего. У нас есть возможность развиваться и зарабатывать, но содержать себя и платить по счетам – большая редкость. Истинно жаждущего живописи человека, который может себе позволить купить полотна, коллекционировать их, я на своем веку в Беларуси не встречала.

Наши люди не понимают искусство. Они несвободны в покупках, потому что часто живут от зарплаты до зарплаты. Так что художнику в Беларуси на своем творчестве зарабатывать невозможно – мы вынуждены иметь постоянный заработок. Я варю кофе, рисую открытки, получаю заказы на портреты, являюсь создателем и руководителем персонального сайта art-trava.com, на котором я пытаюсь заявить о себе. У меня есть знакомые, которые уезжали из Беларуси и возвращались, есть те, кто уехал и не вернулся. Не могу сказать, что за рубежом лучше или хуже. Но мысли о том, чтобы заниматься своим делом не в Беларуси есть всегда. Зачастую, кажется, что где-то там точно есть аудитория, которая принадлежит тебе. Поэтому я планирую зарегистрироваться в программе «Gaude Polonia».

Мои работы, которые есть в этой мастерской, созданы не на продажу. Я бы хотела увидеть их в аукционных домах, в галереях мира, но продать их я, наверное, не смогу. Если только это будет человек, который ее чувствует, ощущает, не может без нее дышать. Это должна быть страсть.

В моей живописи доминируют портреты, которые я пишу маслом на холсте. Они достаточно стилизованы. Портрет человека имеет минимальное портретное сходство с прототипом, но тут есть тот изъян души, который мне попался на глаза. Я выставляю на всеобщее обозрение слабость человека. Это миг, переломный момент, который невозможно не изобразить. Я ловлю этот момент, влюбляюсь в него, вдохновляюсь им, приглашаю натуру в мастерскую и пишу.

Катя Флер. «Если ты действительно хочешь, то пробьешь себе дорогу даже здесь»

В Минске комфортно творить, потому что, в принципе, здесь есть свобода мысли: художник никому ничего не должен. Но в плане реализации работы все довольно сложно, я имею в виду наше экономическое положение и состояние кошельков. Раньше эстетика интересовала людей больше, заказы поступали гораздо чаще. Теперь ко мне обращается более узкий круг людей, и чаще всего это музыканты.

Художники в Беларуси разные. Есть «прошаренные», которые закончили Академию, состоят в Союзе художников, участвуют в выставках, они нацелены на раскрутку. Есть художники, которые даже не имеют художественного образования. Вопрос в том, хочешь ли ты о себе как-то заявить, реализоваться, или просто творишь для себя.

Я завишу от своей самооценки: то не верю в себя и боюсь белого холста, то просыпаются огромные амбиции, и я не отрываюсь от мольберта… Художник должен быть настойчивым и уверенным в себе. Если ты действительно хочешь, то пробьешь себе дорогу даже здесь, где все еще много пережитков СССР.

Я пишу дома. Выхожу на пленэры, но это чтобы поддерживать технику. А еще я преподаю рисование маленьким детям, и эти занятия часто наводят меня на новые идеи.

Если пишу для себя, то это связано с внутренним, эмоциональным состоянием. Чаще всего сублимирую негативные эмоции. Это отражается на настроении работ, я стесняюсь их выставлять на публику. А остальное, с большего, – работа с музыкантами. Мне нравится такой симбиоз – меня вдохновляют они, а я вдохновляю их. Помимо интересного опыта, проекты с музыкантами умножают количество зрителей в десятки раз.

Катерина Булаш. «Заказчики чаще всего хотят «богато и много золота». Кому интересно это рисовать?»

Сложно сказать, что Минск чем-то помогает или развивает. Здесь не так много возможностей и какой-либо поддержки. Например, сделать персональную вставку очень сложно. Не каждый художник может себе это позволить. После колледжа я стала преподавателем – исключительно своим творчеством заработать сложно. Есть заказы, но клиенты чаще всего хотят «богато и много золота». Кому интересно это рисовать? Но приходится браться.

Иногда, конечно, у нас проходят занимательные мероприятия, но, в основном, в них участвуют представители Союза художников, а лично мне больше интересны современное искусство. Хотя есть, конечно, интересные вещи: недавно была выставка Славука. У него интересная графика.

Привозят, конечно, и репродукции, но это же не так интересно. А то, что выставляется в наших музеях, – можно сходить посмотреть, но это уже изучено вдоль и поперек. Какие-либо «вау-мероприятия» происходят безумно редко. За границей с этим гораздо веселее. Поэтому я и планирую переехать: для начала поступить в ЕГУ, потом потихоньку перебираться дальше.

Я люблю работать на улице. Либо дома, уютно сидя на диване и скрупулезно занимаясь. Меня вдохновляют люди, каждая складочка, ресница… Мне хочется запечатлеть не реализм, а интересную форму. Из того, что я делала, мне нравятся иллюстрации к «Мастеру и Маргарите». Мне захотелось сделать их в интересной технике, как никто еще не делал, – само творчество Булгакова и его мистика меня вдохновляли.

Вероника Рокашевич. «У нас народ любит что-то примитивное»

Минск скорее не дает развитие художнику, чем дает. Тяжеловато с работой, художники не попадают ни под категорию ремесленников, ни под кого-то еще. И сложно понять, как тебе устроиться, чтобы не накрыла налоговая. Ты пишешь, продаешь свои работы, а оказывается, так нельзя. И с заказчиками сложно. Все-таки у нас народ, в большинстве своем, любит что-то примитивное. Художник у нас может зарабатывать: делать логотипы, например. Но своим творчеством – нет. Вот и приходится много думать о переезде в другую страну. Я рассматриваю Германию. В этой стране есть и возможности для самореализации, и сильные вузы.

Хотя, надо отдать должное: за последние лет пять в Минске все стало намного круче и интереснее: появляются выставки, творческие тусовки. Людям стало интереснее то, что я делаю. Правда, не покупают, а только спрашивают. Но, хоть так.

Работаю я дома. Снять свою студию – это голубая мечта. Я сейчас пишу абстрактные пейзажи. У меня были учителя европейских взглядов: с их помощью я ушла от голых натур во что-то более интересное, в абстракцию. Мне нравится работа с цветом и разными материалами. Не только краски. Это может быть коллаж.

Вот эта работа мне очень нравится. (имеется в виду, картина на фотографии) Она написана в сжатые сроки, прямо перед выставкой. Меня нашла девочка через Instagram и предложила поучаствовать. Работа – а это автопортрет – писалась под эту выставку часов за десять. Так ты максимально собираешься и выдаешь.

Вадим Тищенко. «За девять лет стало проще. Но я не знаю, это динамика в обществе или я просто стал больше работать»

В Минске есть возможности себя реализовать, но нужно очень стараться. Нужно общаться с людьми, искать интересные проекты и проявлять инициативу, несмотря на какие-то шишки, которые ты будешь набивать в процессе. Надо много терпеть и не сдаваться. Хотя я пока не успел ничего особого. Но скоро будет выставка моих друзей – «If only» – презентация интернет-журнала, fashion, art, иллюстрации, живопись, где я буду участвовать.

Я думаю, просто людям все это не особо интересно. Я начал активно заниматься творчеством после двадцати лет, а сейчас мне двадцать девять. За девять лет стало, наверное, проще. Но я не знаю, это позитивная динамика в обществе или я просто стал больше работать, и у меня стало получаться. Да, в стране появился стрит-арт. Раньше было только граффити. Это хорошо. Крутые иллюстраторы начинают проползать и в рекламу, и в оформление, и в другие интересные ниши.

Лично я очень долго искал, что буду делать. Я метался от акварельных работ к масляной живописи, но нашел себя в цифровой иллюстрации и графике. Даже работы, которые я рисую на холстах, – это все равно графика, а не живопись. Работаю, в основном, с формой. Это не какие-то сюжетные работы с глубоким смыслом. Мне нравится куб, или параллелепипед, или шар – нравится, как в него вонзаются какие-то другие формы. Я стараюсь из обычных абстрактных фигур сделать что-то антропоморфное, похожее, например, на лицо.

Вообще, я хотел рисовать на улице. Много лет пытался, но ушел в квартирные росписи. Так удобнее. В моих работах много деталей, их долго и сложно прорабатывать, а значит нелегально на улице работать я не смог бы, потому что быстро не умею, легально – надо договариваться, что тоже сложно.

Вера Яговдик. «Художнику много чего может помешать, но, если ты хочешь, то тебя ничего не остановит»

Я не из той категории людей, которая будет жаловаться и искать внешние проблемы. Я думаю, первое, что важно понять каждому – все зависит от нас: мы можем найти в себе силы, чтобы реализовать все свои желания, и можем найти оправдание не делать этого. Тогда все объясняем через Минск, геополитическое положение Беларуси, климат и прочее. Необходимо находить в себе силы просто подниматься и каждый день работать. Любая инвестиция – получасовая, часовая – это путь к изменениям. Художнику много чего может помешать действовать, но, если ты хочешь и чувствуешь свой потенциал, то тебя ничего не остановит.

Так я попала на программу «Gaude Polonia». Это был очень интересный опыт. Во-первых, когда я училась в Академии в Минске, я уже на пятом курсе начала думать, какой проект хотела бы сделать. Уже тогда я участвовала в международных выставках, так что у меня уже была весьма достойная творческая биография, в которую помимо выставок входило участие в мастер-классах и проектах. Сейчас, правда, я понимаю, что можно было делать гораздо больше.

Главное, что у человека всегда есть возможности. Никто никогда не остановит, если ты на что-то нацелен. Я долго-долго готовилась к этой программе. Не сказать, что собирала материал. У меня уже был план проекта, но писала я его совсем не два-три дня. Каждый, кто хочет подаваться на эту программу, должен тщательно подготовиться. Ясное дело, что в некотором смысле это лотерея. Однако шанс получить свой счастливый билет есть только у того, кто подготовился. Так что нужны биография, хорошее портфолио и ясно продуманный проект.

«Gaude Polonia» учит конкретике, учит четко доносить свою мысль. Это путь к тому, чтобы занять свое место. Моя жизнь не разделилась на «до» и «после» стажировки. Я знала, что именно я хочу получить от программы, знала профессора, с которым хотела бы работать, хорошо представляла атмосферу Академии. После стажировки в моем творчестве определенно появилось больше цвета, а к привычной мне графике добавилась специфическая живопись. Так что для меня это действительно был виток в художественном развитии.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Джеймс Бонд с бородой из ваты. Как беларуские отели и усадьбы будут праздновать Новый год

Проекты • Ольга Родионова
Лыжи надо готовить летом – о праздновании Нового года логичнее озаботиться в сентябре, чтобы потом в ужасе не бегать за две недели до праздника, пытаться попасть хоть куда-нибудь. Тем более, раннее резервирование зачастую дает приятную скидку от 10%. А вот на эти деньги можно спокойно сходить в бар уже завтра. KYKY совместно с гидом Vetliva рассмотрел варианты отдыха в Беларуси на разный вкус и бюджет, которые доступны к заказу уже сейчас.
Популярное