Тело как дело#2: «Плохой вкус в татуировке — это повторительство»

Арт
В серии материалов «Тело как дело» мы рассказываем о героях местной тату-сцены, эстетике их работ и взглядах на культуру татуировки. Для второго выпуска из серии мы поговорили с Женей Бумером из студии «Черная рука».

Про то, как все началось 

Сам я из Жодино — там и начал заниматься татуировкой, когда в Беларуси о ней мало что было известно. Это было в 2000 году, когда у нас все только начиналось: в 90-х было несколько мастеров. Мне же было просто интересно, я соорудил самопальную машинку, все по классике: моторчик от какой-то игрушки, блок питания от детской железной дороги, гитарная струна вместо иглы. Друг предложил сделать ему татуировку — мы набрались храбрости и завалили ему наколку. К слову, спустя десяток лет с ней все в полном порядке, мне не стыдно за первую работу. Мотивы, конечно, примитивные — трайбл, зато все хорошо зажило и получилось качественно. В последствии я занимался татуировкой время от времени: периодически набивал друзьям и людям из своего окружения. Татуировкой как профессией я занимаюсь с тех пор, как окончил институт. Я учился на дизайнера одежды, но этим у нас в стране едва ли заработаешь — на предприятиях у ведущих дизайнеров с огромным стажем очень маленькие зарплаты. Когда стал вопрос о том, чем заниматься, я выбрал татуировку.

Про рабочий процесс

Долгое время я работал в салоне «3000», но для того, чтобы работать на кого-то, должны быть очень хорошие условия, потому что не всегда хочется делать только то, что тебе говорят. Когда занимаешься всем сам, ты можешь выбирать, за какие татуировки возьмешься, а за какие — нет. Все происходит так: человек смотрит мои работы в социальных сетях, если его устраивает стиль подачи, то он рассказывает свою идею и мы работаем. Заказов довольно много, поэтому приходится фильтровать. Кому-то отказываешь сразу, кого-то записываешь на более позднюю дату. Все зависит от картинки. Например, мне не интересны мелкие орнаментальные вещи — кельтские мотивы, полинезийские. Я предпочитаю работать по своим рисункам: человек описывает общую концепцию, я думаю над визуальным образом. Когда все складывается у меня в голове, я делаю эскиз.

Про индивидуальный стиль у татуировщиков

Я не могу как-то охарактеризовать свой стиль, хотя когда многие люди видят работы, понимают, что их делал я. Мне нравится широкий диапазон стилей: и олдскул, и орнаментальные вещи, и реализм. Хотя в рамках одного стиля бывает по-разному: например, среди орнаментальных штук не лежит душа к полинезийским мотивам, хотя они мне нравятся. Что касается стиля, то он вырабатывается путем совмещения разных вещей — черпаешь из искусства, жизненного опыта, в голове все перемешивается и получается свое. Есть, например, Jeff Gogue, который работает в стиле ар-деко, а различные элементы заимствует у художественных классиков.

Если разобраться, все уже нарисовано. Уже 50 лет назад было то, что сейчас может восприниматься как совершенно новая вещь.

Тебя могут вдохновлять работы других мастеров, начинаешь делать что-то похожее, двигаешься в этом направлении — все уже говорят «о, это его стиль», хотя все произошло спонтанно.

                         

                             

              

                              

                         Работы Жени Бумера          

Про белорусскую тату-сцену

Белорусская тату-сцена очень молодая, ей чуть более десяти лет. Все началось с появления крупных салонов, но они вряд ли способствуют развитию местной тату-культуры: мастера там будут бить то, что захочет клиент.  Это история про «здравствуйте, я хочу паука — получай паука». Например, ребята из «Good Sign» продвигают традицию, свой формат, а так, наверное, специализированных студий и нет. Белорусская тату-сцена — это сборище вольных художников.

Про плохой вкус в татуировке

Плохой вкус в татуировке — это повторительство. Многие желания татуировок формируются массовой культурой. Посмотрели на Рианну — хотят звезды, как у нее. Или крест, как у Бекхема. Мне пишут такие люди, но я сразу говорю — нет, я не делаю как у Рианны, Бекхема или еще кого-то. Чуть раньше была волна с «мне так же, как у Клуни в 'От заката до рассвета'» или «хочу такие же штрихкоды, как у Хитмэна». Сейчас многое зависит от того, какой паблик в интернете люди смотрят. Заходят в какую-нибудь группу, где размещают дикий трэш, и он им нравится — художественного воспитания у них нет, а лучше они пока не видели. Потом эти люди скидывают мне папку работ с тэгом «2000 год» как референс, там очень низкий уровень исполнения, как такое может нравится? Непонятные бабочки, драконы в трайбл — печальная история. Сейчас вырос уровень исполнения самой татуировки — раньше было нормально сделать цветную бабочку, тень от нее — люди уже были в шоке от того, что все выглядит реалистично.

Зачастую людям нравится реализм, у них нет привязки к конкретному стилю и они мыслят проще: чем больше похоже на настоящий объект, тем лучше. Сам человек несет ответственность за свои татуировки. Каждый достоин той тату, которой достоин, и той, на которую созрел. 

Если сейчас человек приходит и говорит, что хочет иероглиф, то понятное дело, что он увидел такую татуировку у кого-то и ему понравилось. И как ты не стараешься уговорить его на другой вариант, он мнется и настаивает на своем. Но это чаще случалось в салоне. Салон — хорошая практика. Кто-то после первой татуировки начинает смотреть больше, интересоваться, потом находит мастеров и перекрывает свои первые портаки. Но я нечасто соглашаюсь на подобные вещи, потому что иногда невозможно получить из татуировки желаемый результат.

Сейчас люди начинают прокачиваться, растет культура восприятия. Это уже становится не просто «нарисуй что-нибудь».

Про символизм

Я сильно не вникаю в тот символизм, который люди хотят вложить в татуировку. Мне достаточно приблизительного описания концепта, который у человека в голове. Все, что глубже, это его дело. 

Про себя и татуировки

То, что у меня пока нет татуировок, не доставляет мне какого-то дискомфорта. Все запланировано и появится в нужное время. Ведь никого не смущает, например, стоматолог без вставных зубов. 

Самостоятельно татуировать себя не хочу, так как бить татуировки самому себе приблизительно то же самое, что лечить самому себе зубы.

Про тренды

Я стараюсь несильно углубляться в тренды. Один что-то сделал крутое, его десять повторили, а этих десятерых еще по десять раз. И понимаешь — вот он, новый тренд. Сейчас поляки очень сильно влияют своим стилем, там ребята делают прикольные штуки. Например, Айварас — литовец, который работает в Кракове. Или Эдек. Глядя на них, многие начинают делать похожий ньюскул: полуреализм с жесткими контурами и активным цветом.

Про изобретение татумашинки, которая может быть отпечатана на 3D-принтере — с ее помощью каждый сможет сделать себе татуировку

Наличие татумашинки не делает человека татуировщиком. Это по той же схеме: если у тебя есть фотоаппарат, то ты по умолчанию становишься фотографом. У многих дома есть ножницы, но они же не стригут себя самостоятельно. Так что это просто вопрос инструмента. 

Про татуировки и их локации

Есть известная картинка про то, что раньше татуировки были на скрытых местах, а теперь — на заметных. Сейчас стерлась граница. Раньше татуировки делали, потому что существовали табу, нужно было выделиться. А сейчас часто делают и потому, что у всех есть. Иногда люди самореализуются за счет тату. Раньше больше ломались по поводу отношения в обществе — это выступало сдерживающим фактором. Сейчас забиваются и офисные работники. Но в Америке немного по-другому: там большая часть людей с татуировкой — водители грузовиков, лесорубы, строители. Хотя возможно, что мое мнение сложилось из-за телеканала «Discovery».

Про восприятие татуировок и тела

Люди делают татуировки, потому что им хочется выпендриться. Некоторым нравятся картинки на теле в память о знаковых местах, событиях, людях. Например, мой давнишний клиент съездил в Ростов, набил там череп и надпись «Ростов вместо тысячи слов». Люди очень заморачиваются по поводу первой татуировки.

Чем больше тату, тем больше пофигизма по этому поводу.

Тело воспринимают иначе. Мне кажется, что с первой татуировкой ломается какой-то барьер: 90 процентов людей приходят домой и уже думают, где делать вторую. 

«Черная рука»

Фотографии: Наталья Камлюк

Читать также:

Первый выпуск «Тело как дело»

 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Тело как дело #1: ребята из «Good Sign» рассказывают про свою работу

Арт
В серии материалов «Тело как дело» мы будем рассказывать о героях местной тату-сцены, эстетике их работ и взглядах на культуру татуировки. Для первой статьи в серии мы поговорили с ребятами из студии «Good Sign» — Виталием Блашко и Андреем Винтиковым.
Популярное