Музыкальные журналисты против Конрада Ерофеева

Культ • Павел Свердлов
Разгромный материал о группе Harotnica, написанный критиком KYKY Конрадом Ерофеевым, не остался незамеченным — белорусские музыканты и критики собрались вместе, чтобы припомнить самые громкие конфликты в музыке. Павел Свердлов ведёт репортаж круглого стола.

, написанный критиком KYKY Конрадом Ерофеевым, не остался незамеченным — белорусские музыканты и критики собрались вместе, чтобы припомнить самые громкие конфликты в музыке. Павел Свердлов ведёт репортаж круглого стола.

Змитер Войтюшкевич

— Так, як Конрад, рабіць нельга! — категорично заявляет Сергей Будкин, главный редактор Tuzin.fm. Флегматичный человек, между прочим. Но сегодня на нервах: у него проблемы с организацией концерта Змитра Войтюшкевича. Ну как проблемы… В клубе «Пираты» Сергею говорят, что закончилось электричество, и что в пятницу вечером не откроют двери. Соскакивают, как могут, боятся Войтюшкевича, как огня. С его концертами уже лет десять проблемы… А Сергей в рекламу вложился и зал продал. Что теперь, самому концерт отменять? Вот такой шоу-бизнес.

Олег Климов

В редакции газеты «Культура» начинается круглый стол на тему «музыкант vs. критик», вызванный недавней статьёй обозревателя KYKY Конрада Ерофеева о группе Harotnica. Статья породила лёгкое бурление в интернетах, и Олег Климов — легендарный редактор «Музыкальной газеты» — решил, что пришло время поговорить о состоянии дел в отрасли. Почему с музыкальной критикой всё так плохо, что повылазили всякие Конрады Ерофеевы, почему слушатель чтением критики брезгует и образовываться никак не хочет, а хочет «о Б-же какой мужчина», и приплясывать под диджеев, а также что происходит с музыкой и шоу-бизнесом такого, что и критиковать-то, по большому счёту, скоро нечего будет — одна светская хроника и останется.

«Идёт замещение журналистики какими-то фанатскими воплями»

Александр Помидоров

Мы сидим в некогда пафосном зале старого Дома прессы на проспекте Независимости. С потолка осыпается лепнина, на стенах разводы — видно, крыша подтекает. Из музыкантов пришли: Александр Помидоров (Pomidor/OFF), Павел Тараймович («Тяни-Толкай») и Александр Фунт (Harotnica). В другом углу ринга журналисты: уже знакомые вам Сергей Будкин и Олег Климов, и ваш покорный слуга. Первым слово берёт Помидоров:

— У меня давно сложилось ощущение, что наша музыкальная журналистика «вмерла, некрологу не побачив». Идёт её замещение какими-то фанатскими воплями. И чем дальше, тем больше. Люди, которые занимались анализом, разбором, рассмотром, сравнением, за последние несколько лет ушли с этого поля и занимаются другими вещами [на меня намекает, гад! — прим. Павла Свердлова]. А новые люди как-то не нарождаются. Тех, кто в информационном поле работает, интересует не контент, а собственное естество в обозреваемом эфире. Речь у них идёт не о музыке и не о музыканте. А о том, что «это я вот сказал!» К журналистике это не имеет ни малейшего отношения. И эта инфантильность рождает ответную реакцию со стороны музыкантов 'Ах, меня обидели!'

Александр Фунт

— Мы на эту статью не обиделись, — меланхолично замечает Александр Фунт. Честно говоря, такое чувство, что и вправду не обиделись. Но коллеги тут же вспоминают музыкантов, которые любят и умеют обижаться. Конечно же, это группа Naka. В последний раз какашки полетели на вентилятор после рецензии Алисы Жидович с «Еврорадио» на альбом «Довольна».

Но те, кто в музыкальной прессе давно, помнят встречу фронтвумен Naka Анастасии Шпаковской и журналистки Татьяны Замировской на фестивле «Амбасовішча» в конце 2000-х. Щупленькой Замировской тогда досталось, и даже ногами. К счастью, этот бой в неравных весовых категориях быстро прекратил кто-то из дипкорпуса. Американские миротворцы вмешались, блин.

Анастасия Шпаковская 

Про то, как сам Фунт смертельно обижался на организаторов фестиваля «Даём рады» за то, что те сдвинули на пять минут сет группы Avias, в которой он тогда играл, почему-то не вспомнили.

Чтобы гнуть свою линию, нужно вкладывать, а не получать»

Павел Тараймович

— В последнее время журналистика становится на уровне комментов в интернете, — сетует Павел Тараймович. — Не ставится целью разобрать музыку. А я недавно побывал в шкуре рецензента и знаю, что в любой музыке есть что отметить хорошего. А люди, такое чувство, ставят себе задачу — вот реальный засёр! Даже не знаю, как по-другому сказать! А ещё, если кто-топо-белорусски пишет статьи, то у русскоязычной группы почему-то всегда всё плохо, а у поп-группы — вдвойне ужасно!

Будкин подтверждает мнение предыдущего оратора:

Сергей Будкин

— Пра ўзровень музычнай журналістыкі можна ўсё зразумець, калі схадзіць на прэс-канферэнцыю з удзелам музыкаў. Гэта поўны кашмар. Беларускія музыкі ўжо даўно прэс-канферэнцый не праводзяць, а калі гэты «Океан Ельзи», дык можна паслухаць, якія пытанні задаюць. Ясна, што гэтая сфера практычна вычышчаная. Ёсць толькі павярховасць і лічаныя людзі, якія пакуль што гэтым пераймаюцца. Яны існуюць за свой кошт, і, больш за тое, укладаюцца ў гэта. Таму могуць сабе дазволіць гнуць сваю лінію. Я асабіста не разглядаю ніколі альбом наконт таго, як там усё сыграна і ці чыста спета. Я заўжды гляджу ў больш шырокім кантэксце, з гледзішча творчасці, пасылу, створанага тут. Я люта ненавідзеў беларускую папсу. І «Цягні-пхай», і Відава — усё гэта кашмарна, другасна, правінцыйна, пластмасава…

— У нас другое название, так что вы поаккуратнее, пожалуйста! — замечает Тараймович. — Не надо абагульняць, потому что обидно немножко. За такие вещи иногда и в лицо бьют.

Тяни-толкай

Есть легенда, что в группе «Тяни-толкай» играют бывшие спецназовцы, так что музыканта, на всякий случай, быстро успокаивают. «Розныя могуць быць падыходы, і розныя ацэнкі. Але ісці ў прыватную сферу, называць нейкімі зняважлівымі імёнамі, як Конрад — гэтага сабе дазваляць нельга. І самае важнае — не глядзець зверху ўніз. Трэба працаваць над сабой… І ў тым ліку трэба прызнаваць свае памылкі», — подводит черту Будкин.

Почему рвётся душа под Натали, Ваенгу и Стаса Михайлова?

Опять Конраду досталось! Он далеко не безоснователен, и с этим никто не спорит. Но вот эта тональность — где-то между блогом и публицистикой, это самолюбование в каждом ярлыке… За годы, проведенные в профессии, мы привыкли, что тексты о музыке должны привлекать содержанием, а не скандальностью суждений или личности автора.

Мне, к примеру, в рецензии тоже важно сыграть с музыкантами в смыслы. Когда у N.R.M. вышел альбом «Дом культуры», я написал, что это альбом о страхе. Начинается всё бодро и весело, а потом страх по ниточке, по ниточке вплетается в текст. И к середине пластинки, в песне «Лёгкія-лёгкія», уже открытым текстом звучит «Над намі страх нібыта сцяг, і мы жывем нібы ў гасцях». И эта безысходность в конце… А потом, на пресс-конференции, музыканты посмеялись: мол, ничего такого мы и не предполагали. А вот так у вас получилось, дорогие. И, кроме критика, некому указать на этот смысл. А есть ли у слушателя талант и способность самому додуматься до него и до других смыслов, скрытых в альбоме? 

Только что толку от критика, когда музыканты без задней мысли записывают на альбом десять первых готовых песен — из них один дуэт и один кавер — и вуаля! А у слушателей нет времени на содержательность. Музыка прослушивается на бегу, в транспорте, между делом, на парах. Фоном, в общем. А в фон пойдут и диджеи.

Вспоминается эпизод из фильма «Горько!», когда тучная женщина отрывается под известный хит. Может быть, новый смысл музыкального критика — объяснять гопникам, почему душа рвётся под Натали, Елену Ваенгу и Стаса Михайлова?

Замкнутый круг: кому нужна критика?

Олег Климов интересуется у музыкантов, что они хотели бы читать в рецензиях. Помидоров демонстрирует чудеса дзэн-выдержки: «Я понимаю, что когда ты своё творчество отдаёшь — всё, это уже не твоё, это уже их, людей. Поэтому для меня важно, чтобы я был доволен той работой, которую сделал». Другим музыкантам важно обоснованное мнение. «Вот тут скучно, потому что три песни подряд записаны в одном темпе», — приводит пример Александр Фунт. Я замечаю, что читателям, вероятно, не интересно будет читать такие разборы. «А они и так почти не читают, — подхватывает Саша. — Критику читают только музыканты, разве нет?»

Получается замкнутый круг: серьёзная критика не нужна читателям, им светскую хронику подавай. Субъективное блогерство раздражает музыкантов — а) их нужно похвалить; б) им нужен аргументированный разбор. Тем, кто берётся балансировать на грани, будут недовольны все.

Конечно, сейчас начнутся возражения в стиле: «Если бы кто-нибудь нормальный что-нибудь нормальное написал, мы бы почитали». Ну да, ну да.

Круглый стол продолжается полтора часа. Мы с Олегом Климовым договорились, что я сейчас не буду выдавать всех секретов. А то ведь для газеты «Культура» ничего не останется! Поэтому оставляю вас с вашими, я надеюсь, мыслями. А подробный отчёт читайте в одном из ближайших номеров «Культуры».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Тэкст у тэму ад «Макулатуры». Віктар Іванавіч, раманцік з крывой трапінкi

Культ • Пістончык

Паколькі трэндам мінулага тыдня можна назваць пакіданне спецыялістамі прыстойнай гарадской працы, друкуем апавяданне пісьменніка, які піша пад псеўданімам Пістончык, пра сумные шчасце калхознага дауншыфцера Віктара Іванавіча.

Популярное