«Жильцы думали, что мы вандалы, которые гадят на стенке»

Культ • Яна Сионихина
Этих ребят записали в герои после неоконченного портрета Василя Быкова, за который молодые художники заплатили властям штраф в 18 миллионов. На самом деле, проект HoodGraff — профессионалы стрит-фотореализма, которые украшают Витебск портретами Стива Джобса и Боба Марли. Артем Бурж, идейный вдохновитель и основатель проекта, рассказал про общение с властями, популяризацию граффити и репосты белорусских работ в Инстаграме Снуп Дога.

В октябре 2013 мы нарисовали первый портрет Снуп Дога по моей инициативе. Этот портрет был очень успешным — 99,9% положительных отзывов, остальные 0,1% — это жильцы, которые думали, что мы вандалы, которые гадят на стенке. Большинство граффитистов пытаются выразить себя шрифтами на заброшках, бомбингом. Это тру-граффити, культура, и они между собой соревнуются: кто лучше и кто больше нарисует. А у нас все делается для людей, которые смотрят на это, как на картины, никто не соревнуется.

Как работает команда художников граффити

Снуп Дог by Hoodgraf


У нас изначально был сформированный состав из четырех ребят. Из них я хорошо знал только двоих. Предложил им нарисовать для меня Снуп Дога, а потом, когда пришел успех, присоединились еще два участника. Чтобы рисовать с нами, нужны две вещи: желание и исполнительность. И больше ничего. Вот из Ярославля ребята просто написали на почту: «Мы хотим двигаться с вами». Я говорю: «Окей. Норматив — один портрет в две недели для города. А от проекта я могу гарантировать, что сумею договориться с властями, объяснить им, что вы не гадите».

У нас авторские права принадлежат не отдельным художникам, а всему проекту. Портреты не рисует Вася или Петя, их рисует HoodGraff. Двое ребят из первого основного состава рисуют с малых лет, пошли на художественно-графический факультет, поступили на дизайнеров. Они самые взрослые в нашей команде — им по 25 лет. Остальные ребята закончили, допустим, только школу с художественным. Самый младшенький — я. У меня специальность в университете — бизнес-коммуникации. Быть менеджером, вдохновлять, руководить — мне больше подходит.

Мы советуем начинающим командам и всем остальным стартаперам такую вещь, как планерка. Первое собрание у нас было сырым, больше похожим на мозговой штурм. А второе было четко прописано. Мы взяли за правило соблюдать эмоциональный контроль, никакие дела не решать в интернете, чтобы это не приводило к ссорам. Мне нравится, что ребята, если и хотят ругнуться друг на друга, делают это как аристократы: они говорят что-то вроде «ты не очень корректно провел здесь линию, я бы сделал вот так».

18 миллионов за Василя Быкова

Фото из ФБ группы «Васіль Быкаў у горадзе».

В Минске мы по многочисленным просьбам пытались нарисовать белоруса Василя Быкова. Но проект был провален. Нам не просто не дали дорисовать, нам еще и влепили штраф в 18 миллионов. Но суть не столько в нем: мы вроде как для города стараемся, а тут к нам такое отношение. Ну, мы без всяких обид оплатили штраф.

В Витебске проблем с властями не было. Были дискуссии с ними. Я звонил генеральному директору ВПКиТС — это витебский тепловой пункт. Ему нравится то, что мы делаем. Это, конечно, никак не разрешает нам это делать официально, но мы, тем не менее, рисуем без проблем.

Естественно, жители могут вызвать патруль. Когда это случилось первый раз, я объяснил, что это все облагораживание, и на следующие покрасы милиционеры приезжали, только чтобы сделать совместную фотку.

Ребята из Hoodgraf рисуют Боба Марли

Хотя я на 100% уверен, что их вызывали. В Витебске не просто лояльно к этому относятся. Я бы сказал, что представители власти только за. Например, когда мы рисовали третий портрет, Стива Джобса, патруль нам любезно порекомендовал будку в своем дворе.

Нас приглашали БРСМ провести граффити-фэст. Но мы отказались. На то был ряд причин: потому что они БРСМ, не по нашим правилам играют. Не секрет, что денег им предоставляют больше, но у нас свобода мысли. Мы не рисуем, извините меня, голых девок или что-то, что может повредить детскую психику. А они еще в какие-то рамки загоняют. Зачем это надо? Как заказчик они могут выступить, в принципе, а участниками их проекта мы не будем. Мы свободолюбивые. Любим, когда к нам в творческий процесс не лезут.

Кого рисует HoodGraff

Тупак by Hoodgraf

Была одна странная теория. У нас однажды прохожий спросил: «Почему вы рисуете покойников?» Действительно, единственный на тот момент живой был Снуп Дог. Мы подумали и решили сразу же нарисовать Эминема, как-то разбавить это. Снуп Дог, наверное, там тоже волнуется.

Я вижу в комментариях много срача по поводу белорусов и русских, мол, мы их не рисуем. Я прошу назвать одного белоруса, которого знают хотя бы в десяти странах мира.

Василя Быкова мы решились рисовать потому, что он самый переводимый белорусский писатель. Хотели Скарыну нарисовать, например. Хотели бы нарисовать нашу биатлонистку, которая выиграла три золотых медали на олимпиаде. Но если выбирать между Домрачевой и Джобсом, я бы выбрал второго.

Сейчас у нас есть портреты и Пушкина, и Гагарина. Мы и тех любим, и этих любим, и всех рисуем. Мы бы согласились рисовать Лукашенко, но не в Беларуси. Черт его знает, что подумают представители власти. Все пишут: «Вот, американщину в Беларуси рисуете». А вот действительно, было бы очень здорово Василя Быкова нарисовать где-нибудь в Германии, Лукашенко где-нибудь в Америке. А вот Солодуху мы бы не рисовали. Максимум — у него дома.

Аэрозольные баллончики, граффити — это хип-хоп тематика, то есть уклон к хип-хоп исполнителям. Но опять же, Стив Джобс, например, просто великий человек, компьютерный гений. А Мэрилин Монро… Мы все-таки пишем мотивирующие цитаты. И самой умной цитатой блондинки мы посчитали «poopoopeedoo». Подумали, что это немного иронично.

«Приятно видеть, что наши посты у Снуп Дога на странице собирают по 70 тысяч лайков».

Снуп Дог размещал у себя в Инстаграме фотографии наших работ. Их было около семи, в частности, с моего аккаунта и с myhoodisgood — это аккаунт HoodGraff. Я хотел, чтобы ребята нарисовали первый портрет специально для него, чтобы он оценил. Провел небольшую работу с социальными сетями, и вуаля — через месяц он постит у себя эту фотку.

Нейт Дог by Hoodgraff в инстаграме Снуп Дога

Потом рисуем Нейт Дога — Снуп Дог постит, Боба Марли — постит, практически он так и подписался на наше творчество. Это не дало нам никаких привилегий и бонусов, ничего, кроме небольшой шумихи, типа «О, сам Снуп Дог оценил». Если мы когда-нибудь соберемся в Лос-Анджелес порисовать, я надеюсь, он оценит это лично — это греет. Очень приятно видеть, что наши посты у Снуп Дога на странице собирают по 70 тысяч лайков.

Есть очень много портретов, которых от нас ждут. Например, Горшка из группы «Король и шут». Но каждый из нас понимает, что это вызовет неоднозначную реакцию. Может он для кого-то и великий музыкант, но он не совсем подходит к нашей тематике. Он уж очень колоритный персонаж. Мы рисуем тех, кто изменили мир хоть как-то. Мы будем рисовать Курта Кобейна, скорее всего, он будет уже цветной. Пока что наши работы есть только в Витебске, но в конце июля можно будет увидеть два портрета в Питере.

Где и за чьи деньги рисует HoodGraff


Граффитист из Hoodgraf рисует Эминема

Деньги собираем своими силами. Изначально вообще рисовали только за мой счет, а последние три покраса осуществлялись благодаря жильцам. Эминем, например, был нарисован полностью за деньги жильца по проспекту Победы д.3 корпус б. Он сам нашел нас, выделил 1,5 миллиона на краску — фактически заказчик был. Я не хочу собирать деньги со всех жильцов по подъезду. Надеюсь, двор сам захочет видеть у себя картину, сам нас найдет, сам напишет.

Был случай, когда рисовали Боба Марли, и жительница попросила, чтобы мы изобразили и для детей что-нибудь. На соседней стенке этой же трансформаторной будки мы нарисовали тех же самых детишек: маленького Снуп Дога, маленькую Мэрилин Монро, маленького Пушкина с мотивирующей цитатой — «Звездами не рождаются, звездами становятся». Всем понравилось.

Не думаю, что 1,5 миллиона — это много. Для дома это в среднем15-20 тысяч с квартиры. Для города мы рисуем бесплатно, не берем денег за работу. Мы не рисуем на стенах в квартирах и домах. Но если бы портрет в квартире заказал кто-то знаменитый, социально-активный человек, любой представитель шоу-бизнеса, политик, который помог бы нам дальше продвигать этот проект, мы бы согласились. Мы не продаем ручки, скейтборды и одежду, мы не коммерческий проект, но мы хотим пиариться, чтобы о нас узнали. И чтобы подключалось все больше художников. Мы никак не рекламировались. Просто на каждый портрет сделали трафарет со ссылкой на Инстаграм и группу в ВК. Нас поддерживают реперы, так как раньше я с концертной деятельностью был очень близок. Нас поддерживали группы-миллионники VK, потому что я раньше с ними работал.

Кто мешает рисовать граффити

Стив Джобс by Hoodgraff

Был случай в октябре, когда на лице Снуп Дога оставили тег. Это был пьяный завистник из Полоцка. Мы отреставрировали портрет за четыре часа. Потом были случаи, когда детишки мелом рисовали усики на портретах. Но это все до первого дождя. А до того, чтобы портить или приходить закрашивать, никто не доходил. Хотя, думаю, что в ближайшее время появится какой-нибудь один идиот, который пройдется по всем работам и оставит свой след. Но мы все равно отреставрируем.

Детвора очень сильно отвлекает. Во дворе обычно собирается от пяти до пятнадцати детишек, и каждый хочет что-то потрогать, пообщаться. Я, как правило, выступаю как строгий воспитатель, со смешинкой, конечно. Вообще, дети назойливые. Они не знают, как это происходит, им интересно. И если бы я был преподавателем по рисованию, я бы им начал объяснять, а тут главное — результат, приходится их как-то ограничивать, прятать банки. Были случаи, когда мальчишка забрал банку с краской и побежал. И что с ним дальше делать — не понятно. Где и что он нарисует или напишет — это уже под нашу ответственность.

В дальнейшем мы хотели бы обучать детишек. Очень молодых начинающих художников, по 10–15 лет. Ребята много пишут на почту, просят, чтобы мы поучили их рисовать. Но это индивидуальный подход, долго и сложно. А делать мастер-класс для них мы бы очень хотели. В ближайшее время этого не будет, но надеемся, что через года 1.5–2 мы этим займемся. Как-никак через десять лет выходим на, скажем так, «художественную пенсию».Сейчас у нас все силы уходят на проект. Нет времени на личную жизнь и что-то еще. Потому что если мы не поднажмем, это сделает кто-то другой.

Зачем нужен проект

Проект должен привести к тому, чтобы в Беларуси власти выделяли не только заброшенные места для художников, но еще и фасады домов в городе. Мы показываем, как делать настоящий стрит-арт. Мотивируем художников к тому, чтобы не просто рисовать свои непонятные никнеймы, а разностороннее мыслить. Уровень художника не растет из-за того, что он рисует тэги. Пожилой человек вообще не понимает, что там нарисовано, он видит какие-то абстрактные цвета и все. Можно до бесконечности спорить и меряться сами знаете чем, но рисовать что-то близкое людям, какой-то реализм — это более широко. Мы получаем письма благодарности. Это очень приятно, радует, что есть признание. Многие подходят и спрашивают: «Как вы фотографию перенесли на стену?» И спрашивают, могу ли я мастер-класс провести, приглашают домой на чай и в кафе.

Эминем by Hoodgraff

Были противники нашего творчества, сейчас они стали нашей командой. Был случай, когда ребята подумали, что мы конкурируем с ними, выступаем как коммерческий проект, отбираем заказы. После встречи мы объяснили, что рисуем в рамках проекта, а если есть заказы, то их берут ребята, которые занимаются коммерческой деятельностью, мы туда не лезем. Нам бы хотелось город облагородить.

А народ привык, что художник должен быть голодным, и все считают, что предоставить ему стенку — этого уже предостаточно, чтобы художник был доволен.

Мы рассчитывали, что город отзовется и будет просить нарисовать какую-то социальную рекламу. Пока, к сожалению, мы не такие раскрученные ребята, нас никто не спонсирует, чтобы мы выделяли деньги и время на пропаганду здорового образа жизни. Конечно, мы сами за это. Никто из нашей команды не курит и не пьет, как ни странно. Никто, абсолютно. Из Витебска, по крайней мере.


Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Манифеста без манифеста: репортаж из закулисья

Культ • Антонина Серякова
Первый раз европейская биеннале современного искусства проходит в стране, для въезда в которую белорусам не нужна виза. Открытию Манифесты 10 в Санкт-Петербурге предшествовали скандалы, проверки, байкоты со стороны художников и галеристов. Директор арт-проекта Zabor Антонина Серякова получила аккредитацию на мероприятие и провела четыре дня в закулисье Манифесты.
Популярное