Китаец, который выучил беларускую мову

Герои • Ирина Михно
Яша Ван родом из Китая. Он приехал в Беларусь восемь лет назад. Все это время Яша творит добро: пишет рассказы о белорусах, делает сувениры с белорусской символикой и преподает китайский язык в БГУ. Удивительным образом китаец стал белорусом, словно заменив нашу памяркоўнасць конфуцианством. Писательская страничка Вана в социальной сети называется «Монологи Яши».

KYKY: Яша, я знаю, что вы захотели приехать в Беларусь, когда на школьном уроке истории узнали о Брест-Литовском договоре. Чем вас так зацепила история Бреста?

Яша Ван: Это было первое, что я узнал о Беларуси: договор и Брестская крепость. Мне очень нравится история, рассказы о событиях Второй Мировой войны, где СССР победил. Конечно, есть книги и много информации в интернете, но я побывал на реальном месте, даже специально надевал костюм офицера, чтобы прочувствовать рассказы экскурсовода. Это совсем другое чувство. Намного лучше, чем скучный учебник. Вообще, я приехал, чтобы выучить русский язык. Я знал, что в странах бывшего СССР все разговаривают на русском, но чистый язык сейчас только в России и Беларуси.

Про уровень образования я не знал ничего, да это и неважно, мне просто понравилось название Белая Русь. Вообще, я маньчжур. В Китае и сейчас есть эта национальность, а страны Маньчжурия уже нет, раньше она называлась Желтая Русь.

Для меня Беларусь – загадочная страна. Я живу тут один уже восемь лет и пока что не планирую уезжать.

KYKY: Вы сказали: «Вторая мировая война, где СССР победил». Для нас это все же Великая Отечественная.

Я.В.: Это война охватила почти весь мир, восточные и западные страны – тоже. В Беларуси многие не знают, что японцы тоже фашистами были. Некоторые китайцы плохо понимают войну на Западе. Эта была победа не только СССР, но и наша. Мне не нравится, когда люди завоевывают чужие территории, тот же Сталин. Он побывал в Польше, завоевал Германию. Так не должно было быть, это чужой народ. Я не думаю, что в СССР было все прекрасно.

KYKY: Я видела на вашей странице сувенир: танк с белорусской символикой. Зачем вы его сделали?

Танк, слепленный Яшей

Я.В.: Я его делал в честь 9 мая. Чисто для себя. Раньше я рисовал и продавал свои портреты, но сейчас мне не нравится делать что-то на заказ. Да, я не богатый, но мне и этого хватает. Этот танк сделан из муки. Делать сувенир из муки – традиционная китайская техника. Танк несъедобный: когда я лепил его, добавил гуашь. Я близко видел Т-34. Дизайн не сильно отличается от других танков. Я делал яркий танк с белорусским орнаментом, чтобы он был модным, как украшение, а не оружие. Я против дорогой гонки вооружений, хочу, чтобы в мире не было войны и вооружений вообще. А если и будет, то только для того, чтобы положить их в музее, в историю.

KYKY: Как вы провели день Победы в Минске?

Я.В.: Стоя, смотрел на парад, мне очень понравилось: танчики, самолеты, солдаты, народ – вообще всё. Говорят, что в Москве круче парады, но там зрителям плохо видно, а тут два метра – и танк.

KYKY: Вы в детстве мечтали стать писателем. Почему сейчас пишете именно про Беларусь?

Я.В: Я не специально пишу про Беларусь, сейчас много рассказов про эту страну. Может быть это случайно, а может, это действительно любовь от души. У меня любовь к этой стране приходит постепенно. Я пишу про Беларусь, чтобы люди приняли меня. Могу писать и про Китай и любую другую страну. Русский народ не всегда хорошо воспринимает новые вещи, поэтому, я хотел стать инновационным писателем. Как-то я написал «девушка красивая: кожа белая, как вареное яйцо». Мой белорусский друг сказал, что это неправильно. Надо писать белая кожа, как снег. Так правильно в литературе. Инновация важна, но надо, чтобы люди приняли.

KYKY: Для своего рассказа «Дедушка со стельками» вы нарисовали стельки с белорусским орнаментом, в чем заключалась метафора?

Я.В.: Это очень простая история, там несколько моралей. Иногда самые важные, традиционные народные и хорошие вещи находятся под ногами, это нехорошо. Сейчас молодежь специально покупает ненужные им продукты, например, Макдональдс – там невкусно, неполезно и дорого. А наши традиционные драники мало покупают. Я специально придумал стельки с белорусским орнаментом, как символ всей культуры, которую мы топчем. В этом рассказе главный герой – дедушка, потому что иногда мы думаем, что старые люди неприятны или воняют, это плохо, в нашем обществе им нужно уделять большое внимание. Надеюсь, после просмотра моей статьи что-нибудь изменится.

KYKY: Вы никогда не хотели продавать эти вещи?

Я.В.: Неправильно будет, если иностранец начнет продавать белорусские вещи, местные должны учить приезжих. Это не моя цель.

KYKY: Как вы думаете, белорусы хорошо принимают иностранцев?

Я.В.: Вообще, хорошо принимают. Но иногда белорусы нехорошо понимают людей из восточных стран. Некоторые из вас даже думают, что у нас все лица одинаковые, есть только Джеки Чан. Кроме него никого не знаете. Я хочу показать, что наши люди разные.

Бог создал белого, желтого и черного человека. Вам дали белого, с красивой внешностью, высоким ростом, фигурой хорошей. У нас, желтых людей, есть мудрость.

Не скажу, что вы не такие, просто мы умеем думать в тишине. Вы не так часто думаете о жизни, философии. Хотя, у вас тоже такое есть, но у нас сильнее. Черному человеку дали спорт и энергию. У каждого человека и в каждой стране есть плюсы и минусы. Нельзя смотреть только на минусы. Проблема наций мешает развитию, нужно специально думать, как можно делать, чтобы она не возникала. Мы все разные, поэтому стоит найти общее. В Китае нет хорошего молока, в Беларуси – хорошего чая. Думаю, что молоко больше – для тела, а чай – для духа. Рад, что на сегодняшний день Китай и Беларусь хорошо дружат друг с другом, скоро будем пить и хорошее молоко, и хороший чай, и будем умными и сильными.

KYKY: Вы говорили про Беларусь «наша», живете здесь уже восемь лет, можете назвать себя белорусским патриотом?

Яша в детстве

Я.В.: Для меня слово патриот – это когда я горжусь историей, культурой и качеством народа, с хорошей стороны. Я люблю Беларусь не только хорошую, минусы мне тоже нравятся. Мне нравится белорус за то, что он относительно простой, характер несложный. Нечасто здесь можно встретить остро хитрого человека. В основном тут живут добросердечные люди. Поэтому не думаю, что я белорусский патриот. Беларусь – уже часть моей молодости, как в песне поется: «Молодость моя, Беларусия», у меня любовь к этой чудесной молодости, к этой замечательной стране.

KYKY: Какие минусы Беларуси вам не нравятся?

Я.В.: Мне не нравится ваше сильное пьянство. Я понимаю, это традиция, но я за восемь лет я ее так и не выучил.

Еще часто вижу надписи типа «убедительная просьба, не бросать! Уносите с собой!» и другие. Неприятно их читать. Людям нужно придумать что-то более человечное. Поэтому я написал рассказ «Антон и кот»: Антон поет коту песню, чтобы тот поел ухи, кот не ест. Антон ругает кота, кот все равно не ест. А ночью кот пошел и сам съел этой ухи – иногда не нужна сильная критика, человек сам поймет, что делать. Раньше в нашем общежитии (Яша восемь лет прожил и сейчас живет в общежитии – прим. ред.) нельзя было использовать рисоварки. Думали, что это опасная вещь, и из-за нее может возникнуть пожар. На самом деле, она безопасна. Миллиард китайцев используют ее каждый день. А тут коменданты забрали все наши рисоварки и не отдавали. Тогда я написал жалобу, собрал у всех китайцев подписи и отнес ее директору студенческого городка. Только после этого нам вернули нашу технику. Иногда проблема возникает из-за непонимания, требуется больше слушать и понимать друг друга.

KYKY: Многие говорят, что Китай – сильно развивающая капиталистическая страна, а Беларусь все еще находится в СССР, вы это замечаете?

Я.В.: Китай действительно быстро развивается, без перерыва. «Бренное тело» страны изменяется, и внутри ее – сам народ. Я живу в Беларуси уже восемь лет, за это время мало что изменилось, даже характеры людей. Китайцы уделяют внимание экономике, но при этом потеряли уважение к себе: у нас даже в 11 часов вечера на улицах продают фрукты, хотя в такое время нужно дома с ребенком сидеть, а не работать без отдыха. У белоруса такого точно нет, он себя уважает. Конечно, здесь не такая сильная экономика, да и страна несильно изменилась. Есть такое. У нас в банках нет технического перерыва, а в Беларуси есть, и очереди всегда большие, нужно долго ждать. В Китае такого нет, хотя там живет очень много людей. В Беларуси медленный темп жизни.

Рисунок Яши

KYKY: Вы знаете белорусский язык?

Я.В.: Разумею, але вядома, не ўсе разумею. (улыбается). У меня в университете его преподавали. (Яша на минутку призадумался и начал наизусть читать стих «Мой родны кут, як ты мне мiлы» – прим. ред.). А потом я сам стихотворение написал. Правда, там рифмы совсем нет.

Беларуская мова – велiчная і магутная мова!
Мова кахання, пяшчоты і ласкi.
Любы верш упрыгожыць беларускае слова.
Беларускi стыль грае рознакаляровымi фарбамi.
Беларускую мову з радасцю мы вывучаем.
Ах, беларуская мова,
Я цябе люблю і цябе паважаю,
I забыць цябе не змагу нiколi.
Кожны раз, калi цябе я чую,
Клопат у сэрцы маiм узнiкае,
І тваю асалоду я адчуваю.
Зычныя гукi быццам крынiцы,
Галосныя гукi быццам калоссе,
Разам яны чорны хлеб утвараюць,
Таемны і легкi смак яны маюць.
Працавiтыя людзi нам хлеб падарылi,
І я знаходжуся ў гэтай прыемнай эйфарыi,
Я быццам п'яны і ўсе забываю.
Заблукаў у свеце маiх летуценняў,
Здаецца, што бачу я добрую бабульку,
На (беларускай) мове мне казкі яна распавядае.

KYKY: Нравится разговаривать на мове?

Я.В.: Белорусский язык для меня – не способ коммуникации, это искусство. Иногда статус Вконтакте или текст под фото на беларускай мове лучше смотрится. Мне же можно было вообще не учить белорусский язык, я бы и без этого диплом получил. Мне просто нравится, язык очень мелодичный.

KYKY: Поскольку вы интересуетесь всем белорусским, читали, может быть, книгу Виктора Мартиновича про Китай и белорусов «Мова» ?

Я.В.: Не читал, но автора знаю. Мой друг, его Дима зовут, из Ошмян, а там родился этот писатель.

KYKY: У вас есть мечта?

Яша Ван

Я.В.: Я детстве мечтал стать мыслителем. Моя фантазия, как свободно летающий в небе голубь – только я могу ловить их перья. Мои идеи, как жемчужины, разбросанные по пляжу, ждут меня, чтобы я нанизал их на золотую нить. Мысль – свобода воли, всегда идет вперед, пока далекий горизонт не исчезнет. Не скажу, что фантазия и мечта точно изменят мир, но благодаря им человек умеет летать. Сейчас я пишу, но понимаю, чтобы жить, нужно продавать свое творчество, у меня такого нет. Есть очень большая проблема – люди мало читают, не думаю, что мою книгу купят много людей. Все качают книги в интернете бесплатно. Мои друзья жалуются на платные программы и песни. Думаю, это не очень хороший взгляд. Тем, кто написал песни, тоже нужно кушать. Сейчас я пишу для себя. Я очень рад, что Бог дал мне много талантов и их нужно использовать. Поэтому я создаю свое творчество. Нужно сохранить что-то для других.

KYKY: То есть вы хотите быть писателем, но понимаете, что не сможете при этом хорошо жить?

Я.В.: Писатели – строители души. Сейчас мир ярче и богаче, чем раньше. Но при этом, люди меньше читают, меньше думают душой. Я понимаю, что на всех оказывают большое давление жизнь и работа. Люди нашли выход: воспринимать только ярко приятную вещь для удовольствия глаз, рта, тела, и мало для души. Печально, что перестают воспринимать простые вещи. У меня спрашивали: «Почему ты пишешь, тебе же никто не платит?» Я никогда не отвечал. Иногда я думаю, иностранец написал на русском такие большие тексты, а русские не читают – может, это они виноваты? Нет. Что-то изменить нужно именно мне. Потому что если ты хочешь изменить мир, начни с себя. Если твою работу никто не читает – это нехорошая работа. Нужно что-то большее, чтобы люди тебя понимали. Я раньше писал длинные рассказы, мало читали. А сейчас пишу короткие, их уже лучше читают. Это уже маленький прогресс. Иногда проблема есть в обществе, но я человек, который не принимает общество, я хочу его поменять.

KYKY: Наше белорусское?

Я.В.: Нет. Все общества. Я не высокомерный человек, просто хочу, чтобы человек сохранил свою доброту, человеческие качества. Поэтому то, что белорусы в последнее время не изменились, может быть и хорошо. Вы сохраняете свою простоту – это хорошее качество. Не хочу, чтобы вы сильно менялись.

KYKY: Яша – это ваше настоящее имя?

Я.В.: Нет. У меня все спрашивают, почему меня так зовут. Я выбрал «Яша», потому что это редкое имя. Когда мы с друзьями обмениваемся номерами телефонов, мне все говорят: «У меня один Яша». Я не хотел быть одинаковым, если Яша будет такой как все, то кто будет такой, как Яша? Не хочу потерять свою индивидуальность. Если мир дает мне шанс, чтобы отличаться от других, я всегда дорожу этим шансом. Доказательство этому моё имя: когда мне предоставили возможность выбрать русское имя, я выбрал это редко встречающееся имя — Яша. Мое настоящее имя – Ван Шивэй (Яша взял ручку и начал выводить красивым почерком свое настоящее имя русскими буквами в блокноте – прим. ред.).

KYKY: А в Китае вас тоже так зовут?

Я.В.: Очень редко. Мои родители, например, даже не знают, что у меня есть такой вот псевдоним.

KYKY: Сейчас вы работаете преподавателем китайского языка. Учили русскоязычных студентов второго и третьего курса, сколько иероглифов они выучили?

Я.В.: Сначала мои студенты воспринимали иероглифы как рисунок, но потом привыкли и начали думать, что они пишут. За мой курс студенты выучили где-то 500 иероглифов. Все ребята хорошие и старательные. Мне нравится учить студентов больше, чем школьников. В университете все слушают, что я говорю. Китайский язык очень сложный, но при этом у нас нет падежей и изменений. (В этот момент Яша начал показывать, как пишутся элементарные слова, оказалось – это не так уж и сложно – прим. ред.). Слово состоит из одного или нескольких иероглифов, например, квадратик, в котором нарисована одна вертикальная палочка – солнце, две горизонтальные – луна.

KYKY: А как вы набираете слова на телефонах?

Я.В.: Мы вводим начало слова английскими буквами, а программа предлагает нам нужный иероглиф.

KYKY: У вас много друзей белорусов?

Я.В.: Очень много. Здесь больше друзей, чем в Китае.

KYKY: Вы довольно часто упоминали и благодарили Бога, в кого вы верите?

Я.В.: У меня нет конкретной религии. К слову: почти все китайцы атеисты. Я давно думал о Боге, но стал по-настоящему верить в него, когда приехал в Беларусь. Думаю, что Бог есть. Я верю в то, что когда человек делает добрые и плохие дела, Бог это видит. Бог видит все.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Дети о Советском Союзе: «Сталин – это пилот какой-то, а Ленин – писатель»

Герои • Дмитрий Мелеховец
Пока Минск был согрет майским солнцем, счастливые дети ели сахарную вату в парке Горького. Корреспондент KYKY портил им настроение неудобными вопросами о Советском Союзе. Судя по всему, про динозавров белорусские дети знают намного больше.
Популярное