Чем российский кризис грозит белорусскому бизнесу

Деньги • Николай Янкойть
Зависшая над Россией кризисная туча уже стреляет молниями по белорусским предприятиям. Бизнесмен Дмитрий, плотно работающий с российскими рынками, на пальцах разъяснил KYKY, почему в сложившейся ситуации выживут только компании с крепкими нервами.

Как на ситуацию повлиял рост ключевой ставки

Проблемы пришли не прямо сейчас, неопределённость мешает нашему бизнесу уже несколько месяцев. Сейчас конец года, период бюджетирования на следующий год, и в планах нужно учитывать, как в следующем году изменится себестоимость продукции. А как учитывать стоимость российской части производства и какой курс вкладывать — 40, 50, 60 или 100 рублей за доллар — никто не знает. Понедельничное изменение ключевой ставки Центробанка России с 10,5% до 17% — первое крупное касание кризисом реальной экономики. Раньше кризис был только валютный, простой народ и бизнесменов он трогал только отчасти, но изменение ставки произвело фундаментальное потрясение. И у наших партнёров, и у нас проводились экстренные заседания: что делать, какие меры предпринять.

Ключевая ставка и риски по неопределённости российского рубля влияют на стоимость кредитов. Сейчас некоторые банки начали в одностороннем порядке пересматривать кредитные договоры, ставки поднялись почти до 30%. Деньги становятся слишком дорогими.


Деньги — воздух и кровь бизнеса, и 30% — это смерть.

Такой рентабельности ты не добьёшься никогда. Единственное, на что ты будешь надеяться — что рубль девальвируется больше, чем на 30%, и ты сможешь выйти в плюс, иначе возникает риск невозврата кредита. Первый квартал 2015 года будет заполняться первыми банкротствами, поставщики просто не смогут расплачиваться с банками.

Опасность того, что рынок рухнет, очень высока. До понедельника ситуация была просто сложной, сейчас она стала критической. Неопределённости добавляет то, что ключевую ставку могут повышать и дальше. Были предположения, что её могут поднять не на 6,5%, а в разы. Возможно, всё ещё впереди.

Что изменится в ближайшее время

Все прогнозы — попытки попасть пальцем в небо. Выживет в этой ситуации тот, кто будет максимально гибок. Многое зависит от того, как быстро будут меняться цены на полках магазинов — и здесь в вопрос вступают торговые сети. Многие из них вводят ограничения на поднятие цен. В этой ситуации либо у тебя хватает подушки безопасности, и ты терпишь какое-то время, прежде чем повысить цены, либо ты просто перестаёшь отгружать продукцию — что в России это сейчас и началось. Многим производителям второго эшелона сейчас легче остановиться: ничего не делать, не отгружать продукцию, сидеть на товаре и ждать, пока не придёт некоторая стабильность и определённость. Все многого ждут от выступления президента, от заседания белорусского правительства по экономическим вопросам. Утренние очереди в обменниках показывают, что наш народ реагирует на ситуацию очень чётко.

Крупные производители ещё не подняли цены на свою продукцию, но уже запланировали рост цен на январь—февраль. Настоящий кризис в России наступит, когда простой работяга получит свою рублёвую зарплату, придёт в магазин и попытается купить привычный набор продуктов. Пока что вся эта буря его не касается, но в начале года резонанс в обществе будет нарастать. В России уже началась паника, в том числе в бизнесе. Деньги обесцениваются, и это несёт прямой убыток. Если крупные компании способны покрыть этот прямой убыток из фондов или прибыли, то мелкие уже срабатывают в минус. Для них это серьёзное преддверие банкротства. В попытке закрыть кассовый разрыв они придут в банки, а денег им там не дадут — отказов на выдачу кредитов всё больше.

Можно ли избежать удара

Я не верю в возможность абстрактного существования в современном мире: всё давно глобализировалось, избавиться от внешних влияний на экономику невозможно. На дворе не 18 век, когда можно было отгородиться, пахать потихоньку и этим жить. Почти вся белорусская промышленность направлена на продажи в бывших странах Советского Союза, особенно на Россию. А весь белорусский экспортный бизнес, связанный с Россией, уже попал в сложности за счёт отсроченных платежей в российских рублях. Хотя наверняка есть и те, кто выигрывает на этом кризисе. В хоре голосов, причитающих, как всё плохо, иногда слышится и радость: «Ой, как классно! Я купил товар по 30 рублей, продал его в другую страну за доллары и сплю спокойно». Наши пресловутые покупки автомобилей из России — из той же оперы.

Что делать Беларуси прямо сейчас

Всё работает просто: у тебя есть основные рынки сбыта, и ты понимаешь, за сколько денег они готовы купить твой продукт. Самый крупный рынок — Россия, и, по сути, этот рынок диктует цену. Если ты в нужные цифры не вкладываешься, то ты должен понижать цену. Для этого надо сократить или себестоимость продукции, или затраты на производство. Если рассматривать государство как предприятие, то первый путь — выровнять цены под новые реалии, то есть девальвироваться. Второй — серьёзно сократить социальные программы и дать деньги предприятиям, чтобы те могли понизить цены.

Ещё можно остановить предприятия, отпустить всех работников в неоплачиваемые отпуска и на какое-то время прекратить продажи — но это тупик. Приостановка на пару-тройку недель не решит вопрос. Так что единственный реальный выход для белорусского бизнеса сейчас — это девальвация валюты.

Все экономические факторы говорят, что нужно резко девальвировать наш рубль и как можно быстрее запускать продажи, иначе всё встанет колом. Но у нас к вопросу уже подключилась политика: вполне возможно, что девальвацию будут оттягивать в связи с приближением президентских выборов. Конечно, девальвация не обрадует население. Возможно, государство будет ужимать расходы, ждать затишья — и только потом решать, насколько девальвироваться и девальвироваться ли вообще.

Почему Беларусь не меняет направление экспорта

Сменить направление экспорта — очень сложная задача. Да, все хотят продавать, но не всегда получается это делать. Беларусь довольно плотно работает на среднеазиатских рынках, но и там всё не так просто. Например, у белорусских тракторов в Средней Азии есть сильный конкурент — китайцы. Уровень коррупции в Азии очень высок, а китайцы зачастую очень легко идут на «тёмные» сделки. Чтобы продавать продукцию на запад, надо менять стандарты, проходить новые сертификации, к тому же на европейских рынках сложно найти доступные ниши. Плюс ко всему, рынки ЕС защищены и закрыты, есть таможенные барьеры: твой товар могут просто не пустить пограничники. Если взять цену того же трактора, добавить к ней НДС, таможенные пошлины, то получится конечная цена, которая вряд ли будет конкурировать с ценой на местную технику.

Так что, исходя из реальности, надо работать с существующими рынками: отстаивать их, пытаться расширить. Белорусским компаниям нужна адаптация к новым реалиям. Любой кризис ведёт к переделу рынка: слабые и нервные уходят, а те, у кого нервы покрепче, остаются. Сейчас нужно фиксировать убытки и рубить затраты. Возможно, некоторым компаниям придётся и сократить штат, чтобы удержаться на плаву. Самое главное — не потерять рынок. Неконкурентная цена или приостановка в работе просто выбросят вас с рынка.

Как выживать в условиях кризиса

Известно, что китайский иероглиф «кризис» состоит из двух знаков: «опасность» и «возможность». Прямо сейчас нужно не смотреть на опасность, а думать над возможностью. Мне кажется, возможностей в Беларуси достаточно, загашник многих белорусов — в долларах, и белорусам легче будет использовать новые возможности: и в открытии бизнеса, и в покупках. Конечно, какая-то часть населения уже в панике: очереди зомби-глаз в обменниках, где-то и до драк доходит, при том, что ценники пока не поменялись. Вероятность того, что паника будет нарастать, велика, особенно под Новый год. 


В целом население у нас куда тренированнее, чем в России, панике белорусы поддаются не так быстро.

Так или иначе, период благополучия явно закончился, нас ждёт спад. В 2008 году кризис американского фондового рынка тряхнул весь мир; Россия не так значима на финансовых рынках, так что сейчас серьёзно тряхнёт только тех, кто находится рядом с Россией. Какое-то время трясти будет, но если не последует ограничений на движение капитала или приостановки валютных торгов, как в 2011 году, то бизнесу, который работает внутри Беларуси, будет значительно легче. Панику вызывают жёсткие меры: тогда включается фактор неопределённости, ты не понимаешь, как и когда всё закончится, к кому обращаться, где покупать валюту, как расплачиваться по контрактам, что вообще делать. Если таких мер не будет, а просто будет меняться курс рубля, то пережить кризис будет намного проще.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Как найти работу в Киеве. Советы бывалой

Деньги • Алина Малахова

«Пока писала этот материал, нашла несколько украинских сайтов, подобрала вакансии и выслала свое резюме. И получила два ответа: в одном письме меня высмеяли за высокую зарплату, во втором пригласили на встречу». Алина Малахова рассказывает, чем разница отношения работодателя к сотруднику в Киеве, Минске и Москве, и как найти работу в каждой из столиц.

Популярное