«Я иногда забываю, как друзей зовут. О каком бизнесе может идти речь? Это творчество»

Деньги • Дмитрий Мелеховец
«Один раз я не смогла приехать на показ, и мне пришлось делать макияж и прически по телефону. А на последнем показе я доделывала прически 25-ти моделям за полчаса. Это несложно, это привычно и естественно». Стилист Татьяна Анюкова, основательница «L’Atelier de l’Image» начинала работать парикмахером в Осиповичах. Сейчас она стрижет Мисс Европы, делает образы моделям «Милавицы» и имеет самую большую коллекцию антикварных платьев и духов 20-х годов 20 века».

«Один раз я не смогла приехать на показ, и мне пришлось делать макияж и прически по телефону. А на последнем показе я доделывала прически 25-ти моделям за полчаса. Это несложно, это привычно и естественно». Стилист Татьяна Анюкова, основательница «L’Atelier de l’Image» начинала работать парикмахером в Осиповичах. Сейчас она стрижет Мисс Европы, делает образы моделям «Милавицы» и имеет самую большую коллекцию антикварных платьев и духов 20-х годов 20 века.

В 90-х, когда единственной модой был малиновый пиджак и ни о каком имидж-мейкинге никто и не слыхивал, Татьяна Анюкова изучила азы истории моды и получила образование в европейской, петербургской и московской Школе имиджа, а также успела стать любимицей Александра Васильева. «Никто этих вещей еще и не знал. А я знала. Откуда?… Не понятно».

Как сегодня, так и четверть века назад, стагнация на рынке и создание бизнес-стратегий мало интересовали Татьяну. Ее больше привлекало творчество. «Волосы — пластилин. Из них можно слепить все, что угодно», — подтверждает мастер. Да и о каком бизнесе можно говорить, когда практически без денег приходилось создавать парикмахерскую из подручных средств в заводском общежитии. Именно так и начинался Татьянин «My Way».

Татьянин путь

Татьяна Анюкова, фото отсюда

Стоит пояснить: немного поработав парикмахером, Татьяна ушла в декретный отпуск по уходу за ребенком. По ее словам, парикмахеры в то время днем работали в салоне, а вечером подрабатывали у себя в квартире. Чтобы не сидеть без дела, Татьяна пошла другим путем. Сторонясь «халтуры по квартирам», она открыла мини-салон на первом этаже общежития, и уже через пару недель количество ее клиентов стало расти, как рейтинги Путина в худшие для России времена. «Я очень боялась, что люди просто не пойдут. Но уже через две недели начала вести запись клиентов, потому что заказов было достаточно много. Через некоторое время у меня было расписано все по часам на несколько недель вперед», — вспоминает стилист.

Татьяна работала в собственном салоне, параллельно складывая в стопку дипломы имидж-дизайнера, имидж-мейкера, имидж-технолога. Сегодня она даже не берется перечислить все. «Самая большая ошибка — это говорить: „Я — стилист“, не имея образования. Хотя бы какого-то. Но и выучив всего одно направление (одну школу), стилистом ты тоже не становишься. Часто приходят люди, уже имеющие определенную базу. Им не нужна вода“, нужны только факты. Я многое учила самостоятельно. Преподаватели только давали мне толчок. Очень быстро и очень активно изучала моду 20-го века. Смотрела какие-то картинки, фотографии. И там не было духа. Чтобы показать на фотографии суть эпохи, важна каждая мелочь. Вплоть до шрифта на баночке крема. Я вдруг поняла, что это надо показывать», — говорит Татьяна.

Параллельно с получением образования, Татьяна по-прежнему работала в своем небольшом салоне. Но недолго музыка играла… Из парикмахерской в общежитии Татьяну выселили, и после недолгих кочеваний «Минск-Осиповичи-Минск», Татьяна все-таки осталась в столице, где и основала «L’Atelier de l’Image» — мастерскую имиджа и художественного образования.

«Салон-музей» L’Atelier de l’Image

Внешне салон больше напоминает дом-музей какого-нибудь антиквариатчика: нарочито не выровненные стены и полы, множество антикварной мебели, женских платьев времен Октябрьской Революции и духов, производимых во время войны. Татьяна сделала такой ремонт специально, для создания целостного образа.

По словам Татьяны, поцарапанный пол и кривые стены обошлись ей в половину стоимости квартиры в Осиповичах, то есть примерно в 30 тысяч долларов.

Стоимость своей коллекции антиквариата Татьяна оценивать не берется. Сегодня Татьяна оказывает услуги довольно разнообразного спектра: от консультации по макияжу, до создания образа для рекламной фотосессии или «девушки из 70-х» для тематической вечеринки. Интересно, но создание образов прошлого века — довольно популярное явление сегодня. Быть «девушкой из 70-х» хотят как участницы тематических вечеринок, так и обычные клиентки салона, решившие кардинально изменить стиль.

«Мода 70-х — безвкусная. В это время как будто потерялись дизайнеры. Образы были непропорциональными и эстетически невыдержанными. Такая же некрасивая мода была и в 90-х. В этот период девушка стала асексуальной. Сейчас это возвращается. Девушек с нарочито грязными волосами снова можно встретить на улице. Одежда без силуэта: непонятно, есть фигура или нет. Но самое главное — это какая-то небрежность.

Девушка должна стараться всегда оставаться девушкой. Я ненавижу, когда женщины все время ходят в брюках, хотя это и практично. Я сегодня шла в длинной юбке и по заплеванному асфальту… Ходить невыносимо. Но девушки должны по максимуму стараться», — говорит Татьяна.

В «Гудвине» нужна броскость, в «Робинсоне» — утонченность

«Образ подбирается по мотивации. Сначала мы узнаем, что за мероприятие, где оно будет проходить (это если они решают сами). Но бывает даже такое, что мы вместе с клиентом продумываем все от начала до конца: где будет проходить мероприятие, сколько будет платьев, на какой машине они поедут. Наряды для «Робинсона» и для «Гудвина» – два совершенно разных образа. «Гудвин» – это подвижность, даже мобильность: нужно 150 раз подняться по лестнице, потанцевать и выйти на улицу покурить. Даже если надеть в это заведение платье в пол, оно не должно быть «голливудским». Туда тоже можно накрутить волосы, но делать волны – ни в коем случае. Макияж должен быть не слишком гламурным, но и не слишком нежным. Он должен быть немного броским. Образ женщины зависит от того, какой у нее темперамент, как она будет двигаться, какие люди будут находиться рядом... 

В разных местах люди ведут себя по-разному. Когда люди приходят ко мне в салон, они замирают, даже двигаются более плавно. А если идти в ЦУМ, надо добежать, успеть, схватить «Белитовскую» косметику — и рвануть на работу. 

Иногда мои постоянные клиенты (других у меня и нет) просят сделать что-то необычное. Бывает, даже надевают мои старинные платья 20-х годов. Это я уже не говорю про выпускные и тематические вечеринки».

«Салон-музей» Татьяны не из дешевых, если сравнивать с другими минскими мастерскими. Мужчина может подстричься за 500 тысяч рублей, а женский мейкап обойдется в 900 тысяч рублей и выше в зависимости от сложности. Несмотря на то, что услуги в L'Atelier de l’Image не самые дешевые в Минске, записываться в салон нужно не ранее чем за месяц из-за довольно большого наплыва клиентов. Также Татьяна проводит консультации, которые стоят порядка 150 тысяч, на которых объясняет, в какой цвет покрасить волосы, а каким цветом лучше накрасить губы. 

Работа для души

«Я вообще не знаю, что такое конкуренция. Я никогда за этим не следила и даже не люблю разговаривать об этом. Моя работа для меня – не бизнес. Если у человека сеть салонов – это бизнес. В одном из советских фильмов была строчка «я работаю для души». Это про меня. Для меня это не работа, мне нравится это делать. Именно поэтому я профессионал. Один раз я не смогла приехать на показ, и мне пришлось делать макияж и прически по телефону. А на последнем показе я доделывала прически 25 моделям за 30 минут. Для меня это несложно, это привычно и естественно.

Есть бытовые вопросы, которые заставляют превращать творчество в бизнес. А я бы просто творила, улетела бы от всего быта. Например, Марина Шалимо рождена быть другой, она рождена бизнесменом. А я глазки опустила, и все понимают, что я женщина. Марина все время бизнес леди и иногда женщина, а я – с точностью наоборот. 

Я бы могла превратить это в бизнес, но не умею сотрудничать. Банально забываю обо всем, когда работаю.Я иногда забываю, как друзей зовут. О каком бизнесе может идти речь? Для меня это творчество». 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Человек, который делает шоу для казино, читает библию

Деньги • Диана Вашкель

«У меня пять замечательных романов, но у меня нет 10 миллионов долларов, чтобы снять кино. Издательство ЭКСМО — самое крупнейшее — вышло на меня и опубликовало книгу тиражом в 70 000 экземпляров, заплатив мне с каждой книжки по доллару». Диана Вашкель не задала шоумену и писателю ни одного вопроса про мораль азартных игр и, тем не менее, постаралась раскрыть героя, про которого в Минске узнали после того, как в России был запрещен игорный бизнес.

Популярное