Как я выкупала права перевода детской книги «Коралина» на беларуский язык

Деньги • Дарья Вашкевич
«Я никуда не дену миллионы, тысячи и сотни: попросту их в глаза не увижу. В беларуских реалиях переводчик часто выступает в роли волонтера». Писательница и переводчица Дарья Вашкевич рассказала о процессе приобретения прав на перевод бестселлера «Коралина» британского автора Нила Геймана, этапы издания книги в Беларуси, краудфандинг и о том, кому это нужно.

Когда мы с мужем узнали, что я беременна, первое, что он сделал – начал скупать в магазинах беларускоязычные книги для детей. Я с него посмеивалась:

— Серёжа, ну что они, по-твоему, вдруг все исчезнут?
— Смейся-смейся, хорошие книжки раскупают, как горячие пирожки! – бурчал в ответ муж.

Сейчас нашему сыну восемь месяцев, и у него уже внушительная коллекция чтива. Но, тем не менее, современных произведений для детей на беларуском языке не так много, как хотелось бы. Так, в магазинах хватает сказок и стихов о жучках-паучках, веселых воробейках и хитрых лисичках-сестричках. Но по моему мнению, детям, которые в свои неполные два года владеют тайнами смартфонов не хуже взрослых, следует предлагать соответствующую литературу. Ничего личного! Я очень люблю жучков и паучков, но помимо этого существует огромный мир фэнтези, фантастики, детских страшилок и приключений, который бы пришелся по вкусу беларуским детям и подросткам. Книги такого жанра – оригинальные или переведенные на беларуский язык – к сожалению, очень редко (а точнее, почти никогда) можно найти в беларуских книжных магазинах, как государственных, так и независимых. И дело не в том, что на них нет спроса. Издатели просто зачастую идут по пути наименьшего сопротивления – и их сложно в этом винить.

Охота на право перевода «Каролины» на беларуский язык

Одна из главных проблем издания переводных книг на сегодняшний день – это приобретение прав на перевод современных популярных произведений. В Беларуси до сих пор не сформирован институт литературного агентства, нет профессиональных литературных менеджеров, которые бы занимались налаживанием контактов с иностранными издательствами, продвижением беларуских авторов, куплей-продажей прав на перевод книг, разработкой договоров между автором и издательством и так далее. На Западе, да и у наших ближайших соседей – в Литве, Украине, России и Польше издание книг – это серьезный бизнес. У нас пока нет.
В 2012 году я по стипендии училась в магистратуре по художественному письму в Университете Варвика (Великобритания) и прочитала в рамках курса по литературе для детей и подростков повесть Нила Геймана «Коралина». Прочитала и влюбилась в это произведение. Когда я взялась за его перевод на беларускую мову, то еще не знала, что «Коралина» переведена на тридцать языков, получила шестнадцать престижных литературных премий (в том числе премию Брэма Стокера за лучшее произведение для молодых читателей и премию Локус за лучшую повесть для подростков), что по ней снят одноименный мультфильм «Коралина в стране кошмаров» и поставлен мюзикл.

Автор книги Нил Гейман

Перевела я книгу за лето, сразу после того, как вернулась из Англии. Пообщавшись с издателем Змитром Коласом, который специализируется, в основном, на издании переводной литературы и у которого есть опыт издания литературы для детей (у него, к примеру, вышли несколько книг из серии о Муми-троллях по-беларуски), и предварительно договорившись с ним о издании «Коралины», я начала «охоту» на право перевода книги на беларуский язык.

Сайт издательства «Харпер» и его витиеватые ответы на мейлы

Осенью 2014 года, будучи на Франкфуртской книжной ярмарке, я пришла на стенд издательства «Харпер», в котором в 2002 году была издана «Коралина», и попросила встречи с кем-либо, кто занимается продажей прав на перевод «Коралины». Секретарша стенда одарил меня скептическим взглядом и сообщила, что права на эту книгу выкуплены американским литературным агентством «Writers House LLC» и нужно обращаться непосредственно к ним.

Найдя в Интернете сайт «Харпер», я начала бомбить их мэйлами, на которые, конечно же, никто не отвечал. В феврале, всего через каких-то пять месяцев после моей первой попытки связаться с представителями агентства, мне пришел ответ: «Здравствуйте! Свяжитесь с Мисс Смит насчет этого вопроса. Счастливо!»

Мэйлы такого содержания я получала от следующих трех или четырех представителей агентства, к которым меня перенаправляли. Затем представители наконец закончились, и я установила прочный контакт с агентом Анастасией, которая работает со всем восточным регионом Европы. Меня попросили прислать портфолио издателя, который заинтересован в издании «Коралины» (то есть Змитра Коласа), а также письмо заинтересованности в издании книги от его лица и с его электронной почты.

Изображение: talaka.by

Затем несколько месяцев длились переговоры по финансовым вопросам, и, наконец, правообладатели согласились продать нам права на перевод «Коралины» и издание 500 экземпляров книги за 200 долларов США.

Потом мы еще долго обсуждали иллюстрации (для беларуского издания «Коралины» иллюстрации создала художница Елена Медякова), посылали их на согласование автору... Так прошло два года. Я за это время успела стать мамой, а книга все зрела. Пока летом 2016 года мы, наконец, не подписали с агентством официальный договор и не оплатили покупку прав на перевод. В конце сентября мы запустили на платформе «Талака» краудфандинговую кампанию по сбору средств на издание беларуского перевода «Коралины».

Зачем переводной книге краудфандинг

С тех пор, как мы начали краудфандинговую компанию, меня уже не раз спрашивали:
— Так а почему вы вообще собираете деньги? С издателем вы уже договорились о печати, ваша миссия выполнена!

Я им отвечаю, что на этом моя миссия как переводчицы была бы выполнена, если бы я жила, скажем, в Словении или Канаде. Беларуский переводчик (как и автор) в большинстве случаев выступает в роли многорукого Шивы: сначала он находит издателя, потом сам оплачивает печать и сопутствующие расходы (редактура, корректура, верстка), а когда книга издана – сам занимается ее пиаром. И хорошо, если издатель позаботится о распространении новоиспеченной книги: иногда этим приходится заниматься, опять же, самому переводчику или автору (буквально ходить по книжным магазинам и предлагать им выставить у себя книгу, продавать ее через интернет и так далее).

Еще друзья, бывает, бодро у меня интересуются:

– Куда денешь миллионы, которые получишь за свой перевод «Коралины»?

Я радостно смеюсь в ответ. Я никуда не дену миллионы, тысячи и сотни: я их попросту в глаза не увижу. В беларуских реалиях переводчик часто выступает в роли волонтера.

– Тогда зачем вообще тебе это вот всё? – в отчаянии заламывают руки наиболее сентиментальные индивиды.

Всё просто: я лелею тихую надежду, что мой сын лет через десять будет стоять перед книжной полкой и мучиться выбором, что же ему сейчас почитать: «Гарри Поттера», «Коралину», «Хроники Нарнии», «Голодные игры» по-беларуски... Или для разнообразия уничтожить эскадру вражеских танчиков на экране.

Вы можете сделать предзаказ экземпляра «Коралины» по-беларуски здесь, а также поддержать издание книги информационно, рассказав о ее подготовке своим друзьям и знакомым.

Авторский перевод текста с беларуского

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Почему я никогда не возьму хипстера на работу

Деньги • Павел Шемметов

Минск – город маленький, и работодатели, которым завалили сроки, встречают бывших подчиненных на тех же вечеринках в клубах. Павел Шемметов рассказывает об одной такой встрече, формулируя шесть грехов вольно тусующегося работника – да, мы в KYKY уже сами устали гнобить хипстеров за непрофессионализм. Если вы знаете, где искать фрилансеров, которые не ходят по клубам, поделитесь в комментах.

Популярное