«Мне казалось, вы будете стареньким, как Лукашенко» Дети на шоколадной фабрике

Деньги • редакция KYKY
Создатель бренда «Онега» Сергей Метто – очень умный человек. Выпустив в свет мюсли-батончик «Froo», он понял, что журналистов так загоняли по презентациям новых продуктов, что сил на яркий репортаж может и не остаться. А потому он принял решение пригласить на фабрику их детей.

В программе детской экскурсии на завод «Онега» было посещение цеха, дегустация карамели, а также лепка детьми собственного кондитерского изделия из хрустящих шариков. Фишкой стала специальная «детская» пресс-конференция, в ходе которой Сергей Метто ответил на все вопросы детей журналистов.

Дети: А как вы придумали лягушонка Froo? – спрашивали дети о новом продукте, упаковку которого украшает лягушка в бело-красной одежде.

Метто: Я могу об этом долго рассказывать. Детали упаковки делали дизайнеры, а я им только кровь пил. Одежда лягушонка, наверное, менялась 25 раз. Маечки были с разными рисунками, шортики были разных цветов. Я говорю: «А сделайте так, чтобы это было цельным». Мне ответили: «Ну тогда оно как купальник получается» – «Хорошо, пусть будет купальник».

Мы взяли красненькие полосочки, напоминающие маркизы в кондитерских, потом я попросил туда еще и белорусский орнамент всунуть. Сначала у лягушонка на груди была буквочка «М», потом «П», потом – надпись «Froo».

Дети: Привередливый этот лягушонок!

Метто: Да, но вы все тоже такие, и так как это продукт для детей, мы хотели, чтобы лягушонок был максимально близок к вам.

Дети: Когда нам рассказывали про два ингридиента – карамель и шарики, эти шарики напомнили хрустящие завтраки, которые ешь с молоком. Это те же шарики?

Метто: Мы не успели выпустить продукт, как «Нэсквик» сделал подделку! – пошутил бизнесмен.

Дети: А почему «Онега» не пакует шарики, как «Нестле», в упаковки?

Метто: Потому что очень сложно конкурировать с «Нестле». Нам, маленькой компании, приходится выкручиваться и выживать, а потому мы вынуждены делать инновационные продукты. С одной стороны, это хорошо – вот такого батончика «Нестле» не сделает.

Дети: Когда я сюда на маминой машине ехал, я думал, что тот, кто организовал эту фабрику, будет такой же старенький, как Лукашенко. А вы не такой. Вы же эту фабрику организовали?

Метто: Да. Я в следующий раз оденусь как герой «Чарли и шоколадная фабрика», а то вы все в нарядах, а я в белой рубашке.

Дети: Все говорят, что чипсы вредные, а почему вы их выпускаете?

Метто: А это для пап! Им надо что-то подсунуть в то время, как они пьют пиво. Когда они едят чипсы, они пьют меньше, то есть мы боремся с потреблением пива. На самом деле, очень хорошо, что у нас запрещают продажу чипсов в школе, и мамы, ограничивайте своих детей в потреблении чипсов.

Дети: А едят ли ваши дети чипсы?

Метто: Мои младшие дети чипсы не едят. Но у меня четверо детей, и двое старших – 22 года и 17 лет. Дочка-студентка в университете на ядерной физике. Старшие дети кушают наши чипсы, например, «Антикризисные», где в два раза меньше добавок, но мои рекомендации – не больше пачки в неделю.

Но вообще, человек так устроен, что ему хочется чего-то гадкого. Есть пословица: «Все, что приносит удовольствие – либо противозаконно, либо аморально, либо приводит к ожирению».

К счастью, человечкий организм – хитрая штука. Ваши органолептические ощущения подсказывают, что можно есть, а что нельзя, и если это яблоко вредно, оно уже невкусно. Почему? Люди за миллион лет эволюции поняли, какая еда ядовита. А те, кто не понимал, вымерли. Поэтому если вы еще можете есть – ешьте. После трех батончиков вы уже не захотите больше.

Дети: Вы сказали, что если вам не вкусно, то это не очень полезно. А я к примеру, ненавижу брокколи. Она что, неполезна?

Метто: Это было сказано для взрослых, потому что их организм научен историей и природой. У детей все по-другому. Детей нельзя подвергать чрезмерным нагрузкам, перегружать спортивными занятиями, знаниями – зрение падает. Тоже самое и в еде. К моменту вашего совершеннолетия, когда вам становится 18 лет, организм и мозг сами начинают отличать хорошее от плохого. Пока вы еще дети, надо слушаться.


Дети: Вот я видел видео, где чайка чипсы воровала. У вас голуби так же батончики воруют?

Метто: Нет. Когда мы строили наш завод, даже щели возле забора сделали такие, чтобы мышь не проскочила. У нас очень серьезное отношение к качеству продукта, поэтому ни птицы, ни другие животные к цеху даже близко не подходят. Если бы ты пришел с собачкой, мы бы попросили ее оставить за территорией завода.

Дети: Кто у вас из белорусских компаний – основной конкурент в батончиках?

Метто: «Спартак», наверное. Но они – госпредприятие, поэтому менее юркие. Чтобы что-то разработать, им надо утвердить это в министерстве. «Спартак» тоже делает батончики мюсли, но они как три года назад начали делать один батончик, так его и делают. А мы с тех пор разработали уже пять новых видов. Поэтому мы не боимся конкуренции, с ними, по крайней мере.


Дети: Почему вы назвали чипсы «Онега»?

Метто: Когда-то в лихие 90-е я вообще не занимался чипсами, а торговал тканями из города Иваново. Это был мой первый бизнес. Возил сюда ситец, бязь, фланель и марлю. Привозил большую машину, дробил товар на мелкие партии и делал наценку 25%. У нас был по соседству киоск на Казинца, и мы им отдавали эту ткань. Этот киоск принадлежал одному офицеру-моряку, который служил на военно-морской базе, там, где река Онега впадает в Северное море. Он и назвал «Онегой» свою фирму.

Но так как он не очень правильно хозяйствовал, то тратил слишком много денег. Стал мне должен несколько тысяч долларов и сказал: «Денег нет, надоел мне этот бизнес. Давай я тебе за долги отпишу этот киоск». Киоск назывался «Онега». А чипсы я тогда называл белорусским словом «Смак». Не подумал, что в русском языке оно тоже есть. Помните передачу «Смак» с Андреем Макаревичем? У них был продюсерский центр в Петербурге, который запатентовал название «Смак» на все продукты питания на территории СНГ. Они предъявили к нам претензию. Я приехал на переговоры и мне предложили платить 7% с оборота за права на торговую марку. Я отказался. Там оказались очень порядочные ребята, которые разрешили доделать то сырье, которое уже было, под старым названием, а потом назвать чипсы по-новому.

Я прочитал море литературы о том, как что-то должно называться, за неделю – голова опухла.

Были попытки: «Пикник», «Отдых», «Вкусняшка», «К пиву». Я понял, что слово должно быть благозвучным, состоять из пяти букв. Смотрите: Canon, Intel, Google, Apple. Желательно, чтобы в составе звонкая буква. Я все это перевариваю, смотрю на стол, а там – документ с печатью «Онега». Ну и как в той легенде: «Эврика!» Чипсы будут называться «Онега».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Как мы открывали в Минске интернет-магазин для «анимешников»

Деньги • Тарас Тарналицкий
Два больших фаната аниме организовали продажу оригинальных японских фигурок. Иван Ковтун и Анна Махмурянц оказались в числе авантюристов, решивших превратить свое хобби в полноценный коммерческий проект.
Популярное