Жители Слуцка должны узнать, что такое смузи! План по принудительной приватизации

Деньги • Алесь Садовский
Что бы вы сделали на месте государства, если бы у вас было много убыточных предприятий, закредитованных в валюте? Бизнес-аналитик Алесь Садовский описывает сравнительно честный способ отъёма валютных депозитов у населения для расчётов по внешним обязательствам Беларуси.

Реальные валютные активы Беларуси составляют около четверти от валютных обязательств страны. Только внешним кредиторам страна должна $12,4 млрд. А ведь есть ещё и внутренние долги в валюте. Несмотря на то, что ни один показатель экономической безопасности по государственному долгу не нарушен, один знакомый аналитик с улыбкой замечает, ситуация не просто пахнет — она смердит дефолтом. В чей карман полезет невидимая рука государства, когда стране срочно понадобится валюта?

Допустим, с начала 2012 по конец 2014 белорус Василий Байдакевич со стальными яйцами вкладывал деньги в рублёвые депозиты и жил, получая доход по ставкам в 32-69% годовых. Можно сказать, в ус не дул. А когда запахло жареным, всё нажитое честным путём перевёл в валюту и оставил на депозите состоятельного банка под гораздо более скромный процент. Ну а что делать? Не держать же дома кровные $100 тысяч, доставшиеся от продажи четвёртой квартиры? А банковскую ячейку сейчас попробуй арендуй — таких умных, как Василий, пруд пруди.

По данным Нацбанка, к 1 февраля 2016 года валютных депозитов в Беларуси стало на 250 трлн. Или по актуальному курсу — на $11,5 млрд. За прошлый год цифра выросла почти в два раза. Около трети — депозиты юрлиц, их трогать не будем. А что бы вы сделали на месте государства, если бы у вас было много убыточных предприятий, закредитованных в валюте, и при этом много валютных депозитов?

Предвидим интересный вариант: белорусы в добровольно-принудительном порядке в обмен на валютные депозиты обретут акции предприятий ржавого, ржавеющего, деревянного, цементного и других поясов Беларуси. Сценарий не такой уж и нереальный.

Пару недель назад в Нацбанке было совещание, на котором банкам сказали что-то вроде: вы должны решать судьбу лидеров индустрии.

Схема «народного» акционирования должна понравиться тем (а, вернее, тому), кто уже лет десять рубит на корню любую идею приватизации. Ведь очевидно, что это не европейский олигарх купит завод, чтобы сразу же обанкротить и избавиться от конкурента. Все активы остаются внутри страны. И главное — всё будет по справедливости. Сколько депозита — столько и акций.

Три совета акционеру с яйцами

А теперь самый интересный вопрос: что делать стальному бизнесмену Байдакевичу, у которого вчера было 100 тысяч долларов, а сегодня есть акции увядающего «Слуцкого цементопрядильного комбината»? Единственный полезный актив, по сути, — земля и недвижимость, которая на этой земле находится. И вот, собирается группа новоявленных акционеров, чтобы обсудить, как жить дальше. Оборудование на металлолом продавать нельзя, хотя на этом можно было бы немного заработать. Но не забываем — именно за это сейчас сидит бизнесмен Александр Муравьёв, в своё время получивший контроль над минским «Мотовело». То, что по цене металлолома мы продавали бы именно металлолом, никого не волнует.

Позволим себе дать пару советов. Во-первых, если будет выбор — берите акции тех предприятий, у которых есть недвижка. Из неё можно нарезать модные нынче лофты (вот, в Слуцке и узнают, что такое лофт), кроить смузичные, стругать офисы класса «А». Так, к концу 2016 года В Орше появится «KORPUS 3», в Лунинце – «KORPUS 4», в Россонах — «KORPUS 5»…

При этом, конечно, стоит обратить внимание на экологию. Раз речь идет о бывших заводских цехах, то в стены и пол могла въесться такая вещь, как асбест, молекулы которого попадают в лёгкие и остаются там навсегда.

Во-вторых, отдайте свои акции в управление кому-нибудь толковому коллеге. Нет, конечно, Байдакевич всегда может потратить деньги на пару книжек по торговле на фондовом рынке и построению нового модного бизнеса из старого немодного. Но лучше пусть акциями распоряжается кто-нибудь, кто в этом хоть что-то понимает.

Самый реальный кандидат на приватизацию — деревообработка. В Беларуси почти десяток деревообрабатывающих предприятий, на каждом – валютные кредиты миллионов по сто. Проблема в том, что некоторые из них расположены в городах, где кроме них, собственно, ничего и нет. Например, «Мостовдрев» — градообразующее предприятие. Население города Мосты — 15 тысяч человек. Тут сильно не развернёшься, да и завод, скорее всего, придётся сохранить. Социальные гарантии, все дела.

Есть у абстрактного «Мостовдрева» и плюс: не исключено, что модернизационные кредиты были потрачены не только на зарплату. За последние годы на кое-какие заводы подвезли новое оборудование. Не везде инновационные линии поместились в цеха, но совет номер три всё же заключается в том, чтобы оперативно выяснить, не может ли предприятие производить что-нибудь востребованное. Лофт — он ведь никуда не убежит. Сейчас или через год — какая разница? Может быть, через год жители абстрактного Слуцка даже лучше будут готовы к появлению лофта, чем сейчас. Если вы видите, как с конвейера сползает пристойного качества древесно-стружечная плита — считайте, вам повезло. И звоните в IKEA. Шведы всегда помогут, тем более, Европа как раз сняла санкции.

Рассуждая в таком ключе, акционеры поймут, что не всё так плохо – жизнь налаживается. А значит, самое время очнуться от этого кошмарного сна, протереть глаза и вернуться к работе. Всё с вашими депозитами хорошо. Пока.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Как вы заставляете людей работать?

Деньги • Алиса Петрова
Что нужно руководителю для счастья и гармонии? Чтобы подчинённые не срывали дедлайны и имели мотивацию. KYKY спросил у основателя «Онеги» Сергея Метто, директора «А-100» Анны Красовской, совладельца 21vek.by Сергея Вайниловича, основателя TUT.by Юрия Зиссера, управляющего партнера Astronim* Богдана Коровца и других руководителей самых разных бизнесов, как они заставляют своих сотрудников работать.
Популярное