16 апреля 2021, 12:59

У телеведущего Дениса Дудинского есть своя рубрика #денискины_рассказки. И рассказы эти часто очень трогательные – собственно, сегодня мы публикуем один из них. Это история бездарного капитанства, которое привело к кораблекрушению – но также породило новую жизнь. 

«Корабль с давно выцветшей надписью «Белоруссия» на борту терпел крушение. Это была старая посудина, которая уже 26 лет не знала должного ремонта. В ржавом днище образовалась дыра, украденный некогда в одном из портов керосин закончился, двигатели заглохли, штурвал вышел из строя и капитан орал на команду, приказывая матросам взять вёсла и грести. Он пытался убедить всех, что винт, двигатель и керосин совсем не нужны для благополучного плавания; что только вёслами и можно развить невиданную скорость и достичь благословенного берега. 

Матросы потели, выбивались из сил, но гребли – каждый в свою сторону, так как точных координат конечной точки маршрута не знал никто. Если кто-то возмущался или выказывал недовольство абсурдными приказами и идеями – его просто выбрасывали за борт. 

Капитан иногда выходил на капитанский мостик и истерично отдавал распоряжения: поменять местами боцмана и старпома, перекрасить трубу, выбросить за борт кока. Кричал что-то про вражеские подводные лодки, которые хотят потопить судно, о страшных акулах, которые якобы отгрызли якорь, о жестоких пиратах, которые жаждут захватить корабль, а всю команду и пассажиров продать в рабство. В конце концов он назначил себя Адмиралом, сам себе вручил орден «За героические заслуги», закрылся в своей каюте и принялся рассовывать по карманам казённое серебро, пачки общественных денег и даже объедки, которые остались от вчерашнего банкета. После чего забился под кровать и стал бубнить что-то о бунте на корабле... 

В какой-то момент пассажиры даже сами ринулись спасать корабль: кто-то занялся винтом, кто-то побежал ремонтировать штурвал, кто-то метнулся в радиорубку, чтобы отправить сигнал СОС. Но капитан, обозвав пассажиров крысами, приказал запереть их всех на нижней палубе, чтобы «не мешали осуществлению системы проведения процесса конструктивной организации спасательных мероприятий в рамках корабельного устава». 

В конце концов, потеряв последнюю надежду на спасение судна, пассажиры сами спустили шлюпки на воду, дружно налегли на вёсла и поплыли подальше от неминуемого краха, оставив корабль истеричному капитану и его сумасшедшей команде.

Люди в спасательных шлюпках с почтительного расстояния наблюдали, как тонул корабль. Корпус судна уже давно ушёл под воду – торчали только мачты и труба. В воде, захлёбываясь в набегающих волнах, барахтались те, кто ещё совсем недавно прославлял капитана, его курс, нахваливал корабль и обливал грязью пассажиров. Капитан, взобравшись на одну из мачт, отбивался веслом от тех некогда преданных членов команды, которые ещё не утонули и из последних сил пытались ухватиться за пока ещё торчащие над водой части корабля в надежде спастись; он продолжал кричать вслед людям в шлюпках, что они предатели, обвинял их, запугивал, угрожал... Но очень скоро и мачта вместе с капитаном и потрёпанным красно-зеленым флагом ушла под воду.

Люди в шлюпках посреди океана подбадривали друг друга, поддерживали ослабевших, делились водой и пищей, перевязывали раненых. Вставало солнце.

Вскоре на горизонте в первых лучах рассвета появился лайнер, на белом борту которого рассветной полосой отражалось красное солнце. Спасение было близко, оставалось чуть-чуть сильнее налечь на вёсла. Начинался новый день».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное