Два пациента за всю карьеру. Право на эвтаназию

Боль • Марина Саврук
На KYKY возможны совершенно неожиданные сочетания тем и авторов. Марина Саврук, недавно взбодрившая наших комментаторов статьей «Я – жена мента», написала текст про эвтаназию. И попросила беларуского доктора посчитать, сколько его пациентов реально хотели умереть.

Беларуской Конституцией прямо закреплено право гражданина на жизнь, и никто не имеет права забрать её, какие бы причины для этого ни находились. Именно поэтому все цивилизованное европейское сообщество уже много лет настаивает на отказе республики от применения смертной казни, потому как лишение жизни приговорённого идёт в разрез с главным законодательным актом страны. Ну и с принципами гуманности тоже, конечно.

Каждый человек, задумываясь о праве применения смертной казни, не до конца может ответить даже самому себе на вопрос, что для него смерть преступника – справедливое наказание или месть за содеянное? Потому как месть – это низменный порыв, ничем не отличающий нас от того, к кому собираются применить казнь.

Другое дело – эвтаназия

Предоставление человеку возможности умереть, если он неизлечимо болен и испытывает тяжелейшие страдания. Почему же наша Конституция прописывает право на жизнь, но не даёт право на смерть?

В Нидерландах право на эвтаназию узаконено с 1984 года. Правда, оно касается не всех граждан, а только достигших 12-летнего возраста, как осознающих всю силу принятого ими решения. Ещё больше прав предоставила своим гражданам Бельгия, узаконив эвтаназию в 2002, но с 2014 предоставившая право совершать эвтаназию детей без ограничения возраста. По мнению бельгийских онкологов, уже с восьми лет ребёнок в состоянии осознавать, действительно ли он хочет лишить себя жизни.

Размышления о правах на эвтаназию навеяны просмотром видео о беспрецедентном случае с 24-летней бельгийкой. Она решилась на эвтаназию, потому как с 21 года находится в затяжной депрессии, и лечение медиков, как и несколько попыток суицида, не увенчались успехом.

До этого случая такое право предоставлялось лишь тяжело больным гражданам (бесплатно, кстати), которым не помогало медикаментозное обезболивание и их страдания (физические и психические) превышали возможности врачей ослабить боль. Чтобы вам не казалось, что все просто, и производится по щелчку пальцев: в правилах подготовки и утверждения данной процедуры есть такие важные пункты, как четкая уверенность лечащего врача в том, что умерщвление принесёт облегчение пациенту. Решение сам пациент выражает осознанно, не раз и не два произнося своё желание умереть при многих свидетелях. При этом у врача всегда должно быть подтверждение того, что все именно так и было на случай уголовного преследования после смерти пациента. Именно поэтому врачи записывают на видео свое общение с пациентом на протяжении нескольких месяцев. Отсутствие возможности облегчить страдания пациента должен подтвердить независимый врач, который знает пациента, но не знает первого врача. Сюда же добавляется согласие близких родственников.

Забота об умирающих

В Бельгии эвтаназия производится путём введения пациенту медпрепаратов, угнетающих их жизненные силы и в течении нескольких минут приводящих к смерти без мучений. В Швейцарии, Эстонии, Албании, Германии и некоторых штатах США есть ещё один вариант эвтаназии – самоубийство с помощью врача. Это значит, что принявший решение умереть получает от врача смертельную дозу лекарства и принимает её самостоятельно. Наверное, из двух зол это все же гуманнее по отношению к лечащему врачу.

Конечно, с применением эвтаназии в мире не всё идёт гладко. Такие законодательные акты принимаются парламентом большинством голосов, но лишь с небольшим перевесом. Например, в той же Бельгии против эвтаназии выступило 44% парламентариев, силы оказались практически равны, а значит, недовольных много. Против умерщвления выступают также церкви многих конфессий, считая, что право жить и умереть может дать только Бог, как и совершить чудо в отношении смертельно больного и излечить его. Все же данное действие расценивается как убийство, которое остаётся на совести врача – по сути самого обыкновенного живого человека со своими пороками, пошатнувшейся психикой и совестью.

Тысяча четыреста бельгийцев за год

Не задавалась целью искать последнюю актуальную статистику, но на 2014 год в Бельгии убили себя с помощью эвтаназии более 1400 человек. При этом у комиссии, принимающей окончательное решение, есть право и отказать, сочтя аргументы недостаточными, но, согласно той же статистике, одобряют три заявки из четырех. Из последнего известного: было отказано пожилой жене в праве умереть со своим мужем, у которого были большие проблемы с сердцем, а вот она оказалась совершенно здорова. Было отказано двум глухим от рождения близнецам, узнавшим, что в скором времени они ещё и ослепнут. Было отказано приговорённому к пожизненному заключению осуждённому, отказавшемуся подавать документы на помилование или смягчение срока.

Кадр из фильма

Что говорят об эвтаназии в Беларуси? У нас её нет. Что интересно, такого права не прописано даже в белорусской клятве Гиппократа. Сравните, белорусская версия, утверждённая законом «О здравоохранении»:

Получая с глубокой признательностью дарованное мне медицинской наукой и практикой звание врача, перед моими учителями и коллегами клянусь:
● в любое время помогать каждому больному, независимо от его социального происхождения, вероисповедания и национальности;
● всегда хранить профессиональную тайну;
● постоянно совершенствовать свои медицинские знания и врачебное искусство, содействовать своим трудом развитию медицинской науки и практики;
● обращаться, если этого требуют интересы больного, за советом к своим коллегам и самому никогда не отказывать им в совете и помощи;
● беречь и развивать благородные традиции отечественной медицины;
● всегда помнить о высоком призвании врача, об ответственности перед белорусским народом и государством.
● Верность этой клятве обещаю пронести через всю свою жизнь.

А вот первоначальная версия клятвы, из истоков Средневековья:

«Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство. Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далёк от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами».

Учитывая различия в тексте клятв, можно предположить, что законодатель (вместе с правом на аборты) оставил себе лазейку на будущее, дабы не менять тексты всех документов скопом – но оставим это на откуп государству.

Что говорят по этому поводу сами врачи?

Мне удалось пообщаться с заведующим хирургическим гнойным отделением УЗ «МОКБ» Владимиром Ильюшонком: «По долгу работы мне приходится прямо или косвенно наблюдать около 30-40 человеческих смертей на протяжении года. Слава Богу, в массе своей это не родные и не близкие люди. Хотя… Если человек умирает у тебя на глазах в течение 30-40 дней – это не менее тяжело, чем смерть близкого.

Все люди цепляются и борются за жизнь. За последние 5-6 лет я не встречал ни одного пациента, готового на эвтаназию. Но за мою относительно недолгую практику таких было двое. Возвращаясь к вопросу, за я однозначно или нет – я за. Но это должно быть очень взвешенное, прозрачное и объективное решение, принимаемое помимо самого пациента, близких ему (если такие имеются), комиссионно как минимум тремя врачами. Ведь всем потом с этим жить. И даже умудренные практикой и опытом врачи – это всего лишь живые люди…»

Онкобольные очень мучаются перед смертью, и мучения эти затяжные. Видя, как человек превращается в живой скелет, хочется убить не только его, но и себя, потому что «развидеть» это уже не получится.

Кадр из фильма

Мелькает ли мысль об облегчении боли через смерть у родителей тяжелобольного ребенка? У родственников людей, парализованных из-за травм и вынужденных всю жизнь лежать и совершать движения максимум глазами? У инвалидов, потерявших в боях руки и ноги? Продолжать можно бесконечно. Но эти вопросы хотелось бы оставить без ответов – каждый найдёт свой ответ для себя.

Кстати, девушка из видео в день назначенной эвтаназии передумала умирать. Все же надежды вылечить депрессию современных психиатров не покидают. Читая о таких случаях, хочется встряхнуть людей посильнее и показать им, как прекрасен мир вокруг и что жизнь очень коротка и всего одна. Как сказали бы противники феминисток: «Мужика ей хорошего надо!»

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Як беларус Іван Балановіч быў жаўнерам ў Італіі часоў Другой Сусветнай

Боль • Ігар Мельнікаў

У 2008 годзе на беларускім канале АНТ выйшаў дакументальны фільм пра Бітву пад Монтэ-Касіна. Сярод іншых яго паглядзела мінчанка Тамара Кійко. Заплакала, бо з экрану расказвалі пра жыццё яе бацькі. І не толькі. Сотні беларусаў гераічна прайшлі праз баі на заходнім фронце супраць нацыстаў у складзе Арміі Андэрса. Аднак на Радзіме, у савецкай Беларусі, іх не лічылі героямі. Яны ж ваявалі ў «буржуазным войску». Тады жанчына вырашыла зрабіць ўсё, каб перамагчы несправядлівасць.

Популярное