Если вы нашли себя в докладе – это повод для гордости. Как «русский мир» изучает белорусский национализм

Боль • Николай Янкойть
В конце 2015 года организация CIS-EMO издала двухсотстраничный доклад «Белорусский национализм против русского мира». KYKY посмеялся и поплакал над этим документом, а теперь решил кратко рассказать вам, что он из себя представляет.

Доклад на 192 страницах подготовили Кирилл Аверьянов-Минский, постоянный автор набросов на белорусский вентилятор на сайте Regnum, и Владислав Мальцев, который пишет про «бандеровские подполья Минска» на сайте со смешным названием «Свободная пресса». Доклад издан международной организацией CIS-EMO (Россия), которая занимается наблюдением за выборами. Дела организации говорят сами за себя: она наблюдала за референдумом о независимости Приднестровья в 2006 году, референдумом по изменению конституции Киргизии в 2010 или повторными президентскими выборами в Южной Осетии в 2012. Согласно Википедии, среди известных представителей организации – психолог Станислав Бышок, автор книги «Иллюзия свободы: куда ведут Украину новые бандеровцы», и политолог Алексей Семенов, один из соавторов книги «Навальный. Человек, который украл лес».

Почему «русский мир» не любит белорусских историков

Идеологическая основа доклада – смесь двух этнологических концепций: «триединого русского народа» и «древнерусской народности». Первая была впервые сформулирована в 16-17 веке малороссийским духовенством, и согласно ей, «русский народ» – единая общность великороссов, малороссов и белорусов. К 18 веку в Российской империи эту концепцию возвели в ранг официальной идеологии. В 1920-х Советская власть признала теорию реакционной и шовинистской (что стало одной из причин запуска беларусизации БССР и украинизации УССР). Однако в 1930-х в СССР стартовала русификация, а с ней вернулся и старый имперский концепт.
В середине 20 века российские учёные разработали концепцию «древнерусской народности». От «триединой» она отличалась тем, что под «русским народом» учёные понимали не этап развития «триединого», а только общего предка трёх народов – русского, украинского и белорусского.

Первая теория, в общем-то, не основана на какой-то научной аргументации – она была скорее государственной идеологией, пропагандистским лозунгом Российской империи. В основе «древнерусской» концепции лежат работы историка Сергея Токарева, а также археологов Петра Третьякова и Бориса Рыбакова; все трое – влиятельные персоны советской историографии. В России эта концепция преподаётся в курсе школьной истории.

У теории «древнерусской народности» хватает как сторонников, так и последовательных критиков; последних бойцы за «русский мир» считают предателями. Авторы доклада цитируют золотую классику белорусской историографии: «Гісторыю Беларусі» и «Асновы дзяржаўнасці Беларусі» Митрофана Довнар-Запольского, «Кароткую гісторыю Беларусі» Вацлава Ластовского, «Кароткі нарыс гісторыі Беларусі» Всеволода Игнатовского. Все названные историки участвовали в разработке теории племенного этногенеза белорусов, то есть нашего происхождения от кривичей, родимичей и дреговичей – теории, расходящейся с «древнерусской».

Понятное дело, древнюю Русь на видео никто не снимал, да и письменных памятников она после себя оставила немного, так что её история во многом строится на предположениях, домыслах и личных интерпретациях. Глупо спорить о том, что нынешние нации, белорусская и российская, имеют общее прошлое. Но говорить о нашем вечном родстве, основываясь на полусказочной истории восьмисотлетней давности – уж точно не менее глупо.

Зато читать выбранные отрывки из исторических работ – одно удовольствие. Кроме Ластовского и Игнатовского, авторы доклада цитируют Владимира Орлова, Олега Латышонка, Анатолия Грицкевича – короче говоря, демонстрируют крепкие познания в белорусской исторической науке. Эх, вот бы такую тягу к знаниям каждому белорусу – глядишь, по-другому стали бы и думать, и жить.

Мастер-класс по пропаганде, или как правильно расставлять акценты

Для непредвзятого, подготовленного читателя с критическим мышлением доклад может стать чтением забавным, а местами даже познавательным. Для остальных читателей Аверьянов-Минский и Мальцев припасли старый действенный метод, досконально разработанный советской наукой – метод пропаганды. Некоторые приёмы бросаются в глаза уж очень сильно.

Во-первых, докладчики при любой возможности называют поляками людей, делами которых гордимся мы, белорусы.

Ладно Костюшко и Мицкевич – про их принадлежность той или иной стране пусть спорят те, кому нечем заняться. Но польским повстанцем называют и Кастуся Калиновского, издававшего «Мужыцкую праўду» – первую газету на белорусском языке, а Наполеон Орда, родившийся в Беларуси и сохранивший в своих рисунках очертания десятков белорусских зданий, стал в докладе «польским художником, не имеющим отношения к истории белорусского народа».

Кадр из фильма «Кастусь Калиновский» 1927 года. Фото: budzma.org

При этом историк-западнорусист Михаил Коялович, родившийся в местечке Кузница (сейчас – территория Польши) и с 23 лет живший в Петербурге, назван белорусским. Видимо, таким образом авторы косвенно признают за нами Белосточчину, где Коялович окончил духовное училище, и Вильню, где он учился в Литовской духовной семинарии.

Во-вторых, нам пытаются «пристроить» события российской истории. К примеру, авторов возмущает отказ белорусских властей называть «отечественной» войну 1812 года в учебниках истории. При этом докладчики не уточняют, что одной из главных причин вступления России в войну была боязнь властей восстановления Речи Посполитой – страны, в границы которой с 1569 по 1772 год входила вся территория нынешней Беларуси (а часть территории – до 1795), и которая была буквально разобрана на части Россией, Пруссией и Австрией. У населения, ясное дело, никто не спрашивал ни разрешения на разделы Речи Посполитой, ни мнения о действиях Наполеона – а в итоге спор между империями сократил это население на 25%.

А самый забавный случай из описанных в книге – отказ властей Минска восстанавливать памятник императору Александру II, который был установлен в городе с 1900 по 1917 год. В обращении «представителей белорусских общественных организаций», которое в 2013 году поступило в Мингорисполком, Александра II называют «защитником белорусов во время польского восстания 1863 года, когда от рук инсургентов погибли многие наши соотечественники». А само восстановление памятника, по словам инициаторов, «особенно актуально в 2013 году – в год 400-летия династии Романовых». Кажется, «представители» забыли, что белорусские земли не входили в Российское государство ни в год основания династии Романовых, ни за 200 лет до этого, ни ещё 150 после – а входили в состав всё той же Речи Посполитой, которую и пытались восстановить повстанцы в 1863 году.

В-третьих, авторы досконально проработали детали доклада: эпитеты, интонации, формулировки. Например, они отмечают, что «Молодой фронт» зарегистрирован в Чехии, а ИБИК – в Латвии, а обо всех пророссийских организациях на нашей территории пишут: белорусские. В докладе вспомнили о творчестве Змитра Войтюшкевича и альбоме «Пресс-фото Беларуси – 2011», поскольку их благодаря решениям белорусских властей можно одарить эпитетом «экстремистские». Используя только лишь статистические данные об использовании белорусами русского языка, авторы называют Беларусь «русскокультурным регионом».

Я уж не говорю о том, что «Белоруссия» тотально заменила «Беларусь» – даже в названиях книг и организаций.

Но мой любимый финт – кавычки. Национально ориентированных историков в докладе называют «национально ориентированными», «переоценщиками», белорусизацию – «белорусизацией», национальное возрождение – «национальным возрождением», белорусский язык – «родным языком». Если каждые такие кавычки заменить на какое-нибудь смешное слово («типа» или «какбэ»), доклад превращается в длинный анекдот. А вот в заголовке доклада, кстати, кавычек нет: «Белорусский национализм против русского мира», будто бы «русский мир» – всем понятное и чётко определенное выражение.

В-четвёртых, наконец, сам по себе доклад выстроен так, чтобы к последним главам поднять градус обвинения в опасном «местечковом национализме» – ведь концовки, как известно, запоминаются лучше. Первые две трети документа выглядят вполне невинно (история, культура, политические партии), но в последней белорусов обвиняют во всех смертных грехах. Глава 4 посвящена стремлению Белорусской православной церкви к независимости от РПЦ – это, видимо, попытка обвинения в отсутствии «духовных скреп».

В пятой главе доклад вещает о белорусских футбольных фанатах, причём слёту съезжает с белорусского национализма на неонацизм правых «ультрас» – это, очевидно, пугалки «фашизмом». Наконец, шестая глава посвящена «Белорусским боевикам на Украине» – тут читателя пытаются запугать войной. Если в первых главах аргументация авторов выглядит вполне последовательно, а большинство источников – представительными, то в финальных главах Аверьянов-Минский и Мальцев полагаются на неподтверждённые слухи, паблики и сообщения VK, фанатские интернет-форумы, а пару раз – даже на собственные пропагандистские статьи. Короче, пугают как могут и чем могут – а всё равно как-то не страшно.

Что в этом хорошего и что плохого

Пожалуй, самое грустное в этом докладе, кроме его открытой пропаганды – источник финансирования. На первой странице издательство гордо указывает: «При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации». За всё заплатил Большой Брат – и докладчики не просто не скрывают это, а наоборот, этим гордятся.

Грустно и то, что нет доклада на обратную тематику – изучения российского влияния на неоперившееся белорусское национальное самосознание. Вот такой документ нам был бы очень полезен – точно знали бы, где тонко и где может порваться.

Но в этом документе есть и хорошие места. Уже упомянутые работы по истории – готовый список для внеклассного чтения в школе. А уж глава «Белорусский национализм в культурно-просветительской сфере» – и вовсе настоящая доска почёта! Тут тебе и ТБМ, и «Будзьма беларусамі!», и «Арт-Сядзіба», и Институт белорусской истории и культуры! Бойцы «русского мира» не забыли даже о «Галерее Ў» – правда, чем им не угодили «выставочный зал, винный бар, магазин дизайнерских вещей, а также «Литературный дом «Логвинов», Аверьянов-Минский и Мальцев не уточнили. Курсы «Мова ці кава» и «Мова нанова», турнир «Мова Cup», раздача ленточек с орнаментом, переход «А-100» на беларускую мову – от пристального взгляда «экспертов фонда «Народная дипломатия» не ускользнуло ни одно проявление «местечкового национализма в различных сферах белорусского общества». Знайте: даже если часть названных организаций или событий казались вам незначительными, то идеологам «русского мира» они такими не казались. Если вы можете сделать что-то, достойное вхождения в этот список, о вас обязательно услышит десяток-другой заинтересованных жителей России. Если вы уже нашли себя в этом списке – пожалуй, это повод для гордости.

Ещё один интересный момент. Докладчики цитируют Андрея Дементьевского, главного редактора журнала «Спецназ»: «Армейские спецназовцы в последнее время начинают осваивать ранее нетипичные для них функции освобождения заложников и целых захваченных населенных пунктов, борьбы против проникших диверсантов и бандформирований».

Фота: nn.by да матэрыялу: Часопіс «Спецназ» пра беларускіх фанатаў: «Скрозь бандэраўшчына і русафобія»

Сами докладчики видят в этом заявлении связь с «присутствием многочисленных боевиков из Белоруссии в соседней Украине», которые «могут попытаться прорваться через границу и провести захват какого-нибудь населенного пункта». Мы, однако, с тем же успехом можем предположить, что спецназ боится «многочисленных боевиков» не с юга, а с востока – так что на всякий случай пускай готовится.

И ещё: едва ли нам следует бояться этих ребят. «Очевидно, что дальнейшая «национализация» Белоруссии может негативно сказаться на реализации инициированных Россией интеграционных проектов на постсоветском пространстве», – пишут авторы в заключительной главе доклада. Так что пускай боятся они – а у нас всё будет хорошо, лишь бы никто не совал нос в наши дела.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Тест: сколько в вас процентов белоруса

Боль • редакция KYKY
Редакция KYKY предлагает тест о главном – выясняем, какой процент белоруса в вас присутствует, чтобы понять, что с этим делать дальше. Задача минимум – ответить на 16 вопросов.
Популярное