Гонка за категорией. Врачи обсуждают указ №475

Боль • Аня Перова
С 1 марта этого года в частных клиниках разрешат работать только сотрудникам, имеющим первую и высшую категории. Зато для государственных поликлиник – счастье: для них лицензирование наоборот отменили. KYKY поговорил с врачами и выяснил, как изменится здравоохранение с точки зрения пациента, как проходит присвоение категории, а также зависит ли качество лечения от категории специалиста.

О том, что такой указ вступит в силу, стало известно еще 26 ноября 2015 года. Правда, новость немного ушла в тень от радости, что получить больничный можно будет и в частной клинике. До сих пор ни одно СМИ толком не разъяснило, какие же последствия повлечет за собой новый указ для нас, а не для врачей. Например, напугали, что из частных медцентров уволят каждого пятого сотрудника. А что же для нас, пациентов, никаких последствий? И вообще, все так обсуждают эти категории, но что они означают? Может, весь сыр-бор вообще не стоит разводить.

Нюансы указа №475 разъяснили нам врач-неонатолог Елена Бортницкая и врач анестезиолог-реаниматолог Сергей Гридин.

KYKY: Если в частных медцентрах все работники будут обязаны иметь первую или высшую категории, значит ли это, что качество услуг таких учреждений станет лучше?

Елена: Нет, не значит. Тем более, нельзя утверждать, что в государственных поликлиниках обслуживание станет хуже. Все останется, как и сейчас. Мне кажется, в частных клиниках до сих пор принимают на работу специалистов только с первой и высшей категориями, и всегда туда только таких брали. Никогда без стажа, сразу после интернатуры, в частный медцентр не уходили.

Сергей: Да, вы знаете, в частных клиниках и до этого были в основном только отмеченные категорией врачи.

KYKY: То есть «частники» и без указа обращали внимание на категорию?

Елена: Конечно, обращали. Единственное, что, может быть, со второй категорией люди допускались, но так чтобы совсем без опыта – никогда.

KYKY: А вот если уж попался такой врач, со второй категорией, куда ему – в госполиклинику что ли идти? Там, может, врачей побольше станет, очередей – поменьше…

Елена: Конечно, этим специалистам надо будет куда-то уходить, и да, я думаю, через некоторое время будет наплыв новых кадров в государственные учреждения здравоохранения. Куда же им еще идти с медицинским образованием? Больше некуда…

Сергей: В государственных поликлиниках ведь и раньше работали врачи с разными категориями: и со вторыми, и с первыми, и с высшими… Вообще нельзя так судить, где хуже, где лучше: в государственном или частном учреждении. Как было – так и будет.

KYKY: …то есть существенно ничего не изменится?

Сергей: Ну, нельзя прямо так сказать! Конечно, требования к частным структурам ужесточатся, облегчится некоторым образом работа в государственном учреждении. Станет проще, так сказать, административная сторона: все это лицензирование, подтверждение и прочее.

KYKY: В общем, указ больше затрагивает тех, кто работает с бумажками, чем пациентов и практикующих врачей?

Сергей: Да. В любом случае изменения эти, на мой взгляд, только в лучшую сторону.

KYKY: Как на самом деле: всегда ли врач «круче», если его категория выше? Может ли врач с высшей категорией быть менее компетентным, чем врач с первой?

Сергей: Такое может быть казуистически. Вы же вот спрашиваете, «может ли». А в жизни «может быть» всякое, правильно? Ведь что вкладывается в выражение «компетентность врача»? Это знания, помноженные на опыт: что врач видел, что врач понимает. Знание приходит с научением, а опыт – со временем работы. Остальное, ну правда же, казуистика.

Елена: Вообще, бывают случаи, когда врач второй или первой категории может по факту соответствовать категории повыше. Это происходит от лености самих врачей: вот просто не пошел и не сдал на высшую. Особенно это часто бывает в регионах, потому что экзамен для получения высшей категории проводится только в Минске и только в БелМАПО (Белорусская медицинская академия последипломного образования – прим. KYKY). Первая категория дается уже после пяти лет работы с окончания срока интернатуры. Но ее же не просто так дают: надо пойти и сдать экзамены, собрать кучу документов… Есть доктора, которые в принципе все знают, но из-за того, что им лениво пойти сдавать, собирать документы, что-то писать, категорию они не получили. Хотя по знаниям – все нормально! У меня самой только первая категория.

KYKY: Тоже лень на высшую сдать?

Елена: (смеется) Да! На высшую – это мороки столько, если честно. Нет уже здоровья! Это стресс и нервы. Зачем все это? К тому же в моем опыте случались ситуации, когда врачи с высшей категорией – это между нами, девочками, – попадались не самые просвещенные, скажем так. Просто есть такие люди, которым главное – бумажка, вот и все.

KYKY: То есть если я пришла в поликлинику и смотрю на категорию врача, то слепо доверять «званиям» не стоит?

Елена: Естественно.

KYKY: Ладно, а что за документы надо собирать для категории? Врачи сами выдвигаются на ее получение или это может происходить принудительно, как только стаж «накапал»?

Сергей: Для получения категории в первую очередь просматривают документы: когда учился, где учился, где работал и что на этой работе делал, какой объем работы выполнен за приведенный период. Еще играют роль рекомендации, которые обычно выдает главный врач, когда выдвигает соискателя на категорию. Можно в принципе сказать, что выдвигают всех, да: это же в интересах учреждения, где работает человек, чтобы в штате было как можно больше специалистов с первыми и высшими категориями.

KYKY: Бывает такое, что человек документы собрал, но вот ему почему-то отказали?..

Кадр из фильма

Сергей: Больше внимания, конечно, обращают не на место учебы и работы, а на то, что человек может сделать и что он уже сделал. Если приходят к выводу, что по этим итогам врач пока не может претендовать на более высокую категорию, то ему отказывают. Причем редко, но бывает, что это происходит, даже если человек верно ответит на все предложенные на экзамене вопросы.

KYKY: Как вообще экзамен проходит?

Елена: Обычно в два этапа. Первый заключается в том, что на компьютере нужно пройти тест, состоящий из нескольких сотен вопросов. Количество вопросов зависит от желаемой категории: хочешь вторую – вопросов меньше, хочешь высшую – отвечай больше. Времени на тест дается не очень много – полчаса-час, точно не помню. Выбираешь правильный ответ – и все. Чтобы перейти ко второму этапу экзамена, нужно правильно ответить на 85% вопросов. Завалил тест – все, в следующий раз можно попробовать только через год.

KYKY: Но это ведь очень мало времени на столько вопросов!

Елена: Ну, а вы как думали? Причем, спрашивают по всем пунктам: полностью вся медицина, от и до. Если ты педиатр, то все равно будь добр отвечать на вопросы и по взрослой кардиологии, и по терапии, и по хирургии, и по оказании неотложной помощи, например. В итоге, если тест пройдет, выдается бумажка, мол, ты прошел. И потом уже назначают дату и комиссию для следующего этапа. Если получаешь первую категорию, то это решается в Облздравотделе, если высшую, то опять же – в БелМАПО. Дальше просто приезжаешь и сдаешь комиссии экзамен, как в университете: тянешь билет, в нем обычно пять вопросов. Спрашивать могут по практике в том числе, особенно это касается высшей категории: определить что-нибудь по анализу крови, рентгенограмме, ЭКГ. Задачку могут дать: рассчитать инфузионную терапию, например.

Сергей: В комиссии сидят руководители подразделений – например, отделов здравоохранения – и практические специалисты. Обычно это главные специалисты комитета по здравоохранению либо управления по здравоохранению по той специальности, в которой претендент желает получить категорию. То есть проверяют знания люди не просто с категорией, а те, кто к тому же является главными внештатными специалистами по своей специальности в области или городе, помимо основной работы.

KYKY: Сколько вообще времени нужно, чтобы собрать весь «урожай» категорий?

Елена: Раньше на высшую категорию надо было 9 лет работать, теперь – 8. Уменьшили срок между интернатурой и получением второй категории с трех до двух лет. Интернатура теперь засчитывается в трехлетний стаж. Потом еще через три года можно сдавать на первую категорию, и еще через два – есть шанс получить высшую.

Что говорят о лицензировании будущие врачи

Рассуждать на эту тему с врачами, имеющими категорию, с одной стороны – объективно, с другой – все-таки как-то слишком радужно. Хочется прислушаться и к мнению тех, кто пока категорий не имеет. К примеру, студенты – будущие врачи. Наверняка в их рядах реже встретится мнение, что подобные нововведения к лучшему. На самом деле мы совершенно не ожидали, что пока в СМИ относительное затишье, в соцсетях бушуют настоящие страсти. В группе «Подслушано БГМУ» в «ВКонтакте» некоторые даже активно выступают против указа, хотя подчеркивают, что это не призыв к митингам.

Комментарии под записью пестрят разнообразием взглядов и мнений. Медиков, поддерживающих закон, на первый взгляд больше.

С теми, кто с указом не спорит, соглашается и Лера Шамшур, студентка 3-го курса БГМУ:

«Конкретно меня это если и касается, то очень мало: у бюджетников жестокое и беспощадное распределение, посему доброй половине выпускников дорога к частнику закрыта. Что касается свободных дипломов, то тут ситуация вряд ли отличается, ибо частные медцентры в большинстве своем все-таки заботятся о своем престиже и репутации, соответственно молодого врача там вряд ли кто-то жаждет видеть. К тому же, необходимую практику молодой специалист получит где-нибудь в обычной больничке, а еще лучше – в местной ЦРБ (районной больнице – прим. KYKY).

Кадр из фильма

Больше все-таки это стоматологов затронет, потому что именно это сфера забита частниками. А вообще мало кто, думаю, из выпускников сам хочет работать на частника. Ответственность там, как ни крути, выше. Когда пациент платит, он естественно ожидает большего – и от диагностики, и от качества лечения, и даже от отношения врача. Нужно все-таки сначала набить хоть стартовый скилл на все эти вещи. Лично себя я там вообще не вижу. Скучно».

Выходит, что все останется, как есть? Пожалуй, что так. В перспективе указ лишь ещё больше профильтрует сотрудников частной медицины, усилив за ней контроль.

Это не означает, что в госструктурах лечить станут хуже: врачи с высокими категориями работают там и сегодня, а молодые специалисты вне зависимости от указов из года в год продолжают набирать стаж именно в госбольницах. Вряд ли кто-то действительно замечал массовый наплыв неопытной молодежи в своей поликлинике. Да, приходя к частнику, мы платим за уверенность: этот врач точно отработал как минимум шесть лет после университета. Понадеемся, что таких, кто чудом получил категорию ради бумажки, будет поменьше, а «ленивых» специалистов со знаниями, но без желания сдавать экзамен – побольше. Главное, чтобы в итоге выиграл пациент.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Холодомор. Соцсети шутят про минские морозы

Боль • Ася Поплавская

Последние дни в Беларуси лучше нос на улицу не совать: замерзает лицо. У кого-то глаза и даже – сопли. Синоптики, как всегда, радуют: это еще не предел, впереди более лютые морозы. Как переживают холодомор белорусы и что пишут о суровом минусе в социальных сетях?

Популярное