Грязь, лазертаг и триумф командного духа. Корпоратив KYKY в Комарово (видео)

Боль • редакция KYKY
Редакция отправилась в леса под Минском, чтобы полазать по семиметровому скалодрому, измазаться в грязи и вышибить друг другу мозги лазерной пушкой. Рассказываем, зачем офисным работникам непременно нужны активные командные игры, и что это за новая спортивная база «0,67».

Павел Свердлов. О грязи, уровнях сложности верёвочного городка и белых кедах главреда

Говорят, свадьба — отличный повод проверить дальних родственников в ближнем бою. Корпоратив — та же проверка на вшивость, только в главных ролях — люди, в обычной жизни сидящие за соседними столами. Обычные сотрудники в необычных обстоятельствах — это важно. И чем необычнее обстоятельства — тем лучше. Мы не призываем везти коллектив в Тай, чтобы выпить свежевыжатой змеиной крови на брудершафт. Обычной грязи под Минском для менеджеров самого среднего звена будет вполне достаточно. Извалять друг друга в грязи, и чтобы за это ничего не было? Вау!

На нашем корпорате в роли грязи выступала полоса препятствий. Говорят, обычно там сухо. Но накануне как раз прошёл дождик. Землю под покрышками, по которым нужно было прыгать, развезло. И возле забора, через который нужно было перебраться. И там, где нужно ползти под маскировочной сеткой, тоже. Вы думаете, нас это остановило? Как бы не так! Все извалялись в грязи на пятёрочку, а на белые кеды главреда жалко было смотреть. Это ж надо было додуматься надеть на корпоратив — в лес! — белые кеды. «У меня ещё красные есть, но их мне было жальче!» — объясняла потом Саша. Ну да ладно — кеды можно постирать.

Следующим испытанием на нашем пути была верёвочная дорожка. Я, честно говоря, удивился, что в Беларуси они вообще есть. До этого повезло полазить по одной такой в Литве. Семь уровней сложности — от «зелёного» для начинающих до «чёрного», который проходит по верхушкам деревьев и заканчивается прыжком с сосны. На страховке, понятное дело, но всё равно страшно. В Комарово уровень сложности один — я бы сказал, между двоечкой и троечкой по семибалльной шкале. Тем, кто страховочного карабина в глаза не видел, прыгать по верёвочной дорожке будет не очень легко. И мышцы рук, скорее всего, напомнят о себе на следующее утро. Но тем больше удовольствие от пройденного испытания!

Редакция KYKY перед испытаниями

Заканчивается дорожка семиметровой стенкой для скалолазания. Это, пожалуй, самый сложный аттракцион из всех, что мы проходили. Я, к примеру, добравшись почти до самого верха, почувствовал в руках слабость и позорно не смог преодолеть последний метр. Но девушки из редакции смогли! На вершине их ждал «Старец Фура» с загадками а-ля «У какого молодца утром капает с конца?». Оказалось, что наши молодые сотрудницы этих советских боянов уже не знают. Поэтому ключи доставались не всем.

Ах да, забыл сказать, что за каждое пройденное испытание команда-победитель получала ключик. Чем больше ключиков — тем больше шансов открыть сундучок на самом последнем уровне квеста.

Ася Поплавская. О фальшивом старце Фура, сильных бедрах и крике: «Ася, бл*ть!»

Если городок оказался всем по силам: иди себе, цепляясь руками, не забывай перестегивать страховку и не раскачивайся что есть мочи, то со скалодромом картинка была такая себе. Мы наконец-то почувствовали себя в белорусской версии «Форта Боярда», потому как на вершине семиметровой стены нас ждал старец Фура (тоже белорусский вариант) с длинной бородой и в балахоне. Старик на поверку оказался молодым голубоглазым парнем, уж больно острым на язык. Попивал кофий и всячески пытался ввести в ступор всех, кто к нему поднимался.

Мне, наверное, досталось больше всех. Когда я, опечаленная неудачей нашего самого умного члена команды Павла Свердлова, начала карабкаться на отвесную стену, отчаянно нащупывая стопами маленькие камни-выступы, старик задал невинный, казалось бы, вопрос: как тебя звать, деточка. «Ася», – говорю и ползу себе тихонько дальше. «А по паспорту как?» – не верит мне старик. Я жалею, что не прихватила с собой синюю книжицу и говорю, что по паспорту так же. Он хмыкает и не верит, снова задавая мне вопрос: «Так как тебя, говоришь, звать?» В этот момент я чуть не падаю вниз, но припоминаю, что нужно прижиматься корпусом к стене, и лезу дальше. И тут старик (черт бы его побрал!) вспоминает нашу любимую рекламу про тетю Асю, которая приехала, и снова пытается узнать мое имя. Я понимаю, что если начну хохотать, то потеряю все шансы доползти до него, оттягать за бороду и выдавить глаза, поэтому отвечаю емко: «Ася, бл*ть!» Он наконец успокаивается.

Преодолеваю скалу, я чувствую себя молодцом, но устаю так, что, услышав элементарную загадку «Тихо сзади подошел, вставил и пошел» начинаю тупить и выдавать прекрасные в своей пошлости варианты.

Голубоглазый Фура изнемогает от хохота, Паша сетует внизу: как так, Ася, такая простая советская загадка! Но нет, мозг не хочет формулировать слово «тапки», и я лечу вниз.

После лазертага

После скалодрома, который покорила ровно половина нашего дружного коллектива, нас поджидала езда на квадроцикле. Ну, отдохнем наконец – подумали было мы. Но нет. Это было очередным этапом, за который можно было получить заветные ключики. Он оказался самым нечестным: из трех раскиданных по лесу бутылок с ключиками наш бильд-редактор Настя Рогатко, которая поехала первой, нашла две. Третья так и осталась незамеченной в лесной чаще. Зато во время этого мероприятия я узнала о себе кое-что крайне важное. Уже слезая с квадроцикла, вся по уши в грязи, услышала от водителя: «Девушка, у вас такие сильные бедра! Вы чуть меня не вытолкнули!» Мне стало весело и крайне неловко, а любимые коллеги получили пищу для подколок на ближайшие часы: «Как там твои сильные бедра себя чувствуют?», «Быстрее, шевели своими сильными бедрами», «Повезло же твоему мужчине!» и так далее. Вы, я думаю, поняли. Впереди нас ждал самый сумасшедший этап состязаний – лазертаг.

Ирина Михно. О том, как приятно замочить главреда в лазертаг

Споры в редакции проходят ежедневно: кто-то доказывает главреду Романовой, что его текст ну просто сумасшедше хорош. Свердлов от скуки дискутирует на отвлеченные темы, начиная от «Игры престолов», заканчивая собачьим говном на газоне. Настал день, когда доказывать свою правоту нужно было не словом, а делом. Переодевшись в костюмы боевиков, редакция разделилась на две части: зеленая команда, за которую играли директор, два журналиста, бильд-редактор и оранжевая – главред, редактор и журналист. Поначалу все были очень радужные и милые, помогали соперникам и не спешили стать победителями. А, нет. Павел Свердлов всегда стремился к победе (как позже шутили в KYKY, Паша просто не умеет проигрывать).

Однако уже на втором конкурсе в глазах появился огонь, и мы захотели если не убивать, то хотя бы калечить. «Агния! Справа! Убивай Сашу!», – типичный диалог зеленой команды в лазертаге.

Кстати, поддержка и прикрытие спины товарища – одна из причин победы зеленой команды. Янкойть растерялся и не может пройти предпоследний этап веревочного городка? Надо помочь ему передвинуть ноги. Михно не в силах проползти на руках по турнику? Янкойть пронесет на плечах. Еще один момент, приведший зеленую команду к победе – тактика. Члены команды с самыми серьезными лицами обсуждали, как правильно прокатить шарик по лабиринту или поднять баскетбольный мяч при помощи палок – даже на планерках с такими сосредоточенными физиономиями мы не сидим. А когда дело дошло до лазертага, желание выиграть достигло апогея: зрачки у «зеленышей» сузились, пульс увеличился, а в голове была только одна мысль: «Мы должны их сделать». В общем, злость, продуманные действия и поддержка друг друга – все, что нужно для активных командных игр.

Мiкалай Янкойць. Як граць у лазертаг, калi ты не баец ЗЛЖ, а таксама пра тое, дзе ў Камарова знайсцi пiва

Па жыцці я лянівая скаціна: апошні раз, калі я займаўся хоць якім спортам, быў добры год таму. Памятаю, якім выціснутым я тады сябе адчуваў пасля 60 хвілін на футбольным полі: дыханне аднавілася толькі праз некалькі гадзін, а ногі скардзіліся яшчэ дні тры. Зразумела ж, ад актыўнасцяў у Камарова я чакаў падобнай рэакцыі саслабелага арганізма. Але адбыўся цуд: ці то дзякуючы чыстаму загараднаму паветру, ці то з-за добрага настрою і падтрымкі калег я прайшоў усе перашкоды і адбегаў усе сцэнары лазертага без аніякіх наступстваў, а замест болю ў мышцах атрымаў зарад энергіі. Хай сабе я так і не змог залезці нават да паловы скаладрома, а вяровачны гарадок праходзіў ці не павольней за ўсіх – але ж і гулялі мы не на Кубак Анры Дэлонэ (і нават не на карову). Заўсёды думаў, што ўсе гэтыя вяровачныя гарадкі і палосы перашкод – для ўпартых байцоў за ЗЛЖ і людзей, якія чамусьці вырашылі пераадолець свае тленныя целы. Аказалася, усё не так: гэта весела і адрэналінава, і можа паддацца табе, нават калі па жыцці ты ўжываеш больш піва, чым вады.

Дарэчы, наконт піва. З ім у Камарова village дрэнна: пасля ўсёй бегатні прыйшлося выправіцца за парай бутэлек на бліжэйшую запраўку. Не паўтарайце нашых тактычных памылак, бярыце з сабою загадзя – або, як я, збірайцеся ў дарогу пешшу ў добрай кампаніі. Са мной у піўны шлях адправіліся капітаны карабля KYKY – дырэктар ды галоўны рэдактар. Калі гэтыя дзелавыя дамы перастаюць думаць пра матэрыялы, дэдлайны і паказчыкі наведвальнасці, яны становяцца мілымі зайкамі: шчыра радуюцца бяскрайнім пшанічным палям, махаюць рукамі самалётам і ўсміхаюцца сонцу. Усё ж горад псуе нас, людзі – дастаткова выбрацца з яго ўсяго на пару гадзін і на пару кіламетраў, каб умомант стаць вольным і шчаслівым.

Саша Романова. О том, как командный дух надрал задницу социофобам-индивидуалистам

Согласна, это – модно. Даже бизнесмены выезжают на Маврикий рисковать собой на водной доске, а дизайнеры и программисты ныряют в Тихий океан к акулам. Такая практика – способ выйти из зоны комфорта и постичь некий дзен и вкус жизни. Разумеется, я забралась на 7-метровую высоту, поиграла в воздушного гимнаста и попыталась выбить бильд-редактору мозг с помощью лазерной пушки. Все это время размышляя о том, что лучше бы мы всей редакцией сразились в настольную игру рэндзю на пляже Таиланда. Ведь журналистам в Беларуси так нужен покой и тепло! Ежедневный стресс профессии гораздо лучше снимается режимом здорового сна и теми спортивными занятиями, которые не делают тебе страшно. Посему расскажу о том, что мне было действительно важно понять в Комарово.


Совершенно неосознанно мои коллеги разбились на две очень разные команды. В одну попали индивидуалист Павел Свердлов (мы между собой называем его не иначе как хозяин тайги), журналист и блогер с собственным мнением Ася Поплавская, а также самодур и узурпатор я. Во второй команде были: директор с менеджерскими навыками Агния, прирожденный пиарщик Михно и музыкант Янкойть, который знает, как выступить на сцене так, чтобы бэнд звучал слаженно. Да, тройку поддерживала еще бильд-редактор Рогатко, которая изначально должна была снимать все это дело на камеру, но вместо этого оказалась опасным противником. Во время игры наша команда индивидуалистов практически не общалась. Тактикой было в одиночку прыгнуть на амбразуру врагу, переключить на секунду цвет артефакта на оранжевый (суть задания – командно удержать в течение 10 минут предмет, похожий на когтедралку для кошек) и быть быстро выпиленным. Нужно ли объяснять, кто и почему выиграл схватку? «Их просто было четверо, а нас трое», – пытался объяснить успех противника Павел Свердлов.

Итак, команда мизантропов и индивидуалистов проиграла людям, привыкшим чувствовать плечо товарища. Система дружной Спарты победила феодальную раздробленности темных сил. Но знаете, что самое главное? Меня дико радует, что в царстве KYKY есть место и первым, и вторым – здесь работает как командный дух, так и зверский индивидуализм. Каким-то непостижимым образом у нас всех вместе получается вместе делать один продукт, и при этом любить и уважать каждого участника процесса.

Центр Активного Отдыха «0.67» находится в 4 км от МКАД по Слуцкой трассе. Посмотреть программу и найти контакты клуба можно здесь.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Андрей Дмитриев: «Не выбирать между двумя ворами, а создать систему, которая сведет воровство к минимуму»

Боль • Саша Варламов
Он один из немногих беларуских оппозиционных политиков, который достаточно аккуратен, чтобы не сидеть в тюрьме, и достаточно упорен, чтобы появляться в эфире вне зависимости от времени проведения выборов в Беларуси. Таких, как Андрей Дмитриев, соотечественники не любят: обвиняют в связях с КГБ и считают деньги в их кармане. Модельер Саша Варламов поговорил с Андреем Дмитриевым по душам – о лени и страхе, личной жизни и карьере.
Популярное