Как редакция KYKY неделю пользовалась белорусским

Боль • редакция KYKY
Посуда, еда, одежда, обувь и зубная паста. Журналисты KYKY решили поддержать государство в его бессмысленной борьбе с импортом.

Павел Свердлов надевает белорусскую одежду. Чтобы был законный повод для селфи в трусах

У меня почти ничего белорусского нет. Стол, за которым я сейчас сижу. Кровать. Ещё кое-что из мебели. Холодильник в кухне, продукты в холодильнике. Несколько книг в шкафу. Полотенца, постельное бельё. Ботинки Marko. Хорошие, кстати, только убитые в хлам. Одежда. Больше ничего придумать не могу. И от этого, честно говоря, не по себе. Интересно, я один такой импортный мальчик, или мы все такие? Вспомнил, что вышиванка у меня есть — и та украинская. Белорусской одежды немного: трусы Serge и майки «Світанак». Покопавшись в гардеробе, я нашёл ещё вельветовый пиджак гомельской фабрики «Коминтерн» и несколько рубашек «Надэкс». Мне их мама купила, лет десять назад. Надел всё это на себя. Странно получилось.

Добавил штаны из «Акрополиса» и пальто из варшавской «Галереи Мокотув» — и пошёл на работу. А по дороге понял: чего-то не хватает. Я в «Что? Где? Когда?» играю, поэтому люблю и ценю галстуки-бабочки. Вот бабочкой и задумал завершить образ. Но только обязательно белорусской. «ВКонтакте» полно групп, где продаются бабочки. Зашёл в одну, спросил: «Белорусские ткани мы не используем, исключительно из США, Японии и Англии». Спросил в другой — то же самое. Потом нашёл беспроигрышный вариант: бабочки из дерева! Ну, думаю, уж это сырьё — точно белорусское. Ан нет: «Бабочки сделаны из масарандуба и гарапа». Обалдеть. А можно не выпендриваться? Поиски закончились на группе, которая базируется в Бобруйске: «Да, сырье белорусское». Только вот сделать обещают не раньше следующей недели. Представил себе бобра, прямо сейчас подтачивающего берёзку для моей бабочки. Наше, белорусское, натурпродукт!

Дмитрий Мелеховец тестирует линейку косметических средств для белорусских мужчин

Уголок мужских средств гигиены в магазине занимает в несколько раз меньше места, чем женский. Я взял все, что могло бы мне подойти: шампунь, мыло, зубную пасту, пену для бритья и гель для укладки волос. Некоторыми белорусскими товарами действительно можно пользоваться без особого вреда психическому здоровью, да еще и неслабо сэкономить на этом. Начну с медузового мыла, которое в три-четыре раза дешевле забугорного. Экономия – 7 тысяч рублей на куске. Но предупреждаю сразу: по качеству это провал. Белорусское мыло, как растаявший в руке шоколад: спустя несколько дней оно превращается в нечто липкое, маслянистое и непристойное. Годится только для того, чтобы вымазать руки. По итогу, в мыльнице остается липкая медуза. Зато оно прекрасно подойдет американским заключенным, поскольку ни за что не выскользнет из руки в душе. Переходим к мужским средствам для ухода за волосами.

Всю жизнь я выбирал шампунь исключительно по запаху, не замечая больше никакой разницы. В этот раз поступил так же, только убедился, что шампунь белорусский. Белита «For Man» пахнет довольно приятно, стоит, опять же, около 15 тысяч рублей, что в несколько раз дешевле разрекламированной массовки вроде Head & Shoulders. За неделю использования волосы остались на своих местах, цвет и форму не изменили, разве что стали чуток длиннее. Больше замечаний нет. Кстати, для особо экономных – есть огромные бутыли белорусских шампуней с прекрасными названиями, вроде козьего молока (или барсучьего творога – не так важно), которых, в теории, должно хватить на несколько месяцев. А стоят они дешевле маленькой бутылки любого привезенного шампуня из-за границы. Продолжая сравнивать, я купил белорусский гель для украдки волос за 20 тысяч и зарубежный за 70, который описали как «очень хороший». Разница свелась к тому, что чтобы добиться результата зарубежного геля, приходилось наносить двойную дозу белорусского. В остальном они держали шевелюру по ветру абсолютно одинаково. Экономия: 1 упаковка зарубежного геля = 2 белорусским, которые, в свою очередь, стоят в 3,5 раза дешевле. Итого: экономия 30 тысяч на каждом флаконе.

Идем дальше: зубная паста. Несколько недель на моей полочке в ванной лежала паста «Glister». Никогда не задумывался, кто ее мне подсунул, пока не вспомнил, что живу один. Так я выяснил, что стоит тюбик больше 100 тысяч. «Модум 32 Жемчужины» стоит около 15 тысяч, по вкусу такая же мятная, по цвету – белая. Возможно, после этой пасты улыбка не будет светить как маяк и приманивать толпы женщин на пляже, но об этом надо говорить со стоматологами. Зубы – дело серьезное. В любом случае, люди в лифте от меня не отворачивались. Разницы между пастой за 100 тысяч и ее белорусским другом за 15 обнаружено не было. Если же брать пасту среднего ценового диапазона, то белорусская паста стоит почти в два раза дешевле. Был еще один товар, который не относится к заданию, но промолчать будет просто обидно. В магазине напротив я долго выбирал между двумя белорусскими моющими средствами: «Хозяюшка» и «Федора». Название «Федора» мне показалось немного страшным, похожим на смертельное заболевание: «Сожалею, вы больны федорой, мы сделали все, что было в наших силах». Поэтому я купил «Хозяюшку». Губка, приняв на себя полную ладошку полупрозрачной жижи, только потяжелела и немного всплакнула пеной. На белорусском моющем средстве вряд ли удастся сэкономить.

Возникало желание пойти до конца и купить одеколон «Саша», но после этого пришлось бы менять весь гардероб: этот запах въедается в любые материалы, субстанции и, возможно, даже в души людей.

За неделю белорусизации моей ванной комнаты, я ничуть не изменился внешне, не стал чувствовать себя хуже и не отравился химикатами. Конечно, я нашел недостатки в косметике для мужчин, но немного поэкспериментировав, можно подобрать для себя идеальный набор, заодно поддержав белорусских производителей.

Настя Рогатко выбирает белорусскую кухонную утварь

После ремонта кухни решила обновить посуду столетней давности. Так уж совпало, что эту неделю для всей редакции действует табу на импортные покупки, – в надежде на лучшее, но с предчувствием говнеца иду искать белорусскую кухонную утварь. Начинаю со сковородки: издалека вижу эмалированные бело-салатовые образцы и уже открываю камеру в телефоне: предъявить вещественное доказательство редактору, что я не готова жертвовать. Но на бирке неожиданно написано «Китай». Выдыхаю, двигаюсь дальше, прохожу хиленькие российские сковородки, красивый Berghof и тут… целая витрина белорусского производства. Названия «Престиж» (с двухслойным антипригарным покрытием) и «Мечта» (с трёхслойным) заставляют меня сделать фотку на память, но к самим сковородкам не придраться! Беру ту, которая престижная, и иду за кастрюлями.

Признаться честно, тему посуды мы решили поднять, вспомнив о прекрасной витрине в ТЦ «На Немиге» из кастрюлек с грушами и березовыми бруньками. Витрину сменили, но ассортимент остался. Как оказалось, всю эту гордость наших прабабушек производят тоже не в Беларуси! Вдумайтесь, это ИМПОРТНОЕ. Украина явно стремится к европейским ценностям, избавляясь от этих жестянок для холодца и сбывая их в Минск – пережитки 70-х именно оттуда. Я придиралась как могла – ни одной посудины в красный горох родом из РБ. Белорусские кастрюли металлические, с тяжелым дном и удобными ручками. Их и купить не страшно, так что я уже корю себя за предрассудки и с оптимизмом иду в отдел с чашками и тарелками.

И тут всё возвращается на круги своя: на фоне белоснежного английского и немецкого фарфора сереют родные керамические кружки с розами и сливами. Такие, знаете, с которых будто песок осыпается. Уж лучше, как в плацкарте, из граненых стаканов попить. Они хоть выглядят вымытыми. Я пытаюсь поскорее покинуть музей китча, но на выходе мой взгляд падает на крайне аутентичную тарелку с зубром. Еду домой и представляю, как на зубре смотрелись бы котлеты или драники – чувство голода улетучивается мгновенно. А кастрюля со сковородкой и правда оказались нормальными.

Мiкалай Янкойць каштуе фаст-фуд глядзіць на беларускую музыку вачыма замежніка

У Мінску цяжка паесці хутка. У «Маку» чэргі аж да дзвярэй, модныя бургерныя дарагія і марудныя, як смаўжы. Хутка бургеры робяць хіба ў «Законе бутэрброда» – апошні раз прынеслі за 8 хвілін. Але «ЗБ» адзін на горад, да яго яшчэ дабрацца трэба – і я вырашыў паспрабаваць трушны беларускі фастфуд: сеткавы, танны і сапраўды хуткі. Першай кропкай майго кулінарнага падарожжа стала «Хутка-смачна». У студэнцкія часы я фанацеў па златках, але цяпер яны ўжо не тыя (ці я ўжо не той), так што я рызыкнуў замовіць хадун «з каўбасой вясковай». Хадун – гэта, калі што, хот-дог. Першае слова назвы кіёскі апраўдваюць: замову маю выканалі хвіліны за тры. За 20 тысяч –агромністая сухаватая булка без смаку, выдатная каўбаса (сапраўды як з вёскі), бедны салацік мікраскапічнай порцыяй – з'есці гэта можна, калі ты вельмі галодны, але калі б хадун каштаваў не 20 тысяч, то лепей я б ад яго адмовіўся. Лагічна б было пераназваць сетку ў «Хутка-танна». Наступны пункт – «Піва тут». Я ведаю пра дзве кропкі ў горадзе: адна на Інтэрнацыянальнай, адна на Багдановіча, недалёка ад опернага тэатра. Акрамя піва, тут ёсць бліны – хуткія і з разнастайным начыннем. Добра начынены каштуе тысяч 35. Галоўны плюс бліноў – яны цёплыя. На смак нядрэнна, але начыння кладуць малвавата. Зрэшты, у цэнтры горада гэта найлепшая хуткая ежа.

А вось калі ад'ехаць у спальныя раёны, можна адшукаць пераможцу майго рэйтынга – блінную «Масленица».

За тыя ж 35 тысяч тут выпішуць вялізны блін са свінымі каўбаскамі, сырам, карэйскай морквай, марынаваным агурком і гарчычным соўсам – з аднаго такога можна нядрэнна перакусіць. Час прыгатавання – тры хвіліны, з чэргамі можа расцягнуцца на 10-12. Тлуставата, затое наедна і смачна. Самыя крутыя бліны, на мой густ, робяць на Каменнай горцы, але і ў астатніх кропках усё ў парадку.

Наеўшыся блінамі, я вырашыў перайсці да ежы духоўнай. Беларуская музыка смачней за любыя бліны, я ведаю гэта і без усялякіх эксперыментаў, але на гэтым тыдні я паставіў сабе асаблівую мэту: паглядзець на нашу музыку вачыма замежніка. А дакладней, разведаць, ці ўвогуле слухаюць нашу музыку за мяжой. За арыентыр узяў сайт RateYourMusic.com – меламанскую вікіпедыю, карыстальнікі якой могуць дадаваць у базу старонкі з інфармацыяй пра выканаўцаў, іх сінглы і альбомы, а яшчэ – выстаўляць ужо дададзеным дыскам свой рэйтынг. Я выбраў на праслухоўванне 25 лепшых дыскаў незалежнай Беларусі – па адным за кожны год з 1991 па 2015.

Згодна з сайтам, з 1991 па 1994 года ў Беларусі выходзіла роўна па адным дыску. Лідар 1991 года – забыты гомельскі гурт 'Эдгар По' з альбомам 'Бессилие', балючы і хворы пост-панк (і проста панк) родам з паўмёртвага Саюза, прасякнуты болем і энергетыкай Летава. Пераможца 1994 – дыск 'Песняроў' The Belarussian Folk-Rock Group: 25 Years, запісаны за тры дні ў Галандыі. Гэта, пэўна, самы бедны па аранжыроўках альбом нашых класікаў; калі слухаеш яго, нават забываешся, што 'Песняры' – рок-гурт. Ёсць у лідарах беларускія рок-класікі: у 1993 перамаглі 'Танцы на даху' гурта Ulis, а ў 1995 – дэбютнік N.R.M. ŁaŁaŁaŁa. Усе адзнакі ім, канешне, выстаўлялі беларусы і палякі. Да адзнак «Красных звёзд» («Смершевы песенки», 1996), «Петли пристрастия» («Всем доволен», 2009) і «Ляписа Трубецкого» (аж дзве перамогі: у 2007 – «Капитал», у 2011 – «Весёлые картинки») прыклаліся суседзі з Расіі і Украіны. Тое ж, канешне, датычыць гурта «Би-2»: згодна з RateYourMusic, Лёва і Шура, седзячы ў Маскве, выпускалі лепшыя беларускія дыскі два гады запар, у 2000 і 2001.

А вось далей пачынаецца самае цікавае. «Серебряной свадьбе» (Laterna Magica, 2012) выстаўлялі адзнакі ў Францыі і Іспаніі, «Стары Ольса» («Шлях», 2003) атрымаў адабрэнне ад жыхароў Фінляндыі і Нідэрландаў. Палова адзнак «Нагуаля» («У Земли под юбкой», 2004) – ад палякаў. Самая шырокая геаграфія – у металістаў: Znich («Язычнік я…», 1997) слухалі ў Румыніі і Германіі, Gods Tower (The Turns, 1998) любяць у Славакіі, Велікабрытаніі і нават Мексіцы, Vicious Crusade (дзве перамогі: The Unbroken, 1999 і Forbidden Tunes, 2002) атрымалі высокія адзнакі з Грэцыі, ЗША, Канады і аж з Лівана! Нават блэк-металісты Zmrok, пра якіх, да свайго сораму, я і сам да гэтага эксперымента нічога не чуў, атрымалі за дыск «Святлом загінуўшага дня» высокія адзнакі ад карыстальнікаў з Нарвегіі і ажно з Чылі, за што і сталі пераможцамі 2005 года. І я, дарэчы, схільны з нарвежцамі і чылійцам згадзіцца: музыка гурта Zmrok чарнейшая за чорную чарнату бясконцасці.

Rational Diet

І, нарэшце, галоўнае адкрыццё. У Беларусі робяць круты прог-рок. Тройчы – у 2006, 2008 і 2010 годзе – лідарам рэйтынга стаў гурт Rational Diet, а ў 2013 – гурт Five-Storey Ensemble, які ўзнік пасля іх распада. Гэтыя людзі граюць так званы Rock in Opposition – дзікую, шызоідную, звышскладаную, але фантастычна цікавую і прыгожую музыку на мяжы рока і авангарда. Я заліў сабе ў плэер усе адшуканыя дыскі гурта – і не магу адарвацца трэці дзень. Магчыма, Rational Diet – адзіны беларускі гурт, назву якога вы можаце ўбачыць на старонцы англійскай вікіпедыі пра цэлы стыль музыкі, і пры гэтым упамінаў пра які не знойдзеце ні на адной з двух вікіпедый беларускіх.

Ирина Михно пробует одеться в ГУМе

Пользоваться вещами белорусского производства, даже в течение одной недели, оказалось сложно. В гардеробе из made in Belarus нашелся лишь лифчик из «Милавицы», колготы Conte и случайно приобретенные ботильоны от белорусского дизайнера Игоря Витальевича. По плану был ГУМ и выбор одежды. Первое впечатление от «женского» этажа – всего очень много. Согласитесь, так себе эмоция. Спустя час прогулок по торговым рядам у меня сложилось впечатление, что в большинстве вещей кто-то умер, причем кто-то известный, ибо большинство вещей стоят около миллиона. Конечно, можно найти платье и за 300 000 рублей, но оно будет с принтом, как на халате времен СССР, и сделано из полиэстера. Порадовала только новая весенняя коллекция, но платить за трикотажное платье обычного синего цвета в ГУМе больше 100 долларов не захотелось. Ушла ни с чем. Купила юбку. В Mango.

В ЦУМе женский отдел находится четвертом этаже. Товаров в этом месте хватает, и большая часть из них действительно сделана в Беларуси. Стоит отметить, что на вешалках ЦУМа можно встретить бренды, которые участвовали в Belarus Fashion Week. Например, торговая марка O. Jen. Я не сразу поверила, что леопардовое убожество, которое выделялось из спектра блузок и платьев, сделано компанией, которая участвовала в BFW. Идем дальше. Скоро выпускной, об этом кричат каноничные платья мечты провинциалок, размещенные на манекенах: короткие, блестящие и с розами. Стоит это великолепие – 1 158 300. Попросить примерить оказалось не так просто. Продавщицы долго спорили, а потом сошлись на мнении, что моего размера нет.

ЦУМ мне напомнил элитный second-hand: вещей море, но, чтобы найти действительно что-то хорошее, нужно тщательно порыться.

Это я и сделала, и нашла марку «Элема», креативным директором которой является дизайнер Иван Айплатов. Вещи выглядят достойно и оправдывают свою стоимость: от 600 000 до полутора миллионов рублей. Чтобы был контраст, прихватила в примерочную леопардовое ноу-хау от O. Jen и еще пару вещей от марки «Эпоха». Первое, что бросается в глаза в примерочной – это противопожарный ящик. Подведем итог: попытки найти качественную и красивую одежду от белорусских производителей провалились. На вешалках государственных магазинов одежды слишком много, она явно не рассчитана на зарплату среднестатистического белоруса и не похожа на элемент гардероба живого человека.

Саша Романова пробует «ботокс» и тренируется на котиках

Я люблю покупать родным и друзьям, которые живут не в Минске, патриотическую сувенирную продукцию в Ў-Краме, потому что отношусь к белорусскому именно так – оно должны быть штучным и уникальным. Но суть нашего эксперимента – масс-маркет, который якобы блекнет по сравнению с европейскими аналогами. Мне очень не нравится идея огульно хаять все белорусское, учитывая, что есть совершенно роскошные местные товары, например, рукола и томаты из теплицы в агрогородке Ждановичи (49 150 руб за кг), которые можно купить в «Короне». Они стоят дороже испанских (33 000 руб за кг), но, надо признать, действительно пахнут помидорами. А за 60 грамм белорусской руколы в пакетике эти собаки дерут 39 900 руб, но так как салат не нужно мыть, я являюсь его адептом. Пожалуй, если не упоминать молоко и мясо, это все. Белорусский хлеб я ненавижу, потому что он с привкусом корма, и охочусь за тостовым хлебом итальянца Roberto в той же «Короне». Перейдем к косметике.

Моя подруга из Северной Каролины очень хвалила «белитовские» косметические средства. Я помню только крем для рук этого производителя, с ароматом «роза в шампанском», который настолько приятно пах, что когда тюбик закончился, я пришла за еще. В магазине сказали, серию сняли за убыточность. К сожалению, я не Дита фон Тиз, которая спасла от исчезновения тон красной матовой помады M.A.C, а потому забыла про BIElita на долгие годы. Но коль у нас эксперимент в разгаре, купила серию с манящим словом Botox Like: тоник и умывательная двухфазная жидкость для лица, пусть я и не верю в «ботокс» за 23 000 белорусских рублей. Косметику средство для лоха действительно стирает, оставляя на лице ровный жирный след, что в разгар апрельской зимы было не настолько плохо.

Идем дальше. Белорусскую обувь могу похвалить. Только не взрослую, а детскую, брестской фирмы с неприличным названием Unicum, которая удачно тырит у Converse идеи, и если у вас как у меня, кеды ребенка живут неделю, потому что потом беследно пропадают в школьном гардеробе, и нужно покупать новые, чтобы по физкультуре не был поставлен кол, то Unicum – то что надо. Сапоги белорусской фирмы «Марко» для женщин я покупала один раз в жизни: замшевые, красивого темно-коричневого цвета. В итоге потратила на средства приведения замши в приличное состояние денег больше, чем на саму обувь. Это был повод разочароваться в замше и не смотреть в ее сторону больше никогда. Но я сделала еще одну попытку: румынские нежно бежевые ботфорты каким-то чудом были живы четыре года, и были выброшены лишь недавно по той причине, что на голенища нассал кот.

В наказание будем тренироваться на нем. Знакомьтесь, перед вами Гибсон, шотландский парень без ушей и носа, для экспериментов над которым были куплены корма: слонимский Lucky Cat, трэшовый «Пушок» с рисунком чернобыльской собачки и котика на обложке и традиционный Whiskas, полный кошачьего глутамата натрия, с которым у мохнатых, как правило, проблем не возникает. Три разных корма были положены в одинаковые блюдца (кофейные), и кот был пущен в рай. Он начал с Lucky Cat, который, надо отдать должное, пахнет мясом сильнее всех остальных кормов. В магазине его стоимость традиционно на 2 000 руб меньше Whiskas и Kitekat, то есть если последние обходятся в 17-19 тысяч, то Lucky Cat в зависимости от уровня магазина может стоит 15-17 тыс соответственно. Уничтожив Lucky Cat, кот принялся было по порядку за «Пушок», – самый бюджетный вариант за 10 000 руб, но тот оказался целиком состоящим из перловой каши. Кот переключился на Whiskas. Когда Whiskas закончился, он дожрал и «Пушок». Потом, правда, икал и очень долго мурлыкал как гитара. Конечно, судить о качестве белорусского корма по пристрастиям кота сложно, и тем не менее. В верхнем блюдце Lucky Cat, посередине – «Пушок», уничтожнный после Whiskas:


Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Молодые люди не должны париться из-за политики». Пять спикеров IE Venture Day об инвестициях в Беларусь

Боль • Павел Свердлов

Айтишники из Беларуси никуда не бегут. На большой стартаперской сходке IE Venture Day собралось человек четыреста. Полно иностранцев, рабочий язык конференции – английский, и даже миллионер-основатель EPAM Аркадий Добкин делает презентацию по-английски, хотя чувствуется, что по-русски ему было бы намного удобнее.

Популярное