Как в центре Минска 36 лет назад разбился самолет

Боль • Дмитрий Мелеховец
В 1979 году в районе нынешней станции метро «Пушкинская» разбился самолет. Факты катастрофы (в ней выжила трехлетняя девочка) тщательно скрывались. Через тридцать шесть лет KYKY изучает нестыковки в документах, разбирается, как на борт могли попасть два пистолета Макарова и находит свидетеля, который видел незакрепленный груз в салоне.

Помните, не так давно минчане в соцсетях обсуждали, как над станцией метро «Пушкинская» подозрительно низко пролетел самолет? Очевидцы утверждают, что пилот едва справился с управлением. Сразу вспомнилась катастрофа 1979 года, которая произошла неподалеку от этого места – в карьере около деревни Медвежино.

Нет, Пушкинского треугольника, скорее всего, не существует, просто неподалеку находится аэропорт.

Если сейчас свидетели немедленно написали о случившемся в twitter и facebook, то в конце 80-х новость так и умерла между двумя минскими деревнями: ни одна газета не рассказала об авиакатастрофе, по радио и телевидению, естественно, сообщений не было. В союзе многое умалчивалось, но по какой причине умолчали настолько крупную катастрофу, если все было «легально» и никакая теория заговора не рассматривалось – не ясно. Более того, в отчете по авиационным нарушениям за 1979 год этой аварии нет. Есть расписки пилотов об опозданиях, самые мелкие провинности. Да что опоздания! Там описан случай, когда два белорусских пилота гнались на вертолете за лисой и ударились хвостом о землю, «вследствие чего перевернулись на спину» (возле этой фразы стоит большой вопросительный знак шариковой ручкой: «На спину?»). Почему там есть все, кроме нужной нам авиакатастрофы – не понятно.

Обледенели крылья?

Стоит описать саму катастрофу, а точнее – официальную версию. При заходе на посадку в аэропорт Минск-1 крылья самолета АН-24Б, который летел из Таллина в Минск, обледенели, и тот рухнул в карьер. Все материалы дела расписаны на 250 страницах папки с расследованием, их можно найти в архиве Национальной библиотеки. Точные погодные условия, стенограммы встреч, опись личных вещей, характеристика летного экипажа – там есть все, о чем можно было написать. Некоторые главы папки помечены грифом СЕКРЕТНО, другие, наоборот, не представляют никакой практической ценности. Расследование дела длилось долго: самолет упал 15-го января, и только в марте был сделан вывод – упал из-за того, что крылья покрылись ледяной коркой (формулировка несколько иная, с множеством терминов, но смысл именно такой).

- Крылья обледенели!
- Не понял!
- Крылья обледенели, крылья!

На этих словах разговор пилота с диспетчером обрывается.

Кажется, все предельно ясно, но, если детально разбираться, возникает много нестыковок. К сожалению, нам удалось найти сводку погоды только на земле, однако, и из этой сводки понятно, что аномально низких температур в регионе посадки не наблюдалось (ни на земле, ни в небе). Чтобы обезопасить себя от догадок и предположений, мы обратились к специалисту в области управления воздушно-транспортными средствами. Благо, искать долго не пришлось - брат нашего корреспондента Сергей Мелеховец имеет авиационное образование:

«В теории крылья самолета могут покрыться льдом при определенных условиях, и все аэродинамические характеристики судна нарушаются. Тогда самолет перестает быть самолетом и превращается в неуправляемую гору железа. Но такое практически невозможно. При проектировании любого самолета конструкторами учитываются все условия, в которых будет эксплуатироваться данная модель, и прежде, чем ее запустят в серийное производство, опытный образец проходит всевозможные испытания в различных условиях. Соответственно, чтобы подобное случилось, самолет должен оказаться в «экстремальных» для него условиях».

Расследование шло несколько месяцев. Практически на каждом заседании кто-то не соглашался с версией «обледенения», говоря, что на практике это невозможно. Рот несогласному вежливо закрывали. Поскольку в документах дают только одну точку зрения, быть до конца объективным сложно. Как ни парадоксально, иногда проще верить людям, а не бумагам. KYKY нашел человека, который первым обнаружил упавший самолет и эвакуировал оттуда людей еще до приезда профессионалов.

Свидетель катастрофы 1979 года

Михаил

Сейчас Михаилу 58 лет и он по-прежнему живет в Медвежино. Чтобы найти его, пришлось обойти добрую половину деревни. Прошло много времени, однако такое событие Михаил помнит, как будто это было вчера:

«Когда самолет упал, я шел домой вот по этой горке (Михаил показывает на небольшой холм посреди деревни – прим. ред.), поэтому первым увидел самолет и сразу рванул к нему. Буквально через минуту я уже был там. Сразу после меня подбежало еще несколько человек, мы начали осматривать пассажиров и экипаж. Пилоты сидели неподвижно с открытыми глазами, не было ни царапин, ни ушибов. Видимо, просто умерли от шока. Стюардесса тоже была мертва. Спереди были мужчина и женщина, много крови, но они были живыми. Я попробовал поднять мужчину, но как только я к нему прикоснулся, он начал сильно кричать. У него все кости были переломаны. Женщина – в таком же состоянии. Тогда мы решили выломать кресла и вынести их так.

Минут через двадцать прилетел вертолет, и их увезли. Больше в самолете никто не выжил. Кроме совсем маленького ребенка.

Когда самолет упал, его разломало на три части. Эта девочка, скорее всего, не была пристегнута, сидела на коленях у родителей. От удара ее выбросило на землю, а снега было в этом карьере метра полтора. Она лежала без единой царапины, даже не плакала. Кто-то из соседней деревни ее нашел, замотал в свою куртку и повез в скорую. Девочка точно выжила, в рубашке родилась».

Почти все сказанное Михаилом дублируется в документах. Однако в главном показания Михаила расходятся с официальной информацией: в хвосте самолета свидетель обнаружил десятки электродвигателей для самолета, каждый из которых весит несколько сот килограмм:

«Они не были никак закреплены, просто стояли друг на друге. Когда мы их нашли, были уверены, что самолет именно из-за них и упал, но потом нам сказали, что крылья обледенели. Мы уже не разбирались. Если бы не эти двигатели, мне кажется, он бы долетел. Ему не хватило полметра до оврага. Если бы дотянул, то просто прокатился бы, и все выжили. Я же говорю, там снега по грудь было, это бы сильно смягчило падение», – вспоминает Михаил.

Откуда взялись электродвигатели?


В документах моторы тоже упоминаются, на последних страницах есть несколько одинаковых расписок работников аэропорта: мол, они идеально закрепили груз и ничего «поехать» не могло. Также в расписках сказано, что двигатели были распределены по салону самолета – несколько спереди, несколько сзади. Но жители Медвежино уверены, что все моторы просто стояли друг на друге в хвосте самолета. Не заметить сетку, которой связывают такого рода багаж, было невозможно даже в стрессовой ситуации.

Два пистолета Макарова

На нескольких страницах документов перечислен багаж людей. Большинство предметов обычны, но на третьей странице есть примерно такие строчки: «Ликер «Старый Таллин», майка белая, вино красное полусладкое, брюки мужские черные, два пистолета Макарова, серии №12345678, две таблицы «летные нормы расхода топлива у самолета…». После описи – заключение: «никаких запрещенных предметов у пассажиров и летного экипажа с собой не было».

Согласитесь, пистолеты Макарова – странный багаж для простого пассажира. Регистратор (информация есть в деле о катастрофе) помнит, как оформляла шестерых на борт: «Я помню, что регистрировала пять человек, а еще один, шестой, опаздывал и зарегистрировался в последний момент», – рассказывает диспетчер. Возможно, это был обычный милиционер или сотрудник КГБ. Маловероятно, что террорист, тем более, наличие на борту пистолетов в досье не скрывалось. А потому рассмотрим версию с электродвигателями.

Может ли упасть самолет из-за того, что в его хвосте находилось несколько тонн груза? Отвечает Сергей Мелеховец: «При подобных транспортировках, ответственными лицами разрабатывается схема размещения и крепления грузов на борту. При неправильной схеме или нарушении условий в этой схеме, возможны проблемы. Однако тогда самолет мог бы упасть задолго до посадки, а может и вовсе не взлететь. Другое дело, если груз был закреплен плохо, и в ходе полета крепление слетело. Тогда вероятность ЧП очень велика. Думаю, если все пассажиры автобуса встанут на одной стороне, и водитель выкрутит руль в ту же сторону, даже автобус может перевернуться. Что же говорить про самолет».

Путаница в документах (мы перечисляли далеко не все странности), ошибки, нестыковки, незакрепленный груз, пистолеты на борту и схемы самолетов у пассажира (те самые «летные нормы расхода топлива...») заставляют усомниться в правдивости расследования. Утверждать, что самолет упал именно из-за незакрепленного груза, мы не можем, поскольку для этого нужны четкие факты и доказательства, однако подобный груз на борту самолета определенно мог стать причиной катастрофы. Прикрыть коллегу, когда он опаздывает на работу, – дело святое. Но разве этично скрывать правду, когда дело касается жизней десятков людей?

Как объяснить факт того, что никто не рассматривал «версию с моторами»? Следователи поверили одинаковым распискам - и правда, зачем наказывать недобросовестных работников, если никого уже не спасти…

Разбираться в деле тридцатилетней давности может показаться глупой задачей, но такие ситуации происходят каждый день. Милиционеры годами прикрывают начальника, который избивает людей, врачи молчат о своих ошибках, пилоты – о нелегальных грузах. Чаще всего покрывательство остается незамеченным, или почти незамеченным, но иногда этот извечный блат, на котором повязана вся Беларусь, дает не самые вкусные плоды.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Onliner, TUT, Хартия'97, «Комсомолка», «Наша Ніва», CityDog: белорусские медиа и их читатели

Боль • Павел Свердлов
В любой редакции любого СМИ вам расскажут, что его читатели — самые нормальные белорусы, которых только можно себе представить. Вот только понятие о норме у каждого своё. В день перезапуска KYKY пишет о том, кто населяет белорусский медийный рынок, о чем пишут издания, и кто их читает.
Популярное