«Крумкачы» как феномен. Как футболисты-хипстеры вышли в первую лигу

Боль • Настя Рогатко
Футбольная команда «Крумкачы» появилась в марте 2014 благодаря форуму «Прессбола». Там председатель команды Денис Шунто (под ником Kabann) познакомился c Владиславом Майоровским (Ельцин) и Василием Глезовым (Васильевич), с которыми в итоге собрал команду. За год «Крумкачы» вышли в первую лигу, заполучили помощника главного тренера «динамо» и приобрели репутацию футбольных хипстеров из-за пиара в соцсетях. KYKY поговорил с ребятами.

KYKY: Как собралась команда? Вы хотели выиграть или просто для удовольствия?

Денис Шунто (председатель команды): Мы просто хотели играть в футбол. А потом дело пошло – и мы смогли проскочить в первую лигу. Тут пришлось повозиться с бюрократией – много документов оформить, разрешений получить. Как минимум, у клуба не должно быть никаких долгов перед командой и другими клубами. Когда мне не хотели давать лицензию, я сказал: «У «Сморгони» долг на миллиард рублей, и они получают лицензию, а мы нет»! Кстати, долги перед игроками – это в белорусском футболе обычное явление, причем, эти долги часто так и не выплачиваются… Кроме того, в составе клуба должны быть профессиональный массажист, врач, специалист по вопросам безопасности – это человек с дипломом МЧС или МВД – и руководитель программы молодежного футбола. Должности призрачные, но поставить на них своих друзей не выйдет по требованиям. А денег у меня немного, поэтому оформляем мы всех на 0,25 ставки – это 600 тыс. в месяц. Поди найди людей, которые согласятся за такие деньги разъезжать с командой по играм в провинции! Нашу команду вообще отличает то, что мы собрались не ради результата, а ради удовольствия. Одному игроку предлагали миллионов 10 в клубе не из Минска, но он отказался – потому что сумасшедший. Да и у нас все сумасшедшие – зато мы как дружная семья. Мы пока не знаем, попадем ли в высшую лигу – даже не столько из-за умений команды, а из-за денег. Расходы там во много раз больше, чем на первую лигу.

KYKY: Как вы раскручиваете команду?

Денис: Да мы не пиаримся специально. Просто никому не отказываем.

Максим Паршуто (консультант клуба по маркетингу и PR): Не совсем так. У команды есть группа «ВКонтакте», есть канал на Youtube, Instagram, Twitter, блог на «Трибуне». Но согласен, агрессивного пиара у нас нет. Мы не делаем ничего сверхъестественного: например, что особенного в том, что мы выкладываем короткие видео забитых голов на канале? Самое популярное наше видео, у которого больше 5 000 просмотров – это красивый гол. Даже странно, почему этого не делают другие: ведь что самое интересное в футболе, даже для тех, кто постоянно его не смотрит? Голы.

Гол в футболе – это что-то вроде оргазма в сексе. Процесс, конечно, важен, но без голов как-то не очень.

Или, к примеру, мы заморочились и сделали красивую форму в двух цветах: черном и белом. И сделали её презентацию в виде фотосессии с игроками команды и красивыми девочками.

Для европейских клубов это обычная практика, а у нас никто так не делает. Наши фото забрали все сайты, где есть про спорт: Tribuna, TUT.by, Pressball, Offside.by, большие паблики «ВКонтакте». Стали писать люди, хвалили форму, спрашивали номера телефонов девушек – так у команды стал появляться имидж. Но всё равно находятся люди, которые оставляют комментарии: «о «Крумкачах» из всех щелей слышно, надоело». Ну, кто ж виноват, что мы активные, а другие нет!

KYKY: Футбол – основное занятие для футболистов?

Саша Скшинецкий (защитник и капитан команды): Есть парни, которые еще не закончили физкультурный, кто-то мерчендайзером работает, кто-то менеджером, кто-то мебель собирает, у кого-то пивной магазин. У нас на этой неделе были первые в сезоне выходные, потому что с понедельника по пятницу все заняты на учебе или работе, в субботу тренировка, а в воскресенье – или матч, или команда снова тренируется. Конечно, можно не прийти – строгой дисциплины у нас нет, каждый сам себя организует.

Денис: Но с таким бюджетом отбор так и происходит: в команде играют только те, кто футбол любит, а не те, кто хочет на нем зарабатывать. И вообще, нет такого, что заработок начинается в первой или высшей лиге – это зависит только от владельца команды. У нас, например, денег нет, мы и не платим, и не обещаем больших гонораров. Была история с Гревцовым и «Партизаном» (ранее клуб назывался «МТЗ-Рипо» – прим. KYKY). Бизнесмен решил возродить клуб, обеспечив его деньгами. Но в какой-то момент не поладил с фанатами, которые у «Партизана» очень активные. В итоге профессионального клуба сейчас, по сути, нет.

KYKY: У вас много фанатов? Насколько в белорусском футболе напряженные отношения между фанатами разных клубов?

Денис: Фанатов у нас нет. Мы и не хотим, чтобы у нас были фанаты, нам нужны болельщики. Принципиальная разница между понятиями в том, что болельщик приходит смотреть матч, радоваться за успехи понравившейся команды, а фанат – явление, не сильно связанное с футболом. Вечные распри между «Динамо» и МТЗ – это способ выяснить личные претензии и выплеснуть агрессию, а не отстаивание доброго имени команды.

Саша: Хотя в последнее время каких-то жестких драк не случается, насколько я знаю. Последняя известная была году в 2009 возле национальной библиотеки.

KYKY: Есть стереотип, что в 30 лет карьера футбольного игрока заканчивается, и он уходит в тренеры. Это правда?



Саша:
Нет, карьера и начаться, и закончиться может когда угодно. Вообще, самый продуктивный возраст футболиста – это 26-28 лет. У нас в команде есть люди и моложе, и старше. Самому взрослому – 41, а младшие 1995 года рождения.

Денис: Но это требование, а не наше пожелание. Для поддержки молодёжного футбола ввели правило, что в команде первой лиги должно быть два игрока не старше 21 года, то есть сейчас это парни как раз 1994 года и младше. Каждый год в клубе должны появляться новые молодые игроки. Только это нелогичное решение – любая искусственно созданная конкуренция ни к чему хорошему не приводит. Конечно, можно, как Саша, в 14 лет приехать в Минск и по-настоящему играть в футбол.

Но часто юные парни из провинции приезжают в столицу, у них появляются деньги и развлечения, и они пропадают из спорта.

Юля Скшинецкая (тренер команды по физподготовке): Многие думают, что с легкостью смогут вернуть свою форму за короткое время, но не могут дотянуть даже до своего прежнего уровня спустя полгода. Поэтому нередки случаи, когда уходят совсем молодые ребята, которым только исполнилось 20. После краха карьеры футболиста многие стараются зацепиться за футбол любыми способами, не у всех выходит. Но их тоже можно понять – что им еще делать: на завод идти? Они только этим и занимались.

KYKY: Еще о стереотипах: футболисты правда не пьют и не курят?

Саша: Нет, конечно. И пьют, и курят. У крупных (и не только) клубов есть пункт в контракте, по которому они обязуются вести здоровый образ жизни, а если их заметят с сигаретой, то придется платить большой штраф. Но у нас такого нет.

Денис: Есть.

Саша: Ну, есть, но никто пристально не следит. Другое дело – мешает ли, например, курение твоей выносливости. А насчет алкоголя – мы же не пьем перед игрой.

Денис: Год назад мы вообще после игры брали на автобус 150 бутылок пива. Футболисты же не пьют по 0,5! Зарплат не было, пиво было вместо «спасибо» игрокам. Тем более, я же понимал, что они все равно пойдут его покупать. Конечно, тогда некоторые из автобуса уже с трудом выходили. В этом сезоне мы уже берем не больше двух бутылок каждому – серьезнее надо быть. Вообще, после перехода в первую лигу много чего поменялось: например, раньше мы брали в команду любого, кто умел мяч пинать, а в этом году отбираем – игроки нужны быстрые, выносливые.

Саша: С быстрыми ножками, как любит говорить Денис.

KYKY: Много девушек в белорусском футболе? Как их воспринимают мужчины?

Юля: Девочек очень мало. Да и я стала тренером по физподготовке, по сути, по стечению обстоятельств. В один момент я просто не захотела сидеть на трибунах – я ездила на игры в наши глубинки, где и сидений нормальных нет, и контингент бывает сомнительный. Однажды меня пустили посидеть с командой, после этого я попросила Дениса сделать меня кем-нибудь в клубе, чтобы не чахнуть на трибунах. У команды есть основной тренер, но я тяну мальчиков, когда они травмируются, помогаю им восстановиться. Многие, конечно, меня всерьёз не воспринимают. Но и поработав инженером, я уже поняла, что в мужском коллективе привлекательных девушек никогда не примут на равных, даже если они обладают большим количеством знаний.

Денис: У белорусских команд есть пару тренеров-девушек. Есть даже девочки-рефери. Не знаем, насколько они красивые – о них только все говорят, но никто не видел.

KYKY: Белорусский футбол политизирован?

Денис: Нет, это опять таки ближе к фанатам – они выясняют отношения.

KYKY: Но есть команды, которые бегают с бело-красно-белым флагом.

Денис: Это, скорее всего, были фанаты.

KYKY: Но я видела фото, где на поле команда стоит с «Погоней».

Фото: Belultras.by

Денис: А, я знаю, что это за фото, даже я на нём есть, наверное. (смеётся) Мы ездили на международный турнир во Львов и взяли наш исторический флаг. Это не политика – это культура.

KYKY: Я читала, что в этом сезоне в первой лиге был поставлен антирекорд по количеству болельщиков на трибунах. Почему людей становится меньше?

Денис: Это вина не клубов, а позиционирования. У нас хорошие команды, которые красиво и сильно играют. Но культуры футбола в стране нет. Белорусский футбол не ценят, как и все белорусское.

KYKY: А на хоккей ходят, потому что его государство раскручивает?

Денис: На хоккей тоже не ходят. А клуб «Динамо» – это не просто хоккей, люди приходят не только за хорошей игрой, а и за развлечением: красивая Минск-Арена, прожектора, электронные табло, крики болельщиков – это шоу.

Юля: У нас же даже стадионов хороших нет. На них и идти не хочется – сидеть на разбитых сидениях.

Игра 21.06.2015, стадион

Саша: Дело не только в помещениях, а в отсутствии интереса. Люди знают только БАТЭ и Александра Глеба.

Юля: Даже дети, которые учатся в футбольной школе, не знают, на кого должны равняться. Это неправильно.

Денис: Хотелось бы, чтобы о футболе больше говорили и думали. Иначе посещаемость матчей будет и дальше уменьшаться. Потому что культуры нет.

KYKY: Кстати, о культуре. Вы делаете афиши на белорусском языке. Это попытка ввести мову в футбол?

Максим: Да, афиши – это только начало. Но людям очень нравится, что «Крумкачы» используют белорусский. Постепенно родного языка будет становиться все больше.

Денис: В 90-е у нас отобрали белорусский язык, и возвращаться он стал только сейчас. И это здорово! Резко, конечно, всё не изменится – у нас вон, уже целое поколение выросло, которое считает красно-зеленый флаг родным. И на белорусском языке говорит мало людей, но постепенно это можно изменить. У нас лучший в лиге диктор, мы его учим на белорусском работать. Он пока стесняется, но у него всё получится.

Юля: У нас, кстати, много чего лучшего: диктор, тренер, форма новая.

KYKY: Футболисты суеверны?

Саша: Конечно! У каждого свои заморочки, но очень многие принципиально с правой или левой ноги ступают на поле. Игроки меняются номерами, если игра идет плохо. Или наоборот, оставляют номер себе, если в прошлый раз он принес удачу. Мы стараемся в автобусе на одних и тех же местах сидеть. Верующие крестятся, есть даже команды, которые толпой в церковь перед матчем ходят. Капитаны часто надевают свои победные свитера. Это логично, ты же все равно стараешься вести себя так, как в победном матче.

Максим: О, я знаю, что некоторые тренеры не меняют одежду, если команда побеждает.

Денис: Наш тренер, кстати, на последних матчах был в одной и той же майке.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Десять вещей, которым можно поучиться у белорусов

Боль • Алиса Петрова
Если вычеркнуть заученные стереотипы вроде «толерантность», «гостеприимство» и «терпение», то чем мы будем отличаться от других наций? Ответ на этот вопрос KYKY поискал у минчан, пришедших на выпускной в Белорусском Коллегиуме и в Галерею «Ў» – одно из любимых мест белорусских интеллектуалов.
Популярное