Математика против Ермошиной. Как в Беларуси фальсифицировали выборы президента

Боль • Фридрих Тамара

Директор по исследованиям центра East Андрей Елисеев изучил открытые официальные данные ЦИКа, а также «избирательные» архивы президентских выборов 2006, 2010 и 2015. Получилась огромная работа на 50 страниц – если хотите, вы можете ознакомиться с ней целиком. А KYKY максимально кратко и ёмко (и с цифрами) пересказывает результаты этого исследования. Поверьте, после этого текста у вас уже не останется вопросов.

Фокус 1. Количество людей может быть меньше нуля

Одна из самых магических историй – подсчет голосов «против всех» на выборах 2006 года. Проблемы возникают, даже если просто посмотреть, сколько таких голосов было по регионам. Итак:

Брестская область – 50 895;
Витебская – 28 543;
Гомельская – 9 083;
Гродненская – 32 280;
Минская – 34 782;
Могилевская – 300;
Минск – 74 437.

Это официальные данные ЦИК. По ним Могилевская область в 170 раз реже, чем Брестская, голосовала против всех. При этом, к примеру, в Бобруйске и Мозыре ни одного человека не проголосовали против всех. А в Могилеве таких было 122 человека – и все в одном и том же округе. И ладно бы исследования документов обнаруживали просто нули в результатах – кое-где количество проголосовавших против всех – вообще отрицательное. Выявить это довольно легко – нужно сложить количество голосов за разных кандидатов, против всех и количество испорченных бюллетеней – и сумма должна сойтись с общим числом голосовавших. Но в Жлобинском и Мозырском районе эта сумма получается больше на 151 и 45 голоса соответственно.

Как так вышло? Дело в том, что в 2006-м в протоколах участковых и районных комиссий, как и в итоговых таблицах ЦИК, вообще не было графы «против всех». Там есть только число проголосовавших, голоса за каждого кандидата и недействительные бюллетени. То, что комиссии не вписали в эти документы число проголосовавших против всех, сыграло злую шутку с теми, кто «сводил» цифры по регионам. Ведь последние просто не учитывали при сложении или вычитании число проголосовавших против всех. В следующие годы выборов графа «против всех» уже была во всех документах – и таких отрицательных аномалий не было.

Фокус 2. Явка может быть больше 100%

На уровне районных комиссий все тоже не гладко. В таблице видны данные голосования-2006 по Витебскому району. Даже без учета бюллетеней «против всех» сумма голосов за всех кандидатов больше числа избирателей. То есть явка – больше 100%.

Еще любопытнее оказался черновой вариант сводной ведомости по тому же Витебскому району – почему-то он был пришит к архивному делу. В нем напечатаны только названия и номера участков, а также количество избирателей и полученных бюллетеней. Данные по голосам за кандидатов легонько написаны карандашом и отличаются от финальной ведомости, которая полностью совпадает в цифрах с документом самого ЦИКа. Например, количество голосов за Александра Козулина по УИК№1–3 Витебского района в черновой версии сводной ведомости обозначены как 3, 34 и 9. В финальном варианте сводной ведомости там же 0, 1 и 6 голосов. Зато суммарное число голосов за Сергея Гайдукевича по этим трем участкам увеличилось с 24 в черновой версии до 68 голосов в чистовой. И это при том, что данные таких ведомостей не должны отличаться в принципе.

А теперь перейдем к 2010-му. Следы исправлений обнаружены в 10 протоколах, отсутствие подписей 1-2 членов комиссий – в шести, отсутствие даты составления протокола – в двух. В некоторых комиссиях сохранились черновики протоколов – и они тоже любопытны. Например, в протоколе УИК №34 у Лукашенко было ровно на 150 голосов меньше, у Санникова – на 100 больше, у Некляева и Романчука – на 50 голосов больше. Изменилось и количество недействительных бюллетеней и голосов против всех. Плюс черновик протокола написан другим почерком и содержит подписи членов комиссии, не совсем похожие на подписи в финальной версии.

Фокус 3. Недействительных бюллетеней тоже может быть меньше нуля

В 2015-м в минус вышло количество недействительных бюллетеней. В нескольких районах якобы не было испорчено ни одного бюллетеня, а в Шкловском их вообще оказалось меньше нуля. На это обратили внимание журналисты – и 13 октября (то есть уже после оглашения официальных результатов выборов) на сайте ЦИК просто напросто изменились цифры. Но в анналах истории остался скриншот первых результатов с сайта ЦИК, где Шкловский район ушел в -879 по количеству испорченных бюллетеней. Объясняется это так же, как в первой части этого разбора – в документах не было графы c количеством недействительных бюллетеней. И их просто забыли посчитать.

А в обновленных данных на сайте ЦИК в Шкловском районе из графы «против всех» просто перебросили цифры в графу нерабочих бюллетеней. Как вы уже поняли, от региона к региону количество испорченных бюллетеней скачет именно потому, что это самый удобный вариант «подсчета голосов».

Надо сказать, финальные результаты выборов изменялись и в 2010-м. За Санникова и Усса оно уменьшилось больше чем на 7 и 5 тысяч голосов. А в 2006-м то же самое произошло с голосами Козулина и Гайдукевича – у них тоже пропали тысячи голосов.

Фокус 4. Статистика может меняться на 2000%

Количество испорченных бюллетеней не должно сильно меняться в одних и тех же районах, потому что количество голосующих там меняется тоже не сильно. Но от выборного года к другому выборному году это число недействительных бюллетеней менялось в разных местах даже на 2000%. А в некоторых районах это количество падало в ноль – что при 36 000 людей, например, на Пружанщине – событие, выходящее за пределы теории вероятности. А в Могилевской области в 2010-м и 2015-м данные по испорченным бюллетеням потрясающе низкие и стабильные – в то время, как остальную страну в этом смысле порядком «поштормило». Возможно, это даже связано с тем, что на могилевщине из раза в раз опирались на данные прошлых лет, поскольку в 2006-м там же допустили фейл с голосами «против всех».

Еще интересно, что в двух районах области – Кировском и Климовичском (они стоят один за одним в алфавитном порядке в таблицах) показатели количества недействительных бюллетеней по Кировскому району в 2010-м и 2015-м были практически взаимозаменяемы: 110 и 161 – Кировский, 161 и 110 – Климовичский. Помните, как писали лабораторные работы по физике, где вместо пяти раз эксперимент делался один раз – и замеры всех остальных подгонялись под среднее арифметическое? Кажется, кто-то до сих пор руководствуется этой тактикой.

Фокус 5. Если округлить результаты, никто ничего не заметит

Если просмотреть документы за разные выборные годы, становится очевидно: самые округленные показатели – у Лукашенко. Хотя аномалии случаются и с другими: в 2006-м во Фрунзенском (самом крупном) районе Минска доля голосов за Милинкевича составила 4.9005%, за Гайдукевича – 5.900%, Козулина – 3.000%. А доля голосов против всех составила ровно 10% (17 592). 

В результатах голосования по Минскому району похожая история: 75.199% голосов за Лукашенко, 5.799% – за Милинкевича, 3.999% – за Гайдукевича, 2.899% – за Козулина, против всех – 8.099%. При этом в 2006-м итоги выборов ЦИК опубликовал в процентах с округлением до десятых – вероятно, чтобы не повторять все эти «999». При этом самой частой последней цифрой после запятой в результатах Александра Лукашенко был ноль. Исследователи резонно замечают, что такие цифры возможны, когда результаты объявляются не снизу вверх, а сверху вниз – и их приходится подгонять и досчитывать.

Есть и такие случаи, когда у разных кандидатов было некруглое число голосов – но, к примеру, если бы за Лукашенко проголосовало на 220 человек меньше, процент стал бы круглым (81,5%), а если за Романчука было бы на 220 больше, процент тоже был бы «ровный» (1,900%). Такое может происходить при перебрасывании голосов.

На выборах-2015 в результатах вообще видно, что некоторые числа голосов повторяются. По трем районам Витебской области сумма голосов за Гайдукевича получилась 623, еще по двум – 264. А в двух районах – Мостовском и Островецком в результате выборов полностью сходятся показатели количества избирателей (7501 в обоих районах) и голосов против всех (463 в обоих районах). И таких совпадений немало.

Фокус 6. Вы всё ещё не голосовали – тогда вы «голосуете» дома

В 2015 году явка была 87,2%, в 2010-м – 90,65%, а в 2006-м – целых 92,9%. В странах со свободными выборами такой высокой явки практически не бывает. При этом на выборах-2006 в Хотимском районе явка вообще была 99,8% – для этого не прийти голосовать должны были 22 человека из 11 000.

Но такие цифры еще хотя бы не противоречат математике. Были и районы, где явка получалась даже больше, чем стопроцентная – например, 103% и 108% – как на Войтовском и Задубровском участках Витебского района. Исследователи считают, что аномалии явки начались с референдума 2004-го, когда Лукашенко получил то самое право избираться сколько угодно раз – на нескольких участках явка и процент голосов «за» были стопроцентными.

На выборах-2010 и 2015 явка в нескольких районах тоже оказалась выше 99%. А примерно в половине районов Беларуси якобы не пришли голосовать меньше 100 человек – а в этих районах жители исчисляются тысячами и десятками тысяч.

Ключевой механизм завышенной явки – это досрочное голосование. В других странах оно используется в исключительных случаях – например, если люди по каким-то важным причинам не могут голосовать в единый день или если географически добраться до участков в определенную дату проблематично. В Беларуси все иначе. В Беларуси на досрочное голосование загоняют силовиков, врачей, учителей и студентов – короче говоря, всех, кого можно запугать потерей места работы или учебы.

В 2015-м в некоторых районах якобы досрочно проголосовало больше половины избирателей – такие случаи есть в Могилевской и Витебской области. Вся эта завышенная явка на досрочном конвертируется во вброшенные или подмененные бюллетени – таких историй в избытке в СМИ и докладах наблюдателей. Такая же тактика работает и на парламентских выборах. Например, в 2008-м сотрудник милиции Николай Козлов отказался отдать ключи от кабинета с урнами для досрочного голосования главе комиссии. В итоге его принудили к этому приказом из Центрального РУВД. Никакого наказания за это члены комиссии или сотрудники РУВД не понесли.

Еще один удобный для фальсификаций механизм – голосование на дому. Да, такое есть. Для этого члены комиссии должна приехать домой к человеку, который хочет отдать свой голос. В итоге на некоторых участках к официальному дню выборов явка досрочников и голосующих на дому получается аж 70%. Бывали и случаи, когда к людям приходили домой, хотя они об этом не просили. Как следствие – число «домашних» избирателей не совпадало с количеством использованных якобы для них бюллетеней. На выборах-2015 некоторые районы показали потрясающие «домашние» показатели – в Ушачском районе якобы больше 46% жителей отдали свой голос на дому. Выходит, члены комиссии за день объехали больше 3000 человек.

Если посмотреть, как голосовали на дому по всей стране, проценты будут сильно отличаться: от 9% до практически 50%. Локальных эпидемий в это время не было, да и пенсионеры и больные люди не живут в определенных районах – а распределяются равномерно. То есть с точки зрения вероятности это, как и предыдущие пункты исследования, больше похоже на фокус. Разница лишь в том, что теперь все понимают, как он был выполнен.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

А бюллетень фотографировать можно? Чёткая инструкция, как вести себя на выборах, чтобы ваш голос не выкинули

Боль • Ирина Михно

4 августа началось главное событие этого лета – выборы. Впервые с 94-го многие беларусы поверили, что у страны может появиться второй в истории президент. И многие пойдут на избирательные участки поставить за него галочку. KYKY сделал простую и четкую инструкцию, как правильно голосовать. Поехали.

Популярное