«Посполитый» Минск и «украинский» национализм. В чём видят русофобию пророссийские историки

Боль • редакция KYKY
В Минске прошёл круглый стол о том, как противники «Русского мира» фальсифицируют историю. Неожиданный поворот, правда? KYKY публикует выдержки из прозвучавших докладов с комментарием кандидата исторических наук Игоря Мельникова.

«Слава Украине!» — завидев меня, шутит руководитель проекта «Западная Русь» Игорь Зеленковский. Круглый стол «История и общественно-гуманитарные науки как инструмент цивилизационной войны против Русского мира» проходит в гостинице Renaissance — очень символично, ведь происходящее сейчас в Восточной Европе нет-нет, да и назовут «Русским Возрождением». За столом собрались историки, которые всей душой поддерживают Россию и противостоят использованию «общественно-гуманитарных наук» для того, чтобы сеять раздор в славянах.

Начну с того, что перед тем, как приступить к написанию данной статьи, я внимательно прочитал 68 страниц документов и обработал несколько часов диктофонной записи. Мне было интересно понять, что происходит в головах людей, в чём заключается пропагандируемая ими альтернатива истории, описанной в наших учебниках, равно как и реальности, в которой мы живём.

Мнение номер один. Минск — фальсификация в камне

«Если посмотреть на фотографии центра Минска в районе площади Свободы советского периода, а тем более конца XIX и начала XX веков, то сразу бросается в глаза, что на месте общественных и культовых зданий в стиле, характерном для Российской империи, за последние полтора десятка лет появились реконструированные строения в так называемом «сарматском» стиле, и в стиле виленского барокко, модных в конце XVII — XVIII веков на территории восточной части Речи Посполитой, то есть нынешней Республики Беларусь. Этот архитектурный облик городов бывшей Речи Посполитой с ее костелами, униатскими церквями, ратушами и памятниками польско-литовским князьям и магнатам как раз и пытаются сейчас представить, как истинно белорусский. Однако, все это является ничем иным, как визуализацией в камне фальсификации белорусской истории.

Что же было на самом деле в конце XVII и в XVIII веках? После казацко-крестьянских войн под предводительством Богдана Хмельницкого и русско-польской войны 1654 — 1667 годов все белорусские города радикально изменились по своему этническому и конфессиональному составу. Во время тех событий православные горожане и крестьяне массово вливались в казацкие полки и сражались против польской шляхты.

Особенно пострадали Брест, Пинск и Бобруйск, в которых было вырезано всё православное население, от грудных младенцев до стариков. Западнорусское православное дворянство и горожане, не пожелавшие изменить вере и ополячиваться, массово уходили в Русское царство. В итоге, с конца XVII столетия белорусские города окончательно изменили свой этнический состав и стали опорными пунктами польско-католической колонизации Западной Руси. Однако исторический центр Минска сегодня почему-то реконструирован как польский город XVIII века, а не более ранний древнерусский или такой, каким он был во второй половине XIX и начале XX веков, когда стал крупным губернским центром Российской империи.

Войт с ключами, фото: tut.by

В 2003 году на площади Свободы по «вольному проекту» был отстроен новодел городской ратуши, в которой, якобы, в XVIII веке заседали предки современных белорусов. Вдобавок рядом с ней в 2014 году установили еще и бронзовую скульптуру польского войта. Но ведь известно, что белорусы были допущены к управлению городом только со второй половины XIX века. В 2011 году на месте православного кафедрального Петропавловского собора, взорванного большевиками в 1936 году, было построено здание, полностью повторяющее вид бывшей униатской церкви Святого духа, в том виде в каком она была в XVIII веке, до пожара, после которого на этом месте и был построен Петропавловский собор. При этом надо отметить, что изначально, с древних времен на этой, господствующей над всем городом точке, стояла православная церковь. И было бы символично и справедливо, если бы там воссоздали православный кафедральный собор, как это сделали в Москве с Храмом Христа Спасителя, тоже взорванном в 1936 году.

Возникает вопрос: почему в историческом центре города на площади Свободы (бывшая Соборная) не воссоздан архитектурный облик второй половины XIX века, когда после подавления польского мятежа 1863 года и Великих реформ императора Александра II Минск вновь стал наполняться белорусами, и над всем городом господствовал православный Петропавловский кафедральный собор? Почему в сквере, где стоял памятник Александру II Освободителю, находится огромная яма, накрытая стеклянной пирамидой как в Лувре во дворе Наполеона? Это ряд совпадений или что-то иное? Архитектор Сергей Багласов, разрабатывавший проект реконструкции площади, в своих интервью неоднократно заявлял, что он еще с начала восьмидесятых годов, работая над этим проектом, тесно сотрудничал с Олегом Трусовым, который известен как последовательный белорусский националист, весь национализм которого сводится к русофобии и ненависти к Русской Православной Церкви.

Александр II в кругу семьи

21 апреля 2013 года в состоялась публичная конференция «Династия Романовых в исторической судьбе Западной Руси», посвященная 400-летию Дома Романовых. На конференции было принято обращение к властям города Минска с просьбой рассмотреть вопрос о восстановлении памятника Александру II на площади Свободы. После длительной переписки от городских властей был получен отказ в восстановлении памятника: «Роль Аляксандра II у гісторыі Беларусі супярэчлівая, неадназначна ацэньваецца ў сучаснай гістарычнай навуцы і ў грамадстве. Аднаўленне помніка Аляксандру II можа зявіцца дэманстрацыяй сімвалізма расійскага самаўладдзя на беларускіх землях і будзе неадназначна ўспрымацца ў грамадстве». Однако, на площади Свободы рядом с тем местом, где ранее стоял памятник Александру II, городскими властями уже принято решение установить памятник польскому композитору Монюшко

<…> .

Праздник 7 ноября, до сих пор отмечаемый в Республике Беларусь, приобретает все более блеклый и невнятный характер, в то время как последний император Николай II для подавляющего числа православных белорусов является святым царем-мучеником. Беловежский сговор Ельцина, Кравчука и Шушкевича по ликвидации СССР однозначно оценивается как предательский. Таким образом, основные вехи образования белорусской государственности ассоциируются с трагическими событиями и антигероями.

Игорь Мельников:

«На самом деле, Минск выглядит не как город Речи Посполитой, а как город ВКЛ. Многие строения были возведены намного раньше, еще до русского (царского) периода. Зеленковский говорит о соборе, который восстановлен на Площади Свободы. Он восстановлен в том виде, в котором он существовал. И восстановлена как символ белорусской церкви, то есть униатской церкви. Униатство — это один из способов отличить белорусскую церковь от Запада и Востока. А в противовес униатству существовала Русская Православная Церковь, которая была очень хорошим способом русификации. Таким образом, униатство в Беларуси было искоренено, а в той же Западной Украине оно „выжило“, и продолжалось где-то до 1946 года. Таким образом, украинцы получили возможность развивать религию.

Зеленковский также говорит об эпохе Александра II. Это очень кровавое и жестокое время. И ничего белорусского там нет. Все восстания, которые существовали, были направлены против царей. И они не были польскими, кроме восстания 1831 года, которое началось именно в Польше. Восстание Калиновского не было по своему характеру польским. Несмотря на территорию, люди сражались за Речь Посполитую. А РП была не Польским государством, а многонациональным, прообразом Европейского Союза. Современные заподнорусы любят доказывать обратное.

Зеленковский активно описывает войны РП с Россией. Пишет, мол „польский воевода Радзивил“ — это полная чушь! На самом деле, это была полномасштабная война Московской державы против полноверных православных братьев ВКЛ. Русские пришли, чтобы захватить Смоленск, тогда большое количество население ВКЛ было уничтожено. По масштабам это было сравнимо с мировой войной.

Важный момент, о котором Зеленковский не пишет, это шиши: белорусские партизаны, которые воевали против московских захватчиков. О них не любят писать, хотя стоило бы, поскольку они московским товарищам доставили много хлопот. И это были люди, которые любили свою страну. „Януш Радзивил сражался против местного православного населения“? Нет! Население воевало против захватчиков. Главное, что территория ВКЛ потеряла почти 50% своего населения, то есть 1,5 млн человек. До сих пор можно найти места, где города выжжены дотла.

Зеленковский любит подменять понятия московский на древнерусский, а это понятие имеет отношение именно к Киевсекой Руси, а никак не к Москве. Русью много что называлось: и Великое Княжество Литовское, Русское и Жемойтское, какое-то время Русью называлась территория, на которой была и Украина. Он этими понятиями манипулирует, и понятно почему. Ведь многие не понимают разницы».

Мнение номер два. Белорусский национализм — «полный идеологический слепок с национализма украинского»

События 2014 года на Украине отчетливо показали разрушительный и конфликтогенный характер русофобского национализма. Ориентация на Запад вопреки естественному культурному, геополитическому и экономическому тяготению к России обусловила многоплановую деградацию Украины: экономическую, демографическую, технологическую и культурную. События на Украине наглядно подтвердили верность исторического выбора Белоруссии, пошедшей по пути сохранения тесных экономических и гуманитарных связей с Россией, что обеспечило в целом стабильное и поступательное развитие республики в постсоветский период. Именно поэтому жизненно важно не допустить скатывания страны к белорусскому национализму, который является полным идеологическим слепком с национализма украинского. К сожалению, в последнее время мы наблюдаем усиление националистического лобби в государственных структурах; с советских времен белорусские националисты удерживают командные высоты в гуманитарной сфере, формируя соответствующим образом сознание социально активной белорусской молодёжи.

Комментарий Игоря Мельникова

Шимов рассказывает о русофобах, хотя на самом деле «западнорусы» пытаются навязать русское, отрицая существование белорусского этноса, пытаются сказать, что это всего лишь одна из ветвей. В этом их главная проблема. Для них любое проявление белорусского — это национализм. Они сами искажают факты. За всю историю ни одного русского человека не осудили за русский национализм, хотя судили за еврейский, польский, украинский, балтийский. А за русский — нет.

Несмотря на все «факты» «западнорусов», наша история много раз доказывала, что мы развивались по собственному сценарию. Мы жили своей жизнью, мы не все одинаковые.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Можно ли заработать на колебаниях белорусского рубля?

Боль • Павел Свердлов
Продав восемь тысяч долларов в начале февраля и «откупив» через три недели, можно было заработать январскую среднюю зарплату. KYKY говорит с финансовым аналитиком Вадимом Иосубом о подводных камнях, которые ждут желающих заработать на белорусском рубле.
Популярное