Во сколько беларусам обошелся геноцид и «собачки» после выборов? Важный пост о страхе в прорезях балаклав

Боль • Мария Мелёхина

«Память стереть нельзя. Люди не простят. Матери не простят. И зверь это чувствует. Этот липкий страх заметен в прорезях балаклав». Журналист KYKY Мария Мелёхина объясняет, почему ничего уже не откатится назад – а белый шпиц скоро будет повержен.

Хочется зажмуриться до черных пятен под веками. Возможно, мы все провалились в нору и сейчас все еще летим в поисках дна, следуя за белым шпицем? Хотя в любой сказке добро всегда побеждает зло. Шпиц будет повержен, как бы лизоблюды ни просили: «Собачку!»

Убивать, «исполняя свой долг»

Телеграм уже несколько недель больше напоминает боевой листок: количество раненых, сколько товарищей удалось отбить у силовиков, локации, где было особенно жарко. Информацию уже не скроешь – интернет слишком плотно вошел в нашу жизнь. Поэтому вот тебе и картинка, и лица. Пропаганда теряет хватку: щупальца TV-кракена все меньше управляют сознанием людей. И если в нулевых об исчезновении политических оппонентов Лукашенко практически не было слышно, то сегодня каждое задержание имеет резонанс. Гончар, Красовский, Захаренко, Корбан, Завадский – где могилы этих героев? 

Сегодня же кара настигла Виктора и Эдуарда Бабарико, Валерия и Веронику Цепкало, Светлану и Сергея Тихановских, Марию Колесникову, Павла Латушко, Ольгу Ковалькову, Антона Родненкова, Ивана Кравцова и многих других. Причастные к деятельности Координационного совета, попадая на допрос в СК, рискуют оказаться за решеткой по сфабрикованным делам. Причем даже не по политическим, а по экономическим. Практика обкатана еще с нулевых.

Так, в 2001 году незарегистрированный кандидат в президенты Михаил Маринич оказался за решеткой по обвинению в краже компьютеров у американского посольства. Американцы, к слову, претензий не имели.

Дело было сфабриковано, приговор вынесен – 5 с половиной лет усиленного режима с конфискацией. Михаил отсидел половину срока и вышел по амнистии с подорванным здоровьем. Вскоре после освобождения он умер.

В 2006 году международная организация Amnesty International признала Маринича узником совести. В октябре 2010 года Комитет ООН по правам человека признал, что в отношении Михаила Маринича применялись пытки, а уголовное дело в отношении него было политической расправой.

Методы подавления инакомыслящих с того времени не сильно изменились. Сколько людей подверглись физическому насилию и пыткам на Окрестина? Сколько сфабрикованных дел и беспредела мы увидели за эти дни? Сколько человек пропало без вести? Кто даст точные цифры? А это всё человеческие жизни и судьбы. Эти люди просто хотели справедливости, чтобы в Беларуси соблюдался закон.

В Беларуси феноменальные протесты – и ни одной разбитой людьми витрины. Пострадала лишь единственная стеклянная дверь, и то – от дубинки начальника ГУБОПиК – «исполнял свой долг», выслуживался. Людей травят газом, пытают в ИВС, а они все равно выходят на улицы – сотни тысяч – чтобы показать свое несогласие с действующим режимом. Что это, если не солидарность? Хотя по телевизору говорят, что мы – проплаченное меньшинство. Но давайте к вопросу об оплате.

Знаете, во сколько беларусам обошелся геноцид и агитационная кампания «собачки» после выборов? Все эти вертолеты, военная техника, альпинисты-тихари на высотках, премии силовикам за ударный труд? 1,5 млрд. долларов.

Именно на столько сократились золотовалютные резервы Беларуси за август. Для понимая, всего ЗВР Беларуси составляет порядка 8 млрд. долларов. А госдолг нашей страны – 4 млрд. долларов, большую часть из которого ежегодно рефинансируют. При текущей ситуации о внешних заимствованиях можно забыть, а это значит, что до экономического дефолта осталось 3, 2, 1…

Банки уже испытывают проблемы с ликвидностью и сворачивают программы кредитования бизнеса и физлиц. Бизнес повально задумывается о релокации: десять крупнейших беларуских компаний приняли окончательное решение о переезде в Латвию. Еще сотня в шаге от того, чтобы сделать то же самое. Бизнес-климат страны окончательно подорван. Уедут самые лучшие и талантливые, которые могли бы сделать для этой страны многое.

Крепкие орешки оказались у всех, кроме того, кому их приписали

Редакция KYKY.org тоже уехала. Сегодня в Беларуси журналистам раздают «сутки» за участие в несанкционированных митингах, хотя, по сути, они выполняют свои непосредственные должностные обязанности. По журналистам стреляют, избивают, ломают технику и всячески препятствуют работе. Накануне нашего отъезда в офисе агентства Vondel/Hepta и редакции KYKY прошел обыск сотрудниками ДФР, до этого – сайт подвергся блокировке без объяснения причин. Но отказ в праве на доступ к информации – детские шалости по сравнению с полным отключением интернета в стране, что в том числе повлекло многомиллионные убытки. Наш соучредитель Саша Василевич, который также является руководителем рекламного агентства Vondel, заключен под стражу. Идут процессуальные действия – возбуждено уголовное дело. Был бы человек – дело найдется. Только вместо черного воронка – синие бусики и люди без лиц и совести.

В какой стране мира президент может позволить себе обзывать народ крысами, овцами, наркоманами и проститутками? В какой стране мира гарант Конституции будет бегать для устрашения с автоматом возле резиденции, вовлекая в этот цирк сына-подростка? Это возможно только в Беларуси, ведь у нас – социально-ориентированное государство. Ни хорошего образования, ни жилья, точнее возможности на него заработать, ни перспектив государство сегодня не предоставляет. Все для народа и института семьи – рожайте больше новых рабов! Потому что власть не заинтересована в богатых людях, бизнесе. Как только человек становится финансово независимым, у него формируются новые запросы, в том числе политические. И это большая угроза для действующей власти. Вот вам чарка, шкварка и «по пятьсот». Не нравится – вон из страны.

Почему студентов – цвет нашего будущего – сегодня задерживают с необоснованной жестокостью прямо в университетах люди, которые не смогли в эти университеты поступить? Можно оболгать события и людей, можно всех избить, половину – посадить и сделать физическими и ментальными инвалидами. Но память стереть нельзя. Люди не простят. Матери не простят. И зверь это чувствует. Этот липкий страх заметен в прорезях балаклав. Наши женщины – невероятные: они дарят цветы, чтобы достучаться до сердца зверя. Хотя видят и слышат клацанье его зубов, хруст человеческих костей и видят кровь на улицах городов.

Беларусь сегодня превратилась в Северную Корею с привкусом 1937 года, но система скоро рухнет. Этому есть свидетельства. Крепкие орешки, если вы понимаете о чем я, оказались не у зверя, а у Маши Колесниковой, которая разорвала свой паспорт на украинской границе, а вместе с ним и шаблоны диктатуры, вернув силовиков в правовое поле. И те, кто отдавал преступные приказы, как и те, кто их исполнял, ответят. «Я просто выполнял приказ» – не прокатит. Нюрнбергский процесс – тому доказательство. Честь офицерского мундира, как и тогда, в России 37-го, уже пустой звук – гулкое эхо забытого времени. Каждому воздастся по его делам. И сейчас зверь в агонии. Пераможам! Только держитесь, родные.

«Россия. Тридцать седьмой. В моем горле живет кит.
Чарли Чаплин стреляет в упор, сплевывает в пол и молчит.
Москва ничему не верит, Москва никому не простит.
Белоснежный, уже не нужный китель на грязной стене висит».(с)

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Анонимность Зла: почему силовики могут уничтожать беларусов, только спрятавшись за маски

Боль • Виктор Мартинович

Беларуский писатель Виктор Мартинович опубликовал на сайте Budzma.by колонку, которая называется «Ананiмнасць Зла». KYKY приводит ее в переводе на русский язык.

Популярное