Вы беситесь из-за чужих успехов и небритых ног только потому, что любите страдать

Боль • Настя Рогатко

«Недовольные беларусы плюются, матерятся, но читают статьи про небритые ноги. Им тошно, у них веки дрожат от повышенного давления – но они продолжают читать. Знаете, почему? Потому что они любят страдать». Главред KYKY считает, что люди поливают грязью друг друга вовсе не из-за неприятия феминизма, а из-за того, что у нас принято жить в мучениях.

Отрицание

За последние три месяца сразу на трех беларуских ресурсах вышли тексты девушек, которые не бреют ноги. Сначала Ксения Тарасевич описала свой вполне позитивный опыт для TUT.by. Комментарии были в духе «спасибо, поблевал», «опять жирные и волосатые атакуют» и «в стране кризис, а вы пишете про ноги – вам не стыдно?» Потом на Citydog появился, как водится, анонимный текст девушки, которая не бреет ноги и очень от этого страдает. Можно пожурить её за такую забитость, но у человека, которому родная мать то говорила, что ходить волосатой нельзя, то запрещала бриться, не было ни шанса вырасти без набора биполярных комплексов.

Пару дней назад свой текст выпустила и Тома Колос – на The Village Беларусь. Этот материал симпатичен тем, что пропитан юмором и самоиронией – а если человек шутит над собой, он исцеляется от комплексов. Не вижу ничего криминального в описании собственного опыта – все три текста хороши, они свидетельствуют, что как минимум три человека работают над личной свободой и учатся не стесняться себя. Но Томе, как и двум другим авторам, писали комментарии в духе «сегодня она не бреет ноги, а завтра отрастит усы и пойдет собирать бутылки». Читатели (не все, но многие) выражали удивление, что у героинь статей вообще есть секс – то есть что какой-то мужчина сумеет возжелать волосатую женщину. 

Менее радикальные комментаторы возмущались тем, что им словно не дают права выражать свое неприятие волос на женских ногах. Мол, свобода мнений не только в том, чтобы кто-то ноги не брил – но и в том, чтобы кто-то свободно говорил, что ему это не нравится. Кто-то поражался, что эта тема вообще так заводит людей. Но на TUT.by текст Ксении собрал больше тысячи комментариев – а это уже соревнуется по охвату с темой декрета о тунеядстве. Для сравнения – даже под материалами ЛГБТ-тематики городских медиа ударная волна комментариев куда меньше. Выходит, мы вовсе не гомофобное общество. Мы – страна трихофобов!

Гнев

Но я не хочу писать еще один текст про ноги – такие всплески хейта случаются даже по отношению к чужому успеху. Сняла Даша Жук свой «Хрусталь», попала в лонг-лист Оскара – и тут же на неё обрушивается волна критики в стиле «в 90-х все было вообще не так», «сняла кино про быдло и отправила на Запад», «я еле досмотрел, беспросветная демонстрация днищенской жизни». Такую же реакцию вызывают многие тексты на KYKY – и интервью с героями, которые выражают неочевидную точку зрения («это же попытка ублажить власть»), и личный опыт беларуских экспатов («позор, они кинули родную страну»), и даже не-пуританские тексты о классической музыке («как можно опошлить искусство рассказами про зарплаты музыкантов!»). Обычно дело заканчивается комментариями «я еле дочитал до конца», «идиоты какие-то» и «зачем вы транслируете мнения извращенцев?».

К моей личной радости, у нас есть преданный комментатор под ником «Батяня Кайф». Недавно на очередной поток радиоактивного пепла в комментариях он написал: «Если вам так тяжко, вы же можете просто не читать!» И правда, если тебе не нравится текст, герой или стиль автора, или [особенно] тема материала – всегда есть комфортный путь: не читать. Не травмировать свою психику, не тратить время на тех, кто с тобой не на одной волне. Вроде бы же очень простой план – отказаться от раздражителей, перестать спускать дни на ругань с другими несогласными. Но ёжики плакали, кололись и продолжали жрать кактус.

Вот и недовольные беларусы плюются, матерятся, но читают статьи про небритые ноги. Им тошно, у них веки дрожат от повышенного давления – но они продолжают читать. Знаете, почему? Потому что они любят страдать.

Торг

Я вообще искренне удивлена, что в статистике PornHub в Беларуси не лидирует раздел БДСМ. Ведь ролевая модель для беларуса – это «Выживший», к тому же ДиКаприо получил за него Оскар (в отличие от Даши Жук). Чтобы быть настоящим Человеком, ты должен пережить бой с медведем, ночлег в трупе коня, жуткий холод в зимнем лесу и налёты разбойников. Если твое существование слишком простое, если в нем нет надрыва, преодолений и лишений, ты не понял жизни.

А если жизнь налаживается, зарплата растёт и на улицах больше не бьют дубинками, беларус не может поверить, что не бьют, – и начинает сублимировать.

Как выйти на достаточный уровень недовольства? Да хоть бы почитать текст про чужие небритые ноги. Терпилам нужно страдать. Им приходится ломать мозг, чтобы он перестал вырабатывать эндорфины – ведь они уменьшают боль.

Эта философия работает на всех уровнях. Когда третий раз за зиму я уехала из Беларуси, знакомые начали говорить мне: «Что-то ты разъездилась!» И рассказывали, как они устают на работе, но какое это геройство – исправно ходить в офис. Ирония в том, что я всегда брала работу с собой – просто вычислила, что мне тяжело переживать целую зиму в холодной Беларуси – и уехала в Тай. Но для беларуского терпилы это выглядит слабоволием – вы помните, по их заповедям нужно было самоотверженно умирать в снегах.

Возможно, комментаторы считают, что помогают девочкам, пишущим про волосы на ногах, закалить характер. Может, они думают так: если напишу, что она уродка, она должна это вытерпеть. Мы же в Спарте живём: или стань воином, или тебя сбросят в яму.

Или вот рассказывает комик Незлобин в интервью Дудю про то, как пытается выступать со стендапами в Лос-Анджелесе. И говорит: «У меня есть несколько знакомых, которые уехали в Америку и добились успеха, они живут беззаботной жизнью. Но у них грустные глаза, потому что они привыкли жить ВОПРЕКИ». Я не сливаю беларусов и русских в одну нацию – но есть у нас некоторая общая страница прошлого, которая явно и породила эту перверсию. Массовое сознание все еще сидит в трясине и крутит дули, пока никто не видит – но гордится своим положением, потому что «когда легко – это все могут, а ты попробуй пожить, как мы, в дерьме». 

Депрессия

Терпилы страдают от своей роли, но не могут из неё выбраться. Конечно, встать на путь счастливого и самодостаточного человека сложнее. Для этого нужно честно посмотреть в зеркало и научиться быть интересным самому себе, получать настоящее удовольствие от жизни. Терпилы избавляются от ответственности – они просто пишут комментарии о том, что мир захватывают «жирные и волосатые». А это же новый повод немножко пострадать – значит цель достигнута, наркотик в крови.

Страдающие люди приходят с нелюбимой работы домой, покупают надоевшую картошку и лепят из неё нелюбимые драники, смотрят по телевизору неприятные новости про ужасную власть, лайкают в инстаграме ненавистных успешных людей, а потом открывают соцсети и читают посты отвратительных им людей. Чтобы закрыть гештальт ненависти, пишут комментарий о том, что лучше есть младенцев, чем не брить ноги. Зачем они это делают? Терпилам не понять, что не все выбирают путь страдания – они свято верят, что паршиво должно быть всем.

Принятие

Но историю делают не страдальцы. Если бы модель Саша Чичикова собирала общественное мнение про людей с инвалидностью, она бы никогда не пошла на конкурс красоты и не стала мисс мира на инвалидной коляске. Даша Жук не сняла бы свой «Хрусталь». Писатель Виктор Мартинович уже несколько лет назад бросил бы эту профессию, если бы оборачивался послушать мнение всех, кто считает его графоманом. А терпилы мир не меняют – они только портят статистику прорывов, потому что иногда им удаётся затравить живого человека и превратить в такого же страдающего зомби. А у зомби единственная задача – ползать и пытаться сожрать чужой мозг. Ну, зато у них ноги не волосатые.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Обычно человек сгорает за час». Монологи работников крематория

Боль • Евгения Долгая

«У нас работает уборщица, очень веселая женщина. Вот с ней у меня договоренность: за небольшую оплату она выгребает прах с противня в ведро». KYKY пошел еще дальше, чем обычно. И собрал рассказы крематорщиков о страхах, детских похоронах и приятных сторонах этой работы.

Популярное