Был ли Минск Вавилоном? Городские историйки живьем

Места • редакция KYKY
Кто-то должен был объяснить, почему Минск – отец мировой эмиграции. Это сделал Михаил Володин, который издал книгу «Наш старый добрый Вавилон. Прогулка по городу в Минских историйках». Вчера на презентации книги во дворике ул. Революционная краевед Вадим Зеленков рассказал про минских евреев, историк Сергей Харевский - про поляков, а музыкант Виктор Шалкевич спел песни на польском, белорусском и иврите (видео).
Кто-то должен был объяснить, почему Минск - отец мировой эмиграции. Это сделал Михаил Володин, который издал книгу «Наш старый добрый Вавилон. Прогулка по городу в Минских историйках». Вчера на презентации книги во дворике ул. Революционная краевед Вадим Зеленков рассказал про минских евреев, историк Сергей Харевский - про поляков, а музыкант Виктор Шалкевич спел песни на польском, белорусском и иврите (видео).

«Минчане все забыли, - начинает Михаил Володин предисловие к Минским историйкам, - Всякое новое поколение начинает жить набело. Словно не тысячелетний город под ногами, а новостройка. Собственно, новостройка и есть. Но - призраки! Призраки бродят среди бетонных зданий, и никуда от них не деться». На презентации книги «Наш старый добрый Вавилон» во дворике перед музеем истории Минска ни одного призрака замечено не было. Кроме, может быть, статуи Барона Мюнхаузена, на фоне которой и проходило все действо.

Михаил Володин и Сергей Стельмашонок

Книга Михаила Володина представляет собой очень эстетское издание (внутреннее оформление – работы художника Сергея Стельмашонка) на русском и английском языках. Минская действительность здесь «мирно соседствует с фантазией, а документы - со слухами».

Неделю назад в библиотеке Пушкина Михаил Володин презентовал книгу читателям, а вчера 21 мая состоялась презентация для друзей. «Раз в жизни хотел сделать серьезную презентацию - без песен-танцев-аттракционов, так нет же! Приезжает из Гродно Виктор Шалкевич, чтобы попеть на четырех (а может и на пяти - если найдем ятаган) вавилонских языках. И как это вынесет ученый люд, который соберется для умных разговоров? В общем, назвался Вавилоном, жди столпотворения», - анонсировал Михаил Володин презентацию в ФБ.

Во дворике на Революционной собрались уникальные люди, которые принципиально называют минские улицы дореволюционными названиями. Это историк и публицист Сергей Харевский, философ и политолог Владимир Мацкевич, художник Сергей Стельмашонок, историк и кандидат наук Антон Денисов, бард, актер и поэт Виктор Шалкевич.

Публика расположилась на красных летних креслах. Писатель Михаил Володин начал с того, что Минск был миниатюрным Вавилоном вплоть до 19 века, когда здесь жили по соседству татары-зеленщики, еврейские торговцы, поляки-ремесленники, цыгане, русские чиновники из Петербурга, турки-кондитеры, немцы-инженеры.


«Начнем с евреев, их было больше всего», - сказал Володин. «Евреи в Минске поселились в 14 веке, они были приглашены литовскими князьями как способ восстановить разрушенный войнами город», - продолжил краевед Вадим Зеленков. Далее историк Сергей Харевский вспомнил таких польских архитекторов, как Маркони и Генрих Гай, построивший здание МВД (он же автор «Бессарабского рынка» в Киеве).

Сергей Харевский

Когда добрались до белорусов, перед публикой выступил экскурсовод Цимох Акудович, сын философа Валентина Акудовича. Цимох сказал, что белорусы стали настоящими минчанами только в 20-е годы прошлого века, когда мова получила статус официальной: «Раней беларус у горадзе быў чужы. Ён часцей прыязджаў з вёскі. Гаршкі ў возе, прыехаў прадаць - а самое месца не любіць. Толькі на кірмаш і можна было ехаць, мабыць, якога габрэя абдурыць, а ўвечары трошкі гарэлкі папіць у карчме». Вавилон, о котором Володин написал книгу, по мнению Акудовича, получил признание лишь сто лет назад, но исчез во время войны. «Ведаеце, ёсць ідэя Мінску як птушкі Феніксу, якая паўстае з попелу. Нам не хапала ідэі Мінску як Вавілона. Але ў наш час пачалося гэта зліццё культур. Мабыць, яго пачалі «Песняры», якія падхоплівалі з нізовай культуры песнi, а іх ужо спявалі ўсе».

Минск, который знали прежде


Наконец, Михаил Володин сказал, что город - это не только летописи, но еще и запах. «Вот это важная штука: надо от деда услышать то, чего не прочтешь в книгах. Я когда-то смеялся, что Вечный огонь на площади Победы зажгли для меня. Это было в 64-м, когда мне было 10 лет». Идея вспоминать свои собственные минские историйки понравилась всем. Бард, актер и поэт Виктор Шалкевич вспомнил гастроном на площади Калинина, где мужики решали, сколько бутылок брать: 13 или 14. «Бери четырнадцать, 13 - несчастливое число», - рассказывал музыкант. А краевед Вадим Зеленков вспомнил историю с бюстом Ленина из чистого сахара, которого Городейский сахарный завод смастерил в дар минским чиновникам. Ходит байка, что партийные работники не знали, что с этим Лениным делать: оставить в кабинете - мухи засидят, а бить по голове, чтобы чаю попить? «Не сталинские, конечно, годы были, но тем не менее, - сказал Вадим Зеленков, - Говорят, в итоге этого Ленина просто случайно уронили». «Я хотел услышать от вас концепции Минска как Вавилона, а вы байки травите», - смеялся Михаил Володин.

На помощь пришел философ и политолог Владимир Мацкевич: «Я ўспрымаю Мінск як горад-табар, чэмпіёна ўрбанізацыі, які быў населены носьбітамі іншых культур. Што наконт сапраўдных мінчан - ведаеце, у 21 стагоддзі не стваралася ніводная нацыя. Таму нашым нашчадкам дастанецца міфалагічная паэтызаваная гісторыя, якую мы сёння i ствараем».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Аквапарк юрского периода

Места • Олег Мельник

Белорусы — люди недоверчивые, и камень в новый аквапарк «Лебяжий» не кинул только ленивый. Редакции KYKY ничего не оставалось, как отправить на аквагорку густо татуированного журналиста Олега Мельника: проверить на себе очереди из голых людей, кантри-чикен, скользкий пол и холодную воду в бассейнах.

Популярное