Секретный Минск: белорусский зиккурат

Места • Дмитрий Мелеховец
На перекрестке улиц Кирова и Володарского есть подъезд, который совсем не похож на остальные, да к тому же имеет собственную историю. Сегодня у нас в «Секретном Минске» Юра Шатунов, стеклянные звуки на Пасху и дореволюционная бизнес-вумен.

Свой, особенный запах есть у книг, коньяков и у старых домов. Может, это только мои завороты, но подъезд дома на перекрёстке улиц Володарского и Кирова пахнет уютом. Хотя, в теории, в строениях такого типа уютом и не пахнет: помпезность, царский размах, широкие лестницы и коридоры, кованные перила и высокие потолки. Не знаю, насколько удобно жить в таком доме, но сейчас таких парадных уже не строят, все однотипно, даже скучно. Даже в элитных многоэтажках.

Конечно, капитальный ремонт дому бы не помешал, но даже с поцарапанными стенами и некрашеными перилами он смотрится достойно. Тут даже гопники другие – на перилах они царапают слова длиннее трех букв, в основном посвященные Юре Шатунову. Кроме имени и фамилии больше ничего не разобрать, но я отказываюсь верить, что там что-то пошлое.

Самое привлекательное в этом подъезде – это стеклянная крыша. Поднимаюсь по винтовой лестнице трехэтажного дома – света становится все больше и больше, в этом есть какая-то символика. Сегодня был сильный ветер, и если в обычном панельном доме этого не было слышно, то стеклянная крыша давала о себе знать. Несмотря на светлый православный праздник, звуки в доме были просто адскими и были похожи на звук спускающегося в глубокую шахту лифта.

Как заметил мой коллега Павел Свердлов, подъезд очень похож на зиккурат — многоступенчатое сооружение в Древней Месопотамии, представляющее собой башню из поставленных друг на друга параллелепипедов или усечённых пирамид. На довоенных фото видно, что крышу дома украшала самая настоящая башня, что делало сходство с зиккуратом ещё более очевидным. Время башню не пощадило, но стеклянная крыша в минском подъезде — явление не менее уникальное.

Вообще, парадная (слово «подъезд» не очень вяжется с этим помещением), на первый взгляд, не лучшее место для репортажа. Но поскольку наша рубрика посвящена маленьким историям Минска, подходит просто идеально.

Кафе, вход в которое расположен по соседству, до середины 2000-х называлось «Мядуха». Говорят, в 1980-е там любил бывать Владимир Короткевич, который жил неподалёку.

Дом на пересечении Кирова и Володарского построила белорусская дворянка Ядвига Костровицкая еще в 1911 году. Тогда улицы назывались по другому — Магазинная и Серпуховская. У Костровицкой в Минске было ещё несколько доходных домов — это зданий, строившиеся специально для сдачи в аренду. Например, наша дореволюционная бизнес-вумен построила «Дом металлистов» на улице Захарьевской. До середины 1960-х он стоял прямо посреди современной площади Независимости, так, что Ленин со своего постамента заглядывал в окна третьего этажа. А название «Дом металлистов» здание получило в честь жильцов — рабочих завода «Энергия» (сегодня «МЗОР»).

Брат Ядвиги, общественный деятель и политик Эдвард Войнилович, построил «красный костел» на площади Ленина. Она в строительстве тоже принимала участие, хотя и не такое активное, как брат.

Если в Минске существуют места, о которых вы хотели бы услышать, пишите о них в комментариях, фото из уже описанных мест будут хорошо смотреться под новостями в социальных сетях.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

План на выходные: добрые дела и грязные танцы

Места • Ирина Михно

Что сыграет в «Граффити» музыкант Сергей Башлыкевич, зачем идти в клуб «Куклы», где выступит Depeche Mode, чем на этот раз порадует Проект Cinemascope и как получить плюс в карму. KYKY о самых ярких событиях этого уикенда.

Популярное