Видео дня. Рука ЖЭСа в Нацмузее

Места
Одна из фотографий Сергея Гудилина на выставке современного искусства Zabor в Национальном художественном музее демонстрирует творчество работников ЖЭСа, которые закрашивают оппозиционное граффити. Работники музея для верности губкой замазали бело-красно-белый флажок на инсталляции. Редакция KYKY не может понять, как назвать происходящее: двойной абсурд, контрольный в голову или арт-дефлорация?

Происходящее комментирует Сергей Гудилин: «Как в данный момент выглядит работа — я не знаю. Вообще, когда идет выставка, художник обязан молчать. За него должны говорить его работы и тот контекст, в котором их видит зритель. Но это дело каждого по отдельности. Со снимком что-то произошло. И я не очень хочу говорить с людьми посредством СМИ через экраны мониторов, пусть ваши читатели идут в музей и разбираются с этим сами. Можно воспринимать мои слова как манифест, выходку или саботаж. Но я надеюсь на понимание».

Одним из зрителей оказался редактор журнала «Таймер» Денис Клевицкий, который написал у себя в ФБ: »Во-первых, это красиво. В Нацхозмузее радикально вкурили формат Art Zabor: сначала заклеили, а потом ночь переспали и усугубили — замалявали. Забор — формат максимально открытый, призывающий к сотворчеству. Думаю, Siarhei Hudzilin должен горячо приветствовать эту арт-дефлорацию. То есть арт-интервенцию».

У Антонины Серяковой, куратора арт-проекта Zabor, свое мнение на этот счет:

«Это проявление цензуры, которая стала частью арт-процесса. Честно говоря, мне очень нравится, что работу Сергея Гудилина зарисовали краской, точно так же, как на его фотографии работник ЖЭСа закрашивает стены с надписями. В этом есть и определенный симптом, и элемент растерянности, и особенная игра, в которую работники музея оказались вовлечены, хотели они этого или не хотели. Теперь ведь это не просто фотография Сергея Гудилина — а настоящая инсталляция, готовый отдельный арт-проект, который лишь еще сильнее иллюстрирует его «Супрематическую серию». Я понимаю Сергея, который хранит почтенное молчание, чтобы не спугнуть процесс, который начался в музее и, свидетелями которого мы все сейчас являемся. Кстати, это не единственная отцензурированная на выставке работа. На фотографии Руслана Вашкевича к проекту «Не смотря ни на что» внимательный зритель без труда обнаружит вместо имен покойников на кладбище замазанные полосы: Руслан снимал реальное кладбище, и музей попросил замазать имена. Такой интерактив и есть часть искусства, то, что делает искусство современным, живым».


Интервью с Сергеем Гудилиным об арт-проекте Zabor можно прочесть здесь


Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Мы паступова адыходзім ад простага п’янства»

Места
«Піўныя кухлі — гэта, напэўна, апошняе, на што звяртаюць увагу беларускія вытворцы, хаця ва ўсім свеце гэта даўно стала традыцыяй і важнай часткай маркетынга кампаній». Мікалай Янкойць наведаў выставу «Летапіс сасудаў у цэнтры Еўропы», каб пагаварыць пра культуру беларускага пітва са старшынёй клуба калекцыянераў піўной атрыбутыкі, прадстаўніком ААТ «Лідскае піва» і дырэктарам Музея старажытнабеларускай культуры.
Популярное