Что общего у белорусского айтишника и светской праздной канарейки

Секс • Соня Белоручкина
Минск, еще лет пять назад бывший доступным секс-курортом для россиян, турков и итальянцев, превращается в город айтишников. Это влечет коренные изменения в сервисе, подходах к dolce far niente и ставит в тупик белорусских барышень.

Понятно, что на любой социалистической Кубе всегда живут доступные веселые женщины-вамп. И вот, теперь данные лица женского пола здорово растерялись. Сколько точек соприкосновения можно найти между разработчиком мирового уровня и обычной белорусской праздной канарейкой? Я вижу одну, а это значит, что она получит свои 300 долларов за ночь, но ее мозг будет окончательно сорван. На кого ориентироваться завтра? Кому строить глазки в минском ресторане? Вон тому лысеющему бизнесмену, который заказал устриц, или компании ребят в клетчатых рубашках, на вид меньше 30, которые выпили полбара и говорят на непонятном языке, украшая речь терминами «апрувить», «реджект», «заредифайнить»? Если лысый старый кошелек увидит, что даме нравятся ребята помоложе, он ей сроду съемной квартиры не оплатит, потому как со страху вошел в стадию менопорш и не хочет понимать, что жизнь перевалила за счастливую грань 50 плюс, и еще лет через десять придется жениться на сиделке – к молодым ребятам он, понятное дело, будет ревновать. Рассмотрим ситуацию, когда белорусская девушка сменила ориентир, и смотрит в сторону it-сектора.

Что в голове молодых айти-менеджеров

Это ни одной девушке не ясно. Разумеется, они глазеют на тебя так, будто никогда в жизни не занимались сексом. Скажешь ему: «Хочу платье», а он: «У меня демо, пошли в аквапарк кататься с горки». Чтобы любить айтишника, нужно оставаться ребенком, а не дамой с тяжелой судьбой, которой надо кормить семью в Лепеле. Хотя программисты падки на что угодно: и леопардовые лосины, и стриптиз-шоу, и шорты из кожзама – берут первое попавшееся и пытаются разобраться, как работает код. Именно по причине отсутствия претензий в Минске остались места вроде «Дозари» – у парней нет времени бороться с идиотизмом. По ценам в ресторанах мы обогнали Москву и Питер, у киевлян глаза и вовсе лезут на лоб. Почему? Айтишник заплатит 400-600 тысяч белорусских рублей за дерьмовый стейк и не поморщится. Ему еще вчера мама варила пельмени. Еще через пару лет он попробует стейки в Лондоне и Сингапуре, и в минскую тошниловку с интерьером за 300 тысяч долларов не пойдет. Ему понты для заезжих экспатов, пускающих пыль в глаза белорусских девушек, не нужны.

Фото: Jaap Scheeren

С точки зрения брендов айтишники – самая простая и самая сложный аудитория. Вряд ли они потратят деньги на бессмыслицу вроде vertu, им наплевать на марки часов и одежды, нет времени таскаться по магазинам, а уж тусовки и вовсе по случаю выхода прилаги: как дама полусвета будет вести с ними светскую жизнь, решительно не ясно. То ли дело турки: приехал раз в месяц, отметелил, провел по бутикам и ресторанам – дело в шляпе.

С белорусским бизнесменом, его менопаузой и пятеркой сменных любовниц тоже за годы пообвыклись. С программистом скорее всего, придется строить отношения, у них нет времени на свободу и праздность. В чем же перспективность айтишника с женской точки зрения? Если белорусский бизнес щемят, и завтра эти ребята могут остаться без штанов и с уголовной ответственностью за экономические преступления, то айтишник чаще всего a priori чист, да и заработает в любой точке земного шара.

С кем связывают судьбу айтишники

Одним нужна умная тихая хозяйственная женщина, которая не выносит мозги. Вторые хотят женщину-робота, которая водит машину, следит за собой, умеет готовить и зарабатывает как он. Третьим просто нужна мама. «Айтишники женятся или на айтишниках, или на парикмахерах», – говорят в одной IT-конторе. То есть львиной доле контингента в партнерше важен не мозг, им просто нужно, чтобы не дергали.

Говорят, главный таракан айтишника – он не знает, чего хочет от девушки. Если ты варишь борщи, он хочет, чтобы была как Шерон Стоун. Если ты Шерон Стоун, он предъявит, что не читала Карла Маркса в оригинале. Не можешь сложить 15 и 49, не смотришь с ним футбол («Я зачем в паб пойду один как дебил, если все друганы с бабами?») – тоже плохо. Айтишников через одного тянет в Азию и прочие райские места на другом конце земного шара, где развивают оффшорный бизнес – там можно делать то, что умеешь, наблюдая вокруг себя рай без пробок и омерзительных стейков. Белорусской канарейке и правда можно посочувствовать.

В большинстве своем айтишники – это классические хорошие парни, которых белорусские вамп стерли бы в порошок, если бы не одно «но». У парней есть будущее, они увидят клубы и рестораны Сан Франциско. У белорусской принцессы клуба будущего нет. Поэтому единственный способ быть в тренде – забыть про существование рассадников зла вроде «Дозари», вооружиться самоучителем по программированию, засесть в хипстерской кофейне и идти в светлое будущее, полагаясь на мозг, а не прочие части тела.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Сила эротического капитала-2. «Только очень крутые парни могут показать, как умеют работать ртом и языком»

Секс • Андрей Тетёркин

Связаны ли между собой маскулинность и гомофобия, гей-красота и культ клитора? Магистр философии Андрей Тетёркин продолжает феноменологию эроса, обратившись к мужским сексапильным телам.

Популярное