Нужны ли для тверка большая попа и чёрная кожа? Где танцевать в Минске

Секс • Николай Янкойть
«Это безумно сексуальный танец. Не каждый позволит себе такую „аморальность“, но лично я считаю, что ничего пошлого в тверке нет. Это ведь не порнуха какая-то — его просто нужно уметь танцевать. Есть огромная проблема: девушки иногда выходят на баттлы и танцуют, откровенно говоря, похабщину. Но я развиваю направление именно как технику эстетического владения собственной попой». Корреспонденты KYKY побывали в студии танцев и фитнеса Zames Studio, чтобы посмотреть на тренировку первой в Минске танцевальной группы по bootyshake, известному также как twerk.

В просторном зале с зеркалами танцует два десятка очень разных, красивых и улыбчивых девушек. Нам повезло: мы первые парни на минских занятиях тверком. Сначала девушки тушуются, но через десять минут забывают о нас и увлекаются ритмом движения. Четкие движения бёдрами под модный хип-хоп, признаться, завораживают: от танцующих просто глаз не отвести. Хореограф Александра, или просто Alex, под свежий сингл Ники Минаж учит танцоров, что попой нужно двигать правильно — «так, чтобы вы почувствовали все свои мышцы». Александра с ходу даёт танцорам приличные нагрузки; к концу тренировки в зале пахнет, как в тренажёрке. После занятий ловим кое-кого из танцоров и спрашиваем, почему они решили заняться тверком. Девочки немного теряются и отвечают односложно, так что за всех отдувается Ксения:

«Наогул я танцую ўсё жыццё. Мяне з пяці год аддалі на народныя танцы, а потым я пачала займацца хіп-хопам. З-за паступлення і ўсяго, з ім звязанага, мне прыйшлося гады на два забыцца пра заняткі, але потым я знайшла майго трэнера, Аляксандру, знайшла дэнсхол — і ў мяне пачалося каханне з дэнсхолам! Вось займаюся ўжо год-паўтара, і Аляксандра вырашыла нас парадаваць bootyshake'ам. Спачатку яна набрала групы на інтэнсіў — тры разы на тыдзень заняткі, і гэта было насамрэч вельмі жорстка, таму што яна вельмі сур'ёзны трэнер і нікому не дае спуску. Мне вельмі падабаецца сам напрамак. Па-першае, ён вельмі развівае, скажам так, жаночую частку цела — ногі, таз, розныя мышцы інтымнага плана. Па-другое, тут можна быць рознай, як і ў дэнсхоле: можна — сэксуальнай, можна — жорсткай. Я лічу, што любая дзяўчынка ці жанчына можа пад свой характар тут знайсці тое, што ёй трэба».

Александра (Alex) Бутько, хореограф, тренер по дэнсхоллу и тверку

KYKY: Расскажите, откуда взялся bootyshake.

Alex: Bootyshake — это направление, которое вышло из религиозного танца. После молитв и ритуальных напевов в баптистских церквях, да и во время этих напевов, афроамериканцы и афроамериканки танцевали с очень активным использованием бёдер. Многие считают, что twerk — это просто абстрактный набор движений, но на самом деле у этих движений есть свой глубокий подтекст, серьёзная предыстория. Сам по себе bootyshake, он же twerk, очень сильно подвержен влиянию дэнсхолла. Дэнсхолл — это ямайский современный танец. В рамках этого направления существует dancehallqueenstyle, в котором активно используются разнообразные тряски: с элементами акробатики, стоя на голове, с прыжками в шпагат. На данный момент, в современном мире twerk — это техника владения своими ягодичными мышцами. Эта техника может быть использована везде — и в дэнсхолле, и в бразильских танцах, и в афро, и в реггетоне. Это достаточно обширное направление — не то чтобы отдельный танец, а именно техника танца попы.

KYKY: Кто приходит на занятия по тверку? Люди, которые занимаются другими направлениями — или больше таких, которые интересуются конкретно booty?

Alex: Чаще люди приходят конкретно на тверк. Звонят, говорят: «Мы в первый раз, никогда и нигде раньше не занимались». Многие девочки, которые занимаются в сегодняшней группе, — абсолютные новички. Интересно, что в моих группах есть возрастные женщины — и у них очень неплохие результаты, к тому же им безумно нравятся занятия, они прям раскрываются, уходят от всех своих проблем. Вообще, люди приходят абсолютно разные. Летом я проводила первый курс по тверку — двухмесячный интенсив с занятиями три раза в неделю. Результат, которого мы достигнули за эти два месяца, меня саму порадовал. Я очень жёсткий тренер, конечно, халтуры у меня не проходят ни в коем случае, я очень жёстко за этим слежу, я практически стою над танцорами с плёткой, ругаю их очень сильно, если они ленятся и что-то не делают. Может, поэтому и есть результат. На самом деле, чисто физически занятия — это очень тяжело. Надо осознавать, что без физического напряжения не получится ничего.

KYKY: Ваша школа запустила направление bootyshake первой в Беларуси?

Alex: Скажем так — конкретно в Минске мы первые. Есть ещё Гродно — там есть очень хороший преподаватель Ольга Лета. Я хожу на мастер-классы, да и сама их организовываю вместе с нашей студией танцев, и могу сказать, что среди коллег нет ни одного преподавателя, которые сейчас учит booty. Случается, что человек посмотрел в интернете какие-то видеоролики, сделал для себя выводы — правильные, неправильные, это пусть он сам судит — и после этого говорит: «Вот, смотрите, я преподаю bootyshake». А реально этот человек зачастую даже понятия не имеет, что это такое на самом деле. Глубоко подхожу к вопросу в Минске одна я, к сожалению. Но мне очень хотелось бы, чтоб таких людей было больше.

KYKY: А у кого учились вы? Как пришли к тверку?

Alex: Я начинала с дэнсхолла, а потом сама начала развивать twerk — это направление мне понравилось много лет назад. Оно всегда проходило совместно с дэнсхоллом, но именно для себя я вычленила его отдельно, начала изучать конкретно. Посещала мастер-классы — только так, обучаясь у именитых танцоров, можно поднять собственный уровень. А поскольку в Беларуси танцоров booty высокого уровня нет, ходить, собственно говоря, было не к кому. Приходилось ездить: Москва, Питер, кого-то привозили сюда. Я изучила очень много разных видео, отбирала, основываясь на своём опыте. Когда есть опыт, то сразу ощущаешь, насколько адекватные люди танцуют, видно, что можно взять для себя.

KYKY: Многие относятся к направлению с определённым скепсисом. Можете объяснить им, почему bootyshake — это хорошо?

Alex: Во-первых, это безумно сексуальный танец. Конечно, не каждый себе позволит такую «аморальность», но лично я считаю, что ничего пошлого в тверке нет. Это ведь не порнуха какая-то — на самом деле, это очень эстетичный, красивый танец, его просто нужно уметь танцевать. Есть такая огромная проблема: девушки иногда выходят на баттлы и танцуют, откровенно говоря, похабщину. Но я развиваю направление именно как технику эстетического владения собственной попой. Это же замечательно, когда девушка стройная, подтянутая — а у неё ещё и попа классная. К слову о проводимых мастер-классах и фестивалях: мы вскоре будем проводить фестиваль «Zames Shake». Привозим замечательную девушку из Питера, Сашу Пирогову — хореографа, танцора, Dancehall Queen 2012 России, участницу «Танцев» на ТНТ. Саша — очень талантливая и очень позитивная девушка, один из моих танцевальных кумиров в направлении. Она даст в Минске трёхчасовой мастер-класс по bootyshake и дэнсхоллу, плюс будет судить соревнования.

Саша предложила — как раз потому, что она против похабщины в танцах — интересную систему отбора: вместо обычных батлов, когда девочки выходят и начинают друг друга водой поливать, срывать майки, будет сделан упор на технику. Сам фестиваль пройдёт у нас в школе. Мы не хотим, чтобы люди пришли и просто смотрели батл за батлом в ожидании финала, потому постараемся сделать всё веселее. Будут какие-то развлекательные перерывы, мини-шоу от других школ танцев, мы притащим сюда свет, всё время будет играть DJGexider, чтобы люди могли потанцевать, почувствовать атмосферу, да и просто повеселиться, потусоваться. Надеюсь, что всё будет круто.

KYKY: Мне кажется, большинство людей, которые знают слово twerk, узнали его благодаря Майли Сайрус. Девушки тоже приходят на занятия в том числе из-за неё?

Alex: Нет. Я даже никогда не проводила параллелей между тверком и Майли. У неё как такового тверка нет — просто в одном клипе были какие-то элементы, и все сразу решили, что это и есть тверк. А сколько раз Рианна это делала, или Бейонсе, или Шакира, никто уже не считает. Рианна использует элементы ямайских танцев в хореографии и клипах, и booty, кстати, у неё очень круто получается — в этом плане она молодец.

Вот кто первый это начал — Рианна и Бейонсе. А Майли Сайрус просто подсела на эту волну.

Если посмотреть практически любой модный клип, в нём обязательно будет хотя бы минимум афроамериканских ягодиц, хотя бы мельком потряхивающихся в такт музыке где-то в кадре. Один из известнейших современных диджеев, Major Lazer, выпустил песню «Bubble Butt» — песня и клип к ней массово разошлись, и они конкретно про bootyshake. Тверк — это тренд. Популяризация в масс-медиа вызвала огромную волну интереса.

KYKY: Вы уже неоднократно упоминали о прямой связи booty с чёрной культурой. А у белых девушек получается хуже?

Alex: Особенность афроамериканок заключается в том, что они танцуют с детства. Некоторые говорят, что у них это в крови заложено, но на самом деле, если мы своих девочек будем с трёхлетнего возраста этому учить, не стесняться, не считать это вредным для них и пошлым, то, когда они вырастут, они будут делать тверк так же круто, как и афроамериканки. Другое дело, что у нас это не принято, не развито, а у них это считается нормой. На ютубе легко найти видео, где маленькие трёхлетние девочки уже пытаются делать bootyshake, хотя ещё и ходить еле умеют. В России очень много девушек, которые нереально круто владеют своим тазом. Одна из самых запоминающихся — София Бачу, высокая и худая-худая, 47 или 49 килограммов. Все говорят, что для тверка нужна большая попа и чёрная кожа — и вот есть Софи, худая и белая, и она опровергает все эти предрассудки, поскольку делает bootyshake ничуть не хуже, чем любая афроамериканка.

KYKY: А как вообще в обществе приживается направление? Как реагирует большинство?

Alex: Всем нравится! У нас проходили уличные тренировки — «Zames Weekend», где люди могли бесплатно ознакомиться с booty, попробовать себя. Разумеется, в первую очередь останавливались мужчины! Я думаю, что какое-то удовольствие они от этого получили — эстетическое, визуальное. Рядом тусовалась компания тинейджеров по 13–14 лет. Первые минут 15 смеялись, а потом я смотрю — стали в задних рядах и танцуют с нами! Люди интересуются, многие хотят делать тверк. Но есть внутренние границы: люди думают, можно им попробовать это или нельзя, «а что остальные скажут о том, что я тут попой трясу». Да не надо бояться, надо просто делать, если нравится! И ни на кого не смотреть. На пилоне ведь не боятся заниматься, вон сколько теперь школ. А пилон — это ведь всё-таки стриптиз. А мы не раздеваемся, мы вполне прилично одеты — как правило, в леггинсах. Это на тренировках шортики короткие, чтобы девочки чувствовали себя, чтобы я видела, как они работают.

KYKY: А парни никогда не приходили заниматься?

Alex: Если честно, я, наверное, буду не очень рада, если захотят. Я не то чтобы этого боюсь, но считаю, что это немного стрёмно. Тверк должна делать девушка — это моё личное мнение, я не хочу обидеть ни меньшинства, ни кого-то ещё, но на самом деле, это женский танец. Но если наберётся группа парней, которые не будут боятся, мы их соберём и откроем первую в Беларуси группу по мужскому тверку!

Мария Сказка, директор ZamesStudio

Мария: Вообще, студией я занимаюсь давно, уже года четыре, и у нас едва ли каждый день что-то появляется и так же быстро исчезает. Все время хочется показать людям что-то новое, показать, что есть не только привычные танцевальные стили, которые все видят уже много лет. Абсолютно случайно мы познакомились с Сашей, и она воплотила мою мечту в жизнь — стала хореографом по дэнсхоллу и по тверку. Мы скооперировались, объединились, и это переросло в нечто большее: теперь мы занимаемся студией вдвоём. Мы будем разрастаться и постепенно приучать людей к тому, что есть что-то отличное от стрип-пластики и гоу-гоу.

KYKY: А какие-то ограничения по возрасту танцоров вы ставите?

Мария: Вообще — да, потому что bootyshake — всё-таки танец 18+. Мы стараемся не брать шестнадцатилетних девочек на это направление, потому что у них ещё не закончилось формирование тела. Это выглядит даже немного странно, когда маленькая девочка пытается что-то подобное изобразить. В таком возрасте девочки обычно идут в другие группы, например, на дэнсхолл — в него ведь тоже входит booty, просто его не так много. Они учатся, но постепенно, без откровенных движений. Саша за этим следит, да и сами девочки понимают, что хотят разработать тело, научиться движениям, никаких границ они не переходят. Потом подрастут — перейдут. А больше никаких ограничений нет. Звонят и записываются женщины старше 40, и мы их с удовольствием принимаем.

К сожалению, в нашей стране люди даже в 29 спрашивают: «Может, я старый?» Человек решает, что он не стар для того, чтобы сидеть дома на диване, но стар для того, чтобы двигаться — это очень печально.

KYKY: Люди приходят на booty именно с целью танцевать — или как на занятия по разработке конкретных мышц?

Мария: Вообще, у нас студия фитнеса и танцев, поэтому люди, которые хотят привести себя в форму, чаще идут на фитнес-направления: пилатес, зумбу, стретчинг. На танцевальные направления люди приходят по разным причинам. Именно научиться танцевать, к сожалению, приходят немногие. Многие просто хотят себя чем-то занять, кто-то приходит, потому что это модно — увидел, что друзья занимаются, и тоже захотелось. Дамы 30–40 лет в основном приходят именно с целью привести себя в порядок. Некоторые приходят с целью связать свою жизнь с танцами; многие девочки, которые у нас занимаются, потом находят себе работу в клубах, и мы этому тоже всячески способствуем.

KYKY: А куда можно пойти с этими направлениями танцев — тверком, дэнсхоллом?

Мария: В каждом направлении есть активная группа людей, по которым видно, что им это действительно нужно — и из них мы формируем танцевальные коллективы. Вот у нас есть коллектив Sweet Sensi — это как раз bootyshake/dancehall коллектив. Они выступают в клубах, на вечеринках, на различных концертных площадках, в гипермаркетах. Если человек хочет заниматься танцами на уровне выше любительского, мы даём для этого все возможности. Когда человек достигает определённого уровня, он уже сам может ездить и давать мастер-классы, учить других. Для кого-то танцы — это основной вид деятельности, что, несомненно, здорово. Но это очень сложно в нашей стране, потому что люди зачастую вообще не понимают, зачем им платить за танцы.

Когда растут цены в магазине, они не удивлены. А когда поднимаешь стоимость абонемента на 50 тысяч, потому что растут цены на коммунальные услуги и аренду, многие устраивают чуть ли не истерики.

Трудно объяснить им, что танцы — это тоже труд, причём огромный, ведь хореограф делится с вами своим опытом, пытается вас сделать лучше. Поэтому зарабатывать танцами тяжело, но у нас есть люди, у которых это неплохо получается.

Мы вообще бы хотели как можно больше людям рассказывать и показывать. Почему люди даже на бесплатные тренировки не могут прийти? Внутри там у них что-то сидит и им мешает. Есть вот открытые тренировки, за них даже платить не надо — просто принеси себя и занимайся. Но народ пока этого не понимает.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Мне было бы стыдно фотографировать обнаженных мужчин»

Секс • Катерина Яриванович

«Если выключить эмоциональный аспект, который связан с семьей, и объективно оценить возможности для личностного роста, то конечно, Беларусь выглядит очень непривлекательно. Смелость быть собой в Беларуси наказуема». Фотограф Полина Рябцева начинала в команде основателей KYKY. Сейчас она живет в Лос-Анжелесе и с удовольствием делится информацией о том, чем фотограф из Минска может зарабатывать на жизнь в Калифорнии.

Новое
Популярное