Ирина Налимова: «Бродский - это безусловное «сразуда»

Секс • Ирина Налимова
Дизайнер интерьеров «News Cafe», «Bistro de Luxe», «Grand Cafe» Ирина Налимова рассказала, как у женщин формируется желание переспать с кем бы то ни было, и в чем вообще смысл случайного секса.

Дизайнер интерьеров «News Cafe», «Bistro de Luxe», «Grand Cafe» Ирина Налимова рассказала, как у женщин формируется желание переспать с кем бы то ни было, и в чем вообще смысл случайного секса.

Ирина Налимова

Сама мысль переспать с кем-то, не раздумывая, у женщин работает не так, как у мужчин. Допустим, мне в 16 лет нравился актер Вячеслав Тихонов в «Семнадцати мгновениях весны». Я хранила его фотографию из журнала «Огонек» в учебнике литературы. Позже у меня уже не было таких стремлений — скажем, нравится Колин Ферт в фильме «Король говорит», этот типаж, но у меня никогда не возникала в голове мысль заняться с ним сексом. Это как две блондинки в кафе. Одна говорит: «Хочу выиграть миллион». Вторая: «Не, миллион — это нереально». Вот о том, что нереально, я не особенно задумываюсь. Большинство нормальных адекватных женщин в мужчинах возбуждает не внешность или глубина глаз, не то, как он одет, причесан и насколько он стильный — это имеет третьестепенное значение, потому что интересна прежде всего игра ума, а для того, чтобы оценить своеобразность суждений или чувство юмора, нужна не одна встреча и беседа. Именно поэтому редкие женщины идут на секс сразу. Хотя у меня в жизни было пару спонтанных историй. Я прекрасно понимала, что за этим не стоит никакого продолжения, но эти люди меня увлекли своей энергией. Кроме того, существует ряд условностей, которые могут быть как запрещающими, так и спонтанно разрешающими. Помимо восхищения личностью должно появиться еще что-то: либо запах, либо какая-то тактильность, которая тебя окончательно выведет на эту кривую.

Нужна ли мужчине классическая красота

Понятно, что классический красавец — это Аполлон Бельведерский, либо те образы, которые писал Микеланджело на потолке Сикстинской капеллы. Я изучала историю искусств и анатомию, а потому понимаю, что Тихонов и Колин Ферт несовершенны. Тихонов, конечно, считался засписным красавцем, но думаю, он вовсе не идеален. Почему? У него слишком нервные, рваные ноздри и слишком надломленный вид: у Тихонова всегда выражение лица было тревожным. И это привлекает. Если у человека на лице написан некий жизненный опыт, не важно, какой, тебе интересно: что же он знает такого, чего не знаю я?

Вячеслав Тихонов

У Ферта же типичное островное лицо: слишком тонкие губы, выдающийся и в то же время сплющенный подбородок, длинноватый нос, и он слегка сутулится. Точно не красавчик. В нем просто есть безусловная мужественность, основанная не на мускулах и мачизме, а на явной сдержанности и страстности. Кроме того, он внушает доверие. Ферт выглядит надежным — вот это заводит и привлекает. На биологическом уровне в женщине заложено думать о том, насколько красивые, интересные и необычные будут дети с этим партнером (даже если она вообще ни секунды об этом не думает).

Колин Ферт 
Рожать ребенка просто от красивого экземпляра смысла нет. Мы ищем комплексного решения. При этом могу сказать, что из моих нескольких мужей и прочих длинных историй не было никого, кто был бы категорически несимпатичным. Чтобы я cосредотачивалась на уродах — такого, конечно, нет.  

Но если в условном экземпляре мужской породы есть еще что-то, допустим, чувство юмора, неожиданность жеста или быстрота реакции — тогда я начинаю обращать внимание: «А, так он еще и симпатичный». В противном случае я как художник, может, полюбуюсь чистотой черт или красотой осанки, но, вряд ли это меня сподвигнет на дальнейшее развитие событий. Тот же Бред Питт — пример идеальной внешности, за которой ничего нет. У него правильные пропорции фигуры и лица, он достаточно развит, но он меня никак не трогает.

Джонни Депп намного интереснее. Видно, что это человек явно неоднозначный, сложно-сочиненный внутри, не сильно порядочный и правильный. Это тоже чаще всего женщин заводит, потому что с ним будет как минимум не скучно. Женщине не должно быть скучно, она желает развлекаться. Хотя в Джонни Деппе нет ни грамма надежности. Поэтому я не могу сказать, чтобы до смерти его хотела, и тут же согласилась бы с ним переспать. Зато Колин Ферст внушает это ощущение: мало того, что дети будут умные, высокие и интеллигентные, но отец еще и при этом про них не забудет. А вот от Джуда Лоу идут мощные флюиды ненадежности, будто на него рассчитывать вообще ни в коем случае нельзя. Может быть, его имидж испортили фильмы? И хотя Лоу явно меня старше, он вызывает у меня ощущение балованного ребенка, а мамочкой я даже своему сыну никогда не была — мы сразу были друзьями.

Незнакомец как персонаж

Но вернемся к игре ума и тем чертам характера, которые могут быть привлекательны в мужчинах. В нашей белорусской городской реальности так устаешь от того, что все знаешь все про всех, так что любопытства не возникает. Тебе уже заранее скучно, все предопределено. А потому существует такой персонаж, как «незнакомец». Мужественность, легкость общения, нрав и подвижный ум — на мой взгляд, эти составляющие скорее свойственны южным народам. Итальянцы, испанцы (ни в коем случае не греки) — так называемые старые нации, которые с рождения смотрят на красоту пейзажа, архитектуры и искусства, а потому пропитались ею по праву рождения. Чем бы ни занимались мужчины из старых наций, условно, бизнесом, медициной или музыкой, они быстрее попадают в категорию «сразуда», чем представители северных наций. Тебе хочется этого солнца, его энергии, потому что здесь ее явно не хватает. Ты, недополучая энергию здесь, берешь ее внутри себя, и постоянно тянешь себя за косичку. И, если видишь такого персонажа, тебе он априори приятен. У меня был такой случай, не единичный, просто яркий. Я с двумя детьми, племянником и сыном, приехала из Формии на поезде в Рим. В Риме у нас был самолет. Мы бросили вещи на вокзале, и отошли совершенно недалеко по улице к какой-то траттории. Я отправила ребят глянуть меню и цены, а сама осталась возле входа.

Ирина Налимова 

Была с дороги в мятой юбке и серой майке, с рюкзачком за плечами и совершенно без макияжа. Просто стояла, курила и рассматривала улицу за церковью Санта-Мария—Маджоре… И навстречу мне вниз по улице шел персонаж. Молодой парень, на вид лет 27–28, типичный итальянец, кудрявый и загоревший, с синими глазами, в голубой рубашке с закатанными рукавами и вытертых джинсах, он бодро спускался вниз по улице. Когда он попал в мое поле зрения, я увидела, что он идет и улыбается. Я улыбнулась ему в ответ, и он, проходя мимо, на мгновение приостановившись, просто сказал: «Che bella!» и воспроизвел один из тех характерных, чисто итальянских жестов руками и мимикой одновременно, обозначающих искреннее восхищение. В этом было то, что они дают любой женщине. Эти мужчины искренне восхищаются женской идентичностью и красотой — совершенно спонтанно, очень часто не преследуя никаких целей. Просто для них это момент счастья: они увидели солнце — класс, на море волны — прекрасно, красивая женщина — великолепно. И в этом благодать, потому что женщины нуждаются прежде всего в восхищении, а потом уже в заботе. Такая мощная энергия идет от этих людей, в том числе в этой их «навязчивости» — они изначально настолько любуются женской красотой, что тебя это не может не сбивать с толку. Хотя единственное, чего они не вызывают — это ощущения надежности. Но, тем не менее, я знаю много браков — девушек, которые вышли замуж за итальянцев и испанцев, и прекрасно себя чувствуют в этих отношениях.

Смысл случайного секса

Есть такая штука, чисто женская — я должна быть уверена, что с этим случайным сексом мне будет лучше, чем без него. Что он мне ничего не испортит, скорее, улучшит в жизни. Это как одна моя подруга принимает решение о покупке новых туфель. У нее их и так уже очень много, и она рассуждает просто замечательно: «А эти туфли изменят кардинально мою жизнь? Стану ли я счастливее?» Если да, то она их покупает. Мы в подсознании все хотим быть счастливыми, никто из нас не хочет страдать. Понимаете, институт морали был придуман церковью, чтобы заковать отсталые слои общества в некие рамки. Понятно, что у людей образованных и интеллигентных и так существуют безусловные табу в голове типа — не убий, не прелюбодействуй, не воруй. Им не нужны рамки, навязанные кем-то. Мораль нужна отсталому большинству, и благодаря давлению общества, т. е. большинства, человек, который выбирает путь, несогласный с требованиями морали, к сожалению, несчастен. Он уникален, и следовательно, давление на него в тысячи миллиарды раз больше, чем на того, кто следует правилам. Чем привлекает случайный секс? Тем, что ты не будешь об этом человеке думать, переживать, что он тебе изменил или что у вас не будет совместной жизни, он сказал тебе что-то ужасное, что тебя оскорбило и унизило, и ты чувствуешь себя разбитой — этого всего не будет, потому что это случайная одноразовая встреча.

Но в то же время… 

Дева тешит до известного предела

Иосиф Бродский

Напоследок про любимого мною Бродского. Бродский — это безусловное «сразуда». Меня потрясает игра его ума: насколько он глубоко и неоднозначно мыслит. Если бы мне повезло, я бы не сомневалась ни секунды. Просто потому, что уверена: секс — это обмен энергией, а если у тебя есть возможность обменяться энергией с такого рода гением, то все остальное вообще не имеет значения. У Бродского есть мое любимое стихотворение «Письма римскому другу». Речь идет о том, что любовь телесная не дает такого оргазма и счастья, как любование картиной, стихами, музыкой или знание, которое гораздо сильнее вводит в состояние эйфории и безумного блаженства.

Дева тешит до известного предела —

дальше локтя не пойдешь или колена.

Сколь же радостней прекрасное вне тела:

ни объятья невозможны, ни измена!

Он пишет о том, что там нет боли. А ведь любовь и страдание в нас где-то запрограммировано. Если мы летим, у нас оргазмы, и мы с ума сходим от этого человека, обязательно присутствует сомнение и страх потерять это. И вот это «сколь же радостней прекрасное вне тела: ни объятья невозможны, ни измена» — очень мощно, я с этим абсолютно согласна. Телесное — это неполноценный кайф, потому что он действительно «до известного предела». Если при этом нет всей гаммы ощущений с этим человеком, секс не может быть офигенным. Секс — лишь часть процесса, причем, не самая главная.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Секс-тренер: «Я девчонкам говорю: руки, губы, язык - вот наши инструменты!»

Секс • Соня Белоручкина

На мастер-класс я опоздала. Пришла к разбору шапок: из черной комнаты в типичном ДК (похоже на помещение для фотоклуба) выходили женщины. Не модельного вида - обычные белорусские тетушки. Только взгляды были необычные: не потухшие, как у людей в метро, но и не горящие, как у подростков - скорее, во взглядах было пополам тайны с надеждой. После окончания занятий секс-тренер Марина Кахановская закрыла на ключ чемоданчик с фаллоимитаторами на присосках, которые она называет «шуриками».

Популярное