Секс по работе. Можно ли с клиенткой, секретаршей, героем интервью или активистом партии

Секс • Алиса Петрова
В некоторых профессиях секс на рабочем месте – за гранью этики. KYKY спрашивает у бизнесмена, музыканта, фитнес-тренера, журналиста, психолога и бывшего политического активиста, при каких условиях можно переспать с человеком, с которым вроде как спать нельзя, ибо «сами по себе отношения начальника и подчиненного – это легкое садо-мазо».

Журналист + интервьюируемый: «Я бы не стала этого делать, только если бы работала с политиками»

Журналист Людмила Погодина: «Чтобы переспать с героем интервью в моем случае никаких дополнительных условий не надо. Интервью нередко проходят в интимной обстановке – в гримерках, номерах отелей, в кафе или в гостях. Никто со свечкой не стоит – хочешь спи, хочешь работай. Около 80% героев я выбираю себе сама, большинство из них – это музыканты, актеры, режиссеры, порнографы, театралы и прочая творческая братия обоих полов. Очень харизматичная, талантливая и привлекательная. Даже напиваться не надо, чтобы это понять. Между нами – только вопрос взаимности. И часто не разберешь, кто с кем флиртует. Взять мое недавнее интервью с Fat White Family. От них можно было ожидать чего угодно, но я оказалась не готова, когда через десять минут после того, как мы начали разговор, Натан (клавишник группы) уже звал старшего брата и орал: «Лиас, Лиас, слышишь? Она просит меня поцеловать! Три минуты как начали, а интервьюер просится меня поцеловать в ответ на вопрос, реальный ли я!» Тут в дверях появляется опасный вокалист FWF, по совместительству – старший брат моего героя, и с серьезным видом говорит: «Ты осознаешь, что мы можем тебя уволить за это?» К счастью, меня не откуда увольнять, а то я бы заволновалась.

Меня часто подозревали в том, что одними разговорами тут дело не ограничивается. Женя Каменко и Оля Римша – одни из первых редакторов, с которыми я сотрудничала, называли жанр, в котором я работаю, «флирт-интервью» и верили, что каждый такой текст заканчивается сексом.

Их можно понять. Я часто влюбляюсь в своих героев. Более того, я это культивирую. Например, стиль Ярослава Могутина делает интервью еще более остросюжетным, если его герой постоянно пытается Могутина трахнуть. Это захватывающее чтиво, и автор отлично обыгрывает контекст. А спим мы с героями или не спим – это вообще не важно, этических барьеров как таковых здесь нет. Я бы не стала этого делать из принципа, только если бы работала с политиками. Чтобы никто никого не взял за яйца. Если текст от этого выиграет (имею в виду не скандал, а эмоциональный накал) – я не против. Но у меня лучше получается, когда в разговоре есть вожделение и легкое чувство недосказанности. Если кто-то обнаружит, что лучше пишет интервью во время секса, значит, надо спать с героями. Главное – не разорять чужие гнезда. Хуже всего в тексте – безразличие. Интервью без чувств превращается либо в плохое интервью, либо в набор фактов.

Канье Уэст и Ким Кардашьян для  Harper

Что касается меня. Первое интервью я провела в 2003 году, и одним из подопытных стал мой, на тот момент, кавалер – музыкант и рок-н-ролльщик. Понятно, что у нас с ним все было, но к интервью это не имело никакого отношения. За последние 13 лет таких интервью было от 100 до 300 штук. Были ли мои герои интервью героями моих эротических фантазий? Да. Но в какой-то момент я обнаружила, что все-таки не сплю с теми, с кем делаю интервью. Как побочный эффект – не делаю интервью с теми, с кем сплю. Заинтересованным лицам приходится делать выбор».

Политик + член партии: «Секс председателя партии с активисткой не противоречит идее перемен в Беларуси, правда?»

Бывший политический активист Иван Шило: «Секс между членом партии и политиком может быть при любых условиях. Два человека в клубе могут переспать, потому что у них симпатия, алкогольное опьянение, или просто одиночество – те же факторы действуют на партийных. Я мог бы сказать сакральную фразу «если это не повредит делам партии», но мне бы стало стыдно. Секс может быть не разовым, а перерасти во что-то более интересное. А разве партия – это так интересно и на всю жизнь? Конечно, нет. Я имел отношение к разным беларуским партиям, не могу сказать, что это у нас редкость. В этом плане партийная система у нас не сильно отличается от того, что я видел в Польше – там тоже люди спят друг с другом.

Беларуская партия – это добровольная вещь. Они непривлекательны для людей: тут не платят денег, и членство в них ничего не дает. О партиях нужно говорить как о группах по интересам, чуть более увеличенных диссидентских кружках. Поэтому с дисциплиной там проблемы. Если кого-то выгоняют, то, скорее, врагов и конкурентов, чем тех, кто реально нарушает дисциплину. Лишаться двух активистов, которые переспали? Нет, извините. Секс может быть репутационной проблемой, но вопрос, как относиться к репутации. Помните, в России была ситуация, когда подсадная агентка спала с разными оппозиционными активистами? Илье Яшину даже двух девушек прислали, но он свободный молодой парень, и это не было проблемой для него. Агентка спала с Шендеровичем, с Эдуардом Лимоновым – хоть у обоих есть жены. Но это не значит, что на этом закончилась история демократической оппозиции в России – ну, переспали и переспали. Гораздо большая проблема будет, когда политик попробует дать взятку ГАИшнику. А ведь секс – нормальная общечеловеческая практика, иногда приятная.

Фото: Tony Ray-Jones

Секс председателя партии с активисткой не противоречит идее перемен в Беларуси, правда? Многие идеи либеральных партий как раз и говорят о свободе выбора, в том числе сексуального (если не нарушается возраст согласия). Но я против измен. В то же время не надо рисовать образ молодой активистки, которая приходит, видит лидера партии и только это становится поводом для секса. Не надо рисовать стереотип, что они пользуются своим положением – иногда есть просто чувства».

Босс + секретарша: «У нас 90% бизнесменов изменяют своим вторым половинам, и при этом 75% из них делают это регулярно»

Бизнесмен, пожелавший остаться анонимным: «Давайте представим, что молодой босс (в социальном плане) только-только начал из себя что-то представлять, только залез на какую-то вершину бизнеса – ему ещё всего хочется. У него самого в голове готовый сюжет из порнофильмов, он к нему готов. И приходит секретарша, которая на него смотрит воловьими глазами в режиме «приказывай мне». Специфика работы предпринимателя (особенно в нашей стране) предполагает отсутствие ограничений в голове – в том числе касательно таких вещей. У нас 90% мужчин изменяют своим вторым половинам, и при этом 75% из них делают это регулярно. Сами по себе отношения начальника и подчиненного – это легкое садо-мазо. Поэтому «босс и секретарша» – изначально легкая история. Но когда один заряжен на то, чтобы подчинить, и ради таких моментов лезет на вершину бизнеса – это нездорово психически. Интересно высказывание Тайгера Вудса, которого уличили в 260 изменах при живой жене. Когда у него спросили, зачем он это сделал, он сказал: «Я считал, что наконец-то имею на это право». То есть нездоровый психически человек пёр на вершину успеха, в том числе ради того, чтобы вдоволь «натрахаться». В такой версии – когда мужчина хочет удовлетворить свои детские комплексы или амбиции – это, конечно, не может продолжаться долго. В то же время такие истории живут и процветают.

Но в жизни бывают и здоровые истории, когда помощница или секретарь становится подругой на всю жизнь – из-за нее босс разводится с женой и живет 30 лет. Отношения между начальником и секретарем – это отношения «снизу вверх». В таких отношениях мужчине удобно. Его обслуживают и смотрят как на «великого босса», а дома он все тот же козел, который женился и не создал счастливой жизни. Понятно, что такая история заканчивается, а рабочая – перерастает в историю всей жизни. И всем в ней комфортно, кроме бывшей женщины, которой сказали: «Знаешь, у меня есть и получше».

Тренер + девушка из зала: «Иногда вижу какой-то тренажер, и сначала представляю, в каких позах на нем удобнее всего трахаться»

Инструктор по фитнесу Андрей Ткачев: «Субординация между клиентом и тренером размытая. Принципов и табу нет – зависит от человека. История, что девушка пришла на занятие к тренеру за сексом, достаточно распространена, но, пожалуй, излишне гиперболизирована. Сейчас тема здорового образа жизни набирает обороты, и многие начинают задумываться о том, чтобы хорошо выглядеть и быть здоровыми. Поэтому в большинстве своем в зал приходят за профессиональной помощью и поддержкой, нежели ради плотских утех. Хотя некоторые дамы признаются, что состояние эйфории после хорошей тренировки сравнимо с состоянием после оргазма. У женского пола бывает интерес к тренерам, потому что эти люди всегда в хорошей физической форме и имеют повышенный уровень тестостерона. Девочки могут сколь угодно долго рассуждать о том, что в мужчинах для них главное поступки. Но что-то мне подсказывает, что в своих сексуальных фантазиях они представляют себе грубого накачанного варвара, а не скромного мямлю с букетом цветов и пивным животиком, заискивающе заглядывающего им в глазки.

Кадр из сериала «Игра престолов»

Я лично все-таки стараюсь разделять: мухи – отдельно, котлеты – отдельно. И сразу вижу, когда приходят именно соблазнить-потрахаться. Стараюсь эту историю пресекать. Как правило, такие девочки уже имеют тренировочный опыт, и у них деформировано восприятие парней. Они оценивают их сквозь призму своего увлечения, и для них спать с парнем без кубиков пресса – моветон, и они ищут «себе подобных». Однако если девушка продолжает настаивать, а у меня есть взаимный интерес – то почему нет? Но за пределами работы. В зале мы находимся в отношениях «тренер-клиент». Совру, если скажу, что тренеру не может понравиться девушка из зала. Все мы люди. Если человек понравился, ты выказываешь симпатию. Делаешь какие-то шаги навстречу. Если есть взаимный интерес – продолжаешь, если нет – остаешься профессионалом, прежде всего. Есть у меня один пунктик в жизни, который я уже несколько лет хочу осуществить — секс в тренажерном зале. Иногда вижу какой-то тренажер, и сначала представляю, в каких позах на нем удобнее всего трахаться, а потом уже думаю, как бы на нем эффективнее потренироваться».

Психолог + пациентка: «Сексуальный интерес к психологу настолько естественен, что радоваться тут вообще нельзя – бесполезно»

Сексолог Павел Зыгмантович: «Психолог и клиент не могут переспать ни при каких условиях. Это категорически недопустимо. Если это происходит, тогда клиент сразу перестает быть клиентом. А если вдруг это случается в процессе терапии – и не дай бог на диванчике к кабинете психолога – это серьезное нарушение профессиональной этики. Пожалуй, в нашей профессии это самое жестокое нарушение, которое только можно себе представить. Если я начинаю с клиентом сексуальные отношения (больше скажу – даже дружеские), это может серьезно ухудшить процесс терапии и навредить ему. Человек может сделать плохие выводы для себя. Например, «только психолог на меня и посмотрел, он со мной из жалости». Или, наоборот, пациент решит, что это навсегда, а для психолога это был случайный секс – и у человека все мечты рухнут. То есть он обратился за помощью, а ему вместо решения проблем создали новые. На практике встречается, что психолог и клиент стали встречаться после того, как закончили терапию. Это плохо – психолог должен себя держать в руках.

Сексуальный интерес к психологу настолько естественен, что радоваться тут вообще нельзя – бесполезно. Этот интерес вызван не самим психологом, а ореолом по отношению к нему. Клиенты стараются понравиться психологу, наделяют его чертами, которых у него может не быть, идеализируют и, конечно, могут влюбиться. И если психолог этим пользуется, значит, он категорически не понимает своей профессии, ему не вдолбили, что этим нельзя пользоваться. Это как у ребенка конфетку отнять – некрасиво. Такая же халатность, как если акушер не помоет руки перед родами.

Если психолог понимает, что ему нравится клиент, ему нужно серьезно подумать, что происходит. Он не выспался или заболел? Если клиент очень нравится, можно ему об этом сказать – иногда это хорошая тема для работы с пациентом. Но важно смотреть, будет ли признание клиенту помогать или вредить. Если есть сомнения, что это навредит, лучше не говорить. И если обсудить это нельзя, а интерес есть – лучше закончить работу. Но причину сказать надо – сохранять это в тайне нельзя».

Музыкант + фанатка: «Тратить время, чтобы просто потыкать в человека своим «нефритовым жезлом», уже неинтересно»

Саксофонист Павел Аракелян: «На самом деле, музыканты этим регулярно пользуются. Субординации нет. Но есть негласные правила, чтобы избежать лишнего геморроя впоследствии. Желательно, чтобы девушка была не из твоего города. Иначе можно иметь много проблем с последующим преследованием. Либо она может выставлять ваши временные отношения на публику. К тому же это чревато большим разочарованием для девушки. Чаще всего музыкант в жизни не соответствует своему образу. И пока ты его поддерживаешь, ты будешь общаться, в том числе спать со своими фанатами. А после начинается: «О боже мой, не такого человека я себе представляла».

Мик Джаггер, 1978

Бывают случаи, когда девушка находит тебя в соцсетях и ты понимаешь, что она знакомится с твоим образом, а не с тобой. Это легко понять: по ходу общения видно, что она подталкивает тебя к ответам или стилю общения, которые характерны твоему персонажу. А мой персонаж и я – разные. Я быстро замечаю желание получить того брутального бородатого дядьку, который мало говорит и много кричит, возьмет силой и чуть ли не изнасилует. Это – сразу нет.

Для меня (и для других коллег) одно из основополагающих правил – незамутненное сознание. Если девушка пьяна или находится под воздействием каких-то веществ – лучше воздержаться, чтобы избежать конфликтов. Ещё одно правило – совершеннолетие. Был у меня случай – на одном джазовом фестивале в Украине, где выступало много команд. Ко мне подошла барышня. Она была прекрасна, и так восторженно отзывалась обо мне, что я не удержался и пригласил ее на краткосрочное свидание. Оказалось, что она выступала в каком-то школьном оркестре – то есть ей было не больше пятнадцати. Меня это, конечно, остановило. Так или иначе, когда-то я своим положением бодро пользовался. Сейчас, когда я встречаю любую девушку, рассуждаю так: насколько мне будет интересен второй секс с ней? Тратить время, чтобы просто потыкать в человека своим «нефритовым жезлом», уже неинтересно. Мне важна интеллектуальная зрелость. Если она не соответствует моим интеллектуальным потребностям, скорее всего, мне и в постели с ней будет скучно. Поэтому переспать с фанаткой, которая подлетает, вешается на шею, хватает за яйца и тащит в постель – вряд ли».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Сексуальная жизнь минских окраин. Серебрянка aka Серебронкс

Секс • Павел Сыроежкин

Задача серии публикаций о сексуальной жизни окраин Минска – доказать, что каждый «спальник» имеет свою брутальную красоту и эротику, и что даже здесь есть место счастью личной жизни. У Павла Сыроежкина описание района Серебронкс, где «наш беларус из Майами» провел первую половину жизни, вышло ностальгическим – как секс с первой любовью по старой памяти.

Популярное