Бизнес как мелкое хулиганство

Деньги • Дмитрий Мелеховец
Станислав Печко написал в редакцию письмо со смелым и даже немного борзым текстом, мол, он первый в Беларуси, кто законно делает рекламу на асфальте, зарабатывая в свои 18 лет 3 тысячи долларов в месяц. Дмитрий Мелеховец встретился с юным коммерсантом, чтобы узнать, как тот планирует вытянуть страну из совка, почему Солодуха – бог черного пиара, и как пропиарить KYKY.

Станислав выглядит на все 30 лет. Честно признаться, я не сразу узнал его. Мы сидим в кофейне, и Станислав рассказывает мне о том, что желание зарабатывать появилось у него еще в школе. Он пытался проводить вечеринки в клубах, пока не нашел коллегу и бизнес-партнера – в октябре прошлого года ребята вместе открыли собственную компанию. По словам Станислава, они продумали несколько новых для Беларуси концепций: реклама на асфальте и реклама на пилларсах.

Но если пилларсы вскоре отмели, поскольку «это та же наружная реклама, ничего нового ответвление не несет», то рекламу на асфальте парни активно практикуют.
Мы не можем знать, чего на самом деле хочет добиться Стас: просто срубить денег по-быстрому, или же предложить миру что-то новое и стоящее, но в любом случае такой подход для 18-летнего белоруса похвален. Сам Станислав утверждает, что хочет вывести белорусскую рекламу на новый уровень: «Пока у меня создается впечатление, что я хожу по городу 20-х годов прошлого века, поскольку обращаю внимание именно на рекламу. Несмотря на то, что технологии развиваются, принципы белорусской рекламы все те же. Вот я и хочу раззадорить, расшатать этот рынок. Хотелось бы видеть рекламу не как кусты, которые ровным слоем растут вдоль дорог, а как что-то действительно действенное и полезное.

Пока реклама у нас только разрастается в объемах, но в целом – мы в совке», – уверенно заявляет юноша. В «совке» парень даже не жил, но, по его уверению, много о нем читал. Точнее – о рекламе в нем.

Рекламу на асфальте Станислав считает перспективной для Беларуси, поскольку никто ее пока не делает.

KYKY: Сложностей с законодательством не возникло?

Станислав Печко: Возникли, причем сразу. Но мы на другое и не рассчитывали. Ушла куча времени, чтобы все промониторить и понять, что к чему. И хотя это стоило много крови, сегодня мы единственные в стране, кто что-то в этом понимает и делает это относительно законно.

KYKY: Относительно?

С. П.: Есть очень много тонкостей. Точнее, нет четкого законодательства. Я бы сказал так: незаконным это назвать точно нельзя – нужно просто знать все детали. Причем, это не мои слова, это слова людей из исполкома. В России и Украине реклама на асфальте тоже всегда была законна, но потом власти пошевелились и такую рекламу запретили. В Беларуси пока на это не обращают внимания: пока просто не на что. Но там это смотрится ужасно, в России ее слишком много. А мы хотим делать большие, красивые рисунки, которые будут только украшать город. Есть два способа нанесения такой рекламы: с согласованием и без. В определенных местах согласование не требуется. Например, от Площади Независимости до Площади Победы без согласования делать это никак нельзя. Одни ребята пробовали, но их очень быстро прижали, и теперь они не работают.

Согласование – процедура довольно стандартная: делается паспорт рекламы, согласовывается пакет со всеми инстанциями и, собственно, реклама размещается. Пока таких заказов у нас немного, но в скором времени один из мобильных операторов будет размещать много такой рекламы. Но это, конечно, стоит дороже, и делается около трех недель. Если не оформлять документы – то всего три дня. Мы хотели нанести большую надпись на выходе из метро «Немига». Но нам не разрешили, сказали: «Здесь люди гибли, рекламе здесь не место». Я с этим полностью согласен, оспаривать мы даже не стали.

KYKY: Сколько будет стоить нанесение такой рекламы?

С. П.: Если считать в среднем, то 30-40 надписей у нас стоит около 350-400 долларов. С тех пор, как сошел снег, у нас было 15 таких заказов. Кроме рекламы на асфальте, есть и другие проекты. Например, сейчас мы делаем вирусный ролик для «Онеги». Стоимость такой рекламы подсчитать сложно. Все зависит от критериев: какие в ролике задействованы персонажи, какие звезды привлечены, сколько он длится. Важен не сам ролик, а как его «посеяли». Но, как правило, за качественно сделанный ролик платят 20-30 тысяч долларов.

KYKY: Раз уж ты заговорил о деньгах – сколько понадобилось денег, чтобы открыться?

С. П.: У нас денег вообще не было. У меня было около 50 долларов, у напарника примерно столько же. Во многом помогли связи. Где-то по знакомству, где-то по бартеру, но за несколько месяцев мы неплохо заработали. Как-то читал статью о том, что мужчина должен зарабатывать три тысячи долларов. Все, конечно, изменчиво, но со статьей я согласен, а заработком доволен. Сейчас у нас в штате работает восемь человек – три звонильщика, дизайнер, два представителя по разным направлениям, ну, и я с напарником. И все получают зарплату.

KYKY: Тебе 18 лет, в это время парни чаще всего учатся в институте.

С. П.: Я недавно перешел на заочку, а напарник вообще бросил институт. Скоро из военкомата должны постучать. Ладно, посмотрим, что из этого выйдет.

KYKY: Когда ты обратился в редакцию, ты написал, что хочешь продвигать черный пиар в Беларуси. Что ты имел в виду?

С. П.: Да, это мое любимое направление. Самое действенное. Могу привести пример. В России одна из газет запустила утку о том, что олигарх уронил в реку часы и тот, кто их найдет, получит 10 тысяч долларов наличными. Я знаю людей, которые даже из Беларуси ездили попытать счастье. Потом выяснилось, что это всего лишь реклама часов. Но деньги отдали, хотя я уверен: кому-то из своих. С автором этой акции я сейчас поддерживаю контакт. Я и сам уже делал такие акции, но о них рассказать не могу – тогда они перестанут работать.

KYKY: Если бы тебе поручили пропиарить KYKY, что бы ты сделал?

С. П.: Для начала я бы сделал броские принты на скворечниках и развесил их в людных парках. А после написал бы, что общество охраны птиц подает на KYKY в суд за то, что они используют в своем названии птичий язык. Но это первое, что пришло в голову. Надо будет – обращайтесь.

KYKY: Кто из белорусов пиарится по-черному?

С. П.: В Беларуси черного пира практически нет. Даже наоборот, от него пытаются защититься. Единственный, кто это практикует – Александр Солодуха. Он бог черноты! Если у него когда-нибудь не пойдет с «виноградом», то он запросто может стать пиарщиком. Вы же не считаете, что он делает все это от души?

Я общался с ним, он – изворотливый лис, который никогда ничего не делает просто так. Михалок, когда запретил группе «Трубецкой» исполнять свои песни, тоже пиарился. И это сработало.

KYKY: Привычные виды рекламы уже не работают?

С. П.: Смотря как она сделана. Большинство нашей рекламы выглядит колхозно, незаметно. Но есть исключения. Например, на кольцевой висит три подряд одинаковых баннера с надписью «поддоны». Ничего особенного, ничего привлекательного. Но из-за того, что их сразу три в одном месте, внимание на них обращаешь.

KYKY: Какие еще способы рекламы вы практикуете?

С. П.: Мы сейчас запускаем новое для Беларуси направление – проекционные видео-витрины. Их суть в том, что они проецируют изображение с витрины на улицу. Их даже можно сделать сенсорными. Короче, все как в «Star Wars». Думаете, это не произведет впечатление на белорусов? И стоит это совсем недорого, учитывая эффективность такой рекламы.

KYKY: Думаешь, ты сможешь бороться с рекламными агентствами?

С. П.: Ненавижу термин «агентства». Агентства – это зверьки, которые только шныряют за скидками от одного клиента к другому. Моя компания работает по другим принципам. Поскольку мы делаем что-то новое, не занудное и не избитое, то что-то получиться должно, я верю.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Беспечная электронная книга. В Беларусь пришел Bookmate

Деньги • Саша Романова

«Bookmate приносит новую идеологию: подписался, заплатил – получил». В Беларуси появилась подписная электронная библиотека (стандартная подписка стоит $3, а премиум – $5), доступная на любых гаджетах, начиная от ноутбука и заканчивая телефоном. Татьяна Шунтова, директор по развитию ресурса в Беларуси, рассказала, чего ждет компания от белорусского рынка.

Популярное