Хипста-бизнес и кризис. Как выжить, если у тебя кофейный бар или коворкинг

Деньги • Алиса Петрова
Экономические прогнозы 2015-го выглядят не очень оптимистично. ВВП Беларуси снижается, заводы стоят, людей переводят на трёхдневную рабочую неделю. KYKY выясняет, как в это время в Минске работает хипстерский бизнес, и с какими проблемами сталкивается.

Культурный центр Studio67. «Пониженный спрос на курсы мы компенсируем сдачей в аренду фотостудий»

В Studio67 находится школа фотографии, сдаются в аренду съёмочные студии, проводятся мастер-классы и творческие встречи. CEO Вадим Жук говорит: «Конечно, кризис отразился на нас. Особенно остро – в декабре. Тогда мы переехали в новое помещение на Партизанском проспекте, площадью в три раза больше Красного дворика. И как раз произошла девальвация, затем – декабрьское постановление правительства о запрете роста цен на товары и услуги. Наш постоянный штат из семи человек и так мал, чтобы его сокращать, а с преподавателями мы работаем по договорам подряда. Пониженный спрос на курсы мы компенсируем сдачей в аренду фотостудий. В целом мы справлялись, в том числе благодаря пониманию преподавателей, за что им, большое спасибо. И вообще, только на взаимопонимании и можно «выехать» в такие времена.

Занятие в Studio67. Фото: Александр Парфенцов

Серьезным негативным фактором, не связанным с экономикой, было то, что периодически нельзя было проходить через двор в вечернее время. Эту глупость трудно объяснить, но оказалось, что соседний завод категорически против, чтобы большое количество людей приходило на наши мероприятия, но совсем не препятствовал нашей ежедневной работе. Таким образом, использование кинозала было сильно затруднено. На конец августа было запланировано мероприятие, «Белое зеркало», которое мы были обязаны провести. А для него нужен был кинозал, поэтому мы сохранили права пользования им до конца лета. В сентябре мы отказались от помещения большого кинозала, потому что летом он оказался нерентабельным. За время простоя этого зала скопилась приличная сумма долга – это самое плохое, что произошло за кризис.

Вместе с тем, для нас кризисное время – повод пересмотреть эффективность системы. Мы работаем над большим новым проектом, и Studio67 будет его частью наравне с несколькими другими инициативами. По нашим планам, в перспективе двух месяцев мы будем переезжать в здание площадью 1500 м2».

Кофейня Brew Bar Minsk. «Люди ещё не поняли, что происходит, потому что было лето, все веселились, а сейчас похолодало, и все приуныли»

Кофейня открылась на месте «Старога Менска» в декабре 2014 года – к слову, табличка до сих пор висит над входом. Чем кофейня отличается от остальных? Здесь наряду с кофемашиной используются альтернативные способы приготовления: кемикс, аэропресс, сифон, пуровер. Соучредитель Евгений Пинчуков говорит: «Да, мы открылись не в лучшее время. Но насколько я понимаю, года три-четыре у нас в стране происходят проблемы. Вопрос в том, сколько изначально людей пьёт кофе в твоём городе. Я не видел ни одного человека, который сказал бы: «Я сейчас не пью кофе, потому что денег нет». Продажа напитков с молоком позволяет нам поддерживать бизнес, но при этом мы продвигаем чёрный кофе. У нас берут как эспрессо и «альтернативу», так и напитки с молоком. В сентябре, когда было ещё тепло, к нам стало больше людей приходить. Но сейчас мы убрали террасу (там могло сидеть человек двадцать), а сейчас остались только четыре столика. Поэтому людей поубавилось. Но здесь, как в любом бизнесе, всё нестабильно. Как сказал один знакомый, владелец нескольких заведений в Минске: люди ещё не поняли, что вообще происходит, потому что было лето, все веселились, а сейчас похолодало, и все приуныли.

Мы начинали проект вчетвером – сейчас один человек уходит. Мы ещё кого-то постоянно подтягиваем: сейчас есть три наёмных работника. Через какое-то время после открытия Brew Bar мы с Мишей ( другим учредителем – прим. KYKY) сделали отдельный проект – Kitchen Coffee Roasters.

Brew Bar

Мы продаём кофе собственной обжарки другим заведениям: «Дэпо», «Лаўка», ID bar, Enzo. Часто к нам приходят гости и рассказывают, что где-то поужинали, но кофе хотят взять у нас. Поэтому мы стали думать, как сделать, чтобы человеку не нужно было ходить в несколько мест. В заведениях, куда мы поставляем кофе, есть свои нюансы. Но чем больше людей будут приходить в разные места и пробовать наш кофе, тем больше они будут узнавать о нас. Это замкнутый круг: когда к нам придут, мы говорим, что в таких-то заведениях тот же кофе и еще отличные блины и сэндвичи. Мы бы хотели в дальнейшем заполонить этот рынок.

Пока всех интересует цена, но кофе у нас недешёвый по сравнению с тем, что есть на рынке. Но мы ищем людей, которые не готовы париться насчёт разницы $5-10 – благодаря более вкусному кофе посетителей будет больше. Нужно привлекать своим продуктом, а не скидками, акциями и процентами. Но это в корне неправильная позиция: вы же не покупаете iPhone или Mac с просьбой: «Можно мне со скидкой? У меня тяжёлое время, потом отдам». То же самое и здесь. Да, мы делаем какие-то бонусы с оплатой, но нельзя поставить цену на продукт меньше, чем она есть на самом деле. В любом случае, если бы не было прибыли, мы бы не существовали уже давно».

Коворкинг «Балки»: «Любой творческий бизнес должен быть готовым к тому, чтобы столкнуться не только с кризисом, но и с конкурентами»

Лофт-проект «Балки» открылся в августе 2014 года. Изначально позиционировался как пространство для работы, лекций, мастер-классов, встреч, фото- и видеосъемок и выставок. Каждый месяц здесь проходят более 20 мероприятий – открытые, закрытые, платные, бесплатные. Рассказывает куратор проекта, Марго Лазаренкова:

«Мы изначально много в интерьер не вкладывали, почти всю мебель сделали своими руками и с доброй помощью друзей. Это позволило сделать стоимость аренды «Балок» небольшой и адекватной к покупательской способности наших клиентов. Многие скажут: цены у них низкие, с креативщиками по дружбе проекты делают... Как они зарабатывают? На самом деле, любой творческий бизнес – это не хаос эмоций и вдохновения, а система, пусть даже в координатах креативных индустрий. Мы изначально хорошо выстроили систему работы с клиентами и посетителями «Балок», а кризис подстегнул нас только улучшить эту систему: запустили сайт, подключили разные потоки целевых посетителей из интернета (людей, которые ищут пространство для работы или мероприятий), даже закупили новые стулья. Финансовые показатели по начальным направлениям: аренда лофта для мероприятий и аренда рабочих мест у нас, конечно, снизилась.



В среднем на 30-40% по сравнению с прошлым годом. Однако за счет новых направлений мы на плаву. Увольнять сотрудников не планируем (нас всего-то три человека), а наоборот, планируем небольшое горизонтальное расширение. По поводу стоимости входного билета на мероприятия нашего города скажу так: я, вообще, приверженец бесплатного входа. Есть масса способов отбить затраты или заработать на событии: достаточно предложить людям угощения и кофе за отдельную стоимость или запартнериться с крупными брендами, но вход оставить открытым, или, по крайней мере, по сниженной стоимости. Из всех ситуаций можно найти выход.

Любой творческий бизнес должен быть готовым к тому, что он может столкнуться не только с кризисом (ситуацией, которая влияет на всех), но и с тем, что рано и или поздно у него появятся конкуренты. Когда «Балки» открывались, было всего два подобных пространства в Минске. Сейчас почти каждый месяц открываются и закрываются похожие проекты. Это значит, что мы живём в эпоху креативной экономики, и чтобы сохранить своё конкурентное преимущество на рынке, нужно каждый день придумывать что-то новое. Так, совместно с нашими литовскими друзьями Vilnius Relax, мы запустили Travel бюро – «Балки: тематические путешествия в сфере креативных индустрий». Уже 5 декабря выезжаем в первую поездку Сraft Vilnius – 2015: творческие выходные с посещением лекций и воркшопов на выставке прикладного искусства, туром по блошиному рынку и арт-магазинчикам Ужуписа, Рожденственскому городку».

Барбершопы Cut и Firm. «Работников увольняли, но за дисциплину, за пьянство, за низкую отдачу и уровень мастерства»

Алексей Садовой сначала открыл барбершоп Firm по франшизе – так дешевле, проще и быстрее. Но буквально через полтора месяца начал работать ещё один – Cut, под собственным минским брендом. «Честно говоря, хотелось создать свое, белорусское». Firm консервативный и более дорогой, в отличие от Cut, и он выгоднее коммерчески. Но дело не в том, что он работает по франшизе – просто у Cut, по словам Алексея, высокие постоянные затраты.

Барбершоп Cut. Фото: timing.by

«Стоимость наших услуг подешевела в 1,5 раза в 2015 году, с ориентацией на курс. Все очень линейно и логично. Через какое-то время мы подняли цены, но не смогли полностью компенсировать этот разрыв. Посетителей не поубавилось. Разницу в процентах в рамках здоровой погрешности и сезонности замечает только наша компьютерная система учета. Поставщики повышали цены, арендодатели, наоборот, понижали. Работников также увольняли, но за дисциплину, за пьянство, за низкую отдачу и уровень мастерства». Алексей говорит, что барбершопы обеспечивают себя сами и, скорее, помогают поддерживать другие его бизнесы.

Бар «Хулиган». «Если у завода отключают электроэнергию за неуплату, то обрубается вся улица».

Хулиган – излюбленное место тусовок минских хипстеров. Бар открылся в 2013 году на месте кофейни NewTon. Можно сказать, что благодаря нему заводская улица ожила (особенно по ночам в выходные), приобрела новый имидж, и поэтому здесь стали появляться и другие проекты. Как «Хулиган» работает в непростом 2015 году, рассказали новый арт-директор Егор Костюченко, и старший бармен Николай Лобатенко.

Николай: Наша работа зависит от сезона. Летом мы берём своё, а осень, зима и весна – более-менее «спящий режим» работы. Летом, в «горячий период» мы берём дополнительных сотрудников с условием, что они только в это время будут работать. У нас есть команда, с которой мы уже сработались и не хотим расставаться. Осенью, зимой и весной работаем своим составом. Нас восемь человек: пять барменов, два администратора и арт-директор. Один человек уходит, но потому что у него есть свои планы. К нам ходит платёжеспособное звено, которое в любой момент, будь то кризис или нет, найдёт деньги, чтобы напиться. Я бы не сказал, что люди стали брать напитки дешевле, например, вместо коктейлей пиво. Например, большинство людей, приходя в бар, знают, что хотят выпить.

Вечеринка в баре

Егор: Сейчас людей стало намного меньше по сравнению с летом, когда работала терраса: туда значительно больше людей вмешалось. Плюс те, кто не попадал, всё равно находились рядом, потому что музыка играла на всю улицу и была возможность оставаться в тусовке. Так что на улице могли тусоваться 500 человек. Сейчас вместительность нашего бара уменьшилась раза в три, если не в пять: здесь могут находиться где-то 150 человек. Конкуренции с «Дэпо» и «Лаўкай» нет – мы, скорее, работаем в симбиозе. Это всё одна здоровая площадка, на которой люди тусуются и где можно и поесть, и выпить. У них есть еда – у нас нет. У нас есть алкоголь и музыка – у них этого нет. Так что мы кормим их, а они – нас. Если говорить о выручке, то, скорее всего, у нас сейчас снизились показатели, нежели в период, когда была девальвация (август 2015). С чем это связано? Тут, наверное, много факторов помимо финансовой ситуации в стране. Мне кажется, сильно повлияло то, что алкоголь стали продавать после 22:00.

Вечеринки, алкоголь и веселье – это последнее, на чём люди экономят у нас в стране. Хорошо – пойду выпью, плохо – пойду выпью в два раза больше».

При этом есть поток людей из «Штирлица», например. Хоть он рассчитан на совсем другую публику, они иногда заходят к нам.

Николай: Поставщики повысили ценники, но мы стараемся держать планку. Но, честно говоря, мы сейчас тоже будем повышать цены на коктейли и на какие-то позиции по алкоголю. У нас по городу самый лояльный прайс на коктейли – Br 80.000. Это очень дешево, я считаю: во многих барах по Br 120.000-150.000. Причём это не значит, что у нас коктейли хуже. Может быть, атмосфера не подобает тому, чтобы можно было оценить напиток. Но даже гости из «Штирлица» говорят, что у нас коктейли ничуть не хуже, чем там.

Мы выплачиваем аренду заводу. Он большой, и многие помещения пустуют. Кроме нас тут находятся «Цэх», студия йоги, тренажёрный зал. Завод живёт за счёт того, что мы здесь все вместе функционируем и выплачиваем аренду. Единственная проблема – от завода питается электричеством вся улица. Если у завода отключают электроэнергию за неуплату, то обрубается вся улица. По весне, в начале лета на улице гудели генераторы – приходилось арендовать их и справляться с такими неудобствами за свой счёт.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Создатель зубного сканера: «$100 тысяч — это больше моральная поддержка»

Деньги • Павел Свердлов
Стартап Toothscan белорусов Дмитрия Морозова и Сергея Хурса взял гран-при на польском Wolves Summit. В интервью KYKY Дмитрий рассказывает, почему сам не поехал побеждать в Варшаву, надолго ли хватит выигранных $100 тысяч, и скоро ли белорусам удастся подержать в руках гаджет, который избавит их от страха перед креслом зубного врача.
Популярное