Модные тренеры, левак и сумрачное завтра. Как выживают в кризис минские тренажерки

Деньги • Нина Шулякова
Группой «Брутто» воспето, нами принято и усвоено: лучшие друзья мужчины – гири. Красивые, надежные и чугунные. Сколько в минске стоит открыть «тренажерку» в кризис, из чего складывается цена на абонемент и как модные тренеры могут привести вас за решетку, вызвался нам рассказать владелец тренажерного зала S-port в Уручье Александр Палуйко.

Целовать задницу VS сделать задницу первоклассной

KYKY: Расскажи, ты открывал свой бизнес с нуля? Как решился?

Александр Палуйко: Идея и воплощение – мои. Помещение взято в аренду – слишком дорого было покупать его по тогдашнему тарифу около двух тысяч долларов за квадрат, учитывая, что квадратов у меня в зале 250.

Решился просто — играл в баскетбол, а потом прекратил и стал искать тренажерку, чтобы поддерживать себя в форме. В Минске на тот момент (я говорю про 2012 год) не было достойных залов по нормальной цене, и я загорелся идеей открыть свой. Дальше – воля случая. Нашел инвестора (и не выпытывай, не скажу, где), нашел место – и закрутилось.

KYKY: Место как выбирал? Почему Уручье?

А.П.: Искал, где невысокая конкуренция. Раньше в Уручье было очень мало тренажерных залов. Сейчас, конечно, пооткрывались конкуренты.

KYKY: Знаком с ними?

А.П.: Нет, но многое о них знаю. Мне кажется, у нас разный подход. Владелец тренажерного зала, отвечая себе на вопрос «зачем я открываю это место?» может пойти по двум, совершенно разным направлением. Первое – клиентоориентированное. Ответ на вопрос: «Зачем» – в данном случае: чтобы дать клиенту то, что он хочет. В таких залах, а их в Минске много, за вами будут бегать, над вами будут стоять, будут потакать вашим слабостям и целовать вас в задницу, только бы вы остались довольны. Второе направление – ориентированное на результат. Это – мое. Мы не будем сдувать с вас пылинки, и мы гарантируем каждому пришедшему, что он будет впахивать до седьмого пота. Но если будет делать все, как ему посоветуют наши тренеры – от распорядка дня до питания, он достигнет первоклассного результата.

Александр Палуйко

Исходя из этого, второго, принципа я отбирал команду. Они, к счастью или к сожалению, не из модной тусовки. Все очень достойные спортсмены. Например, Николай Морозов — легенда Беларуси по пауэрлифтингу – 18-кратный чемпион.

KYKY: Устраивает клиентов ваш суровый подход?

А.П.: Очень многие поотваливались – это правда. Ходил ко мне как-то хороший знакомый, очень состоятельный человек, который много лет до того посещал другой зал и считал себя очень спортивным. А потом пришел к моим тренерам и оказалось, что ему сложно. И он, вместо того, чтобы об этом прямо сказать, из гордости молчал, молчал, пыхтел, а потом перестал ходить вообще. Таких тоже много.

KYKY: Кто твоя основная твоя аудитория?

А.П.: У нас нишевый зал: для сотрудников бизнес-центра и жителей вокруг. Он недешевый, и у нас почти не встретишь школьников и студентов, потому что я принципиально не делаю скидок для каких-то конкретных групп населения, но наша цена доступна практически для каждого минчанина.

С нынешним курсом, конечно, непросто. Мы вынуждены находиться на уровне цен, которые были летом прошлого года, потому что люди сейчас просто не могут платить больше.

И все равно многим это кажется дорого – покупательная способность белорусов стремится к нулю, а посещение тренажерного зала, увы, находится на верхушке пирамиды Маслоу, которую все в кризис отсекают.

Клиенты – разные. Есть те, кто считает, что их должны на руках носить, есть трудоголики, есть те, кто пришли посмотреть на девушек или на мужчин. Кто-то приходит покрасоваться или просто сделать селфи в модном месте. Всего у нас, как правило, находится около десяти человек в зале одновременно. Зал небольшой, и забивать его плотнее – ставить крест на комфорте, и, следовательно, репутации.

KYKY: Как, кстати, формируется имидж тренажерного зала?

Мария Цкирия, фото: Илья Круглянский

А.П.: Влияет много чего – то, как ты общаешься с клиентом, какие ставишь пред собой задачи. Но иногда все идет наперекосяк по воле случая. Как-то, еще в начале работы, пошел слух, что у нас зал для геев, потому что к нам пару недель ходили заниматься два очень колоритных молодых человека в специфической одежде. Вели себя нормально, ну, модники. Но для реальных качков, это сразу клеймо – геи.

За «левак» – до семи лет

KYKY: Сложно в Минске найти тренера?

А.П.: Тренеров в Минске намного больше, чем залов. Я видел разных людей, которые приходят и говорят: «Я тренер. Провожу по 15 тренировок в день. Я всем нравлюсь, я закончил курсы, ко мне все ходят». И это «я всем нравлюсь» – единственное, что он может предложить.

КУКУ: Насколько мне известно, многие так и работают – зовут узнаваемого тренера и на этом выезжают, разве нет?

А.П.: Часто бывает так. Тренеры ходят по залам и говорят: «Мы хотим у вас работать. Мы вам приведем 20 клиентов, которые будут стабильно покупать абонементы (ваш абонемент стоит условно 700 тыс. рублей, умножаем их на 20 и выходит, что 14 млн. в месяц вы будете зарабатывать), но все наши отношения с клиентами – это наше дело, и вы в эти отношения не вмешиваетесь». И что происходит дальше? Почти во всех случаях – нарушение закона. Чаще всего при таком раскладе клиенты отдают наличными деньги прямо тренеру, скажем, 10 баксов за тренировку. Я слышал о спортсменах, которые одного тренируют за 20 долларов, а другого – за 5. И налогов они чаще всего не платят или платят меньше положенного (попробуйте проконтролировать, сколько тренировок действительно он провел!) Сейчас, потихонечку, стали оформлять ИП, чековые книжки, но их немного. Основное бабло, чаще всего, идет леваком.

В моем зале – мы не рискуем. Во-первых, я считаю, что, какой бы ты крутой тренер ни был, если ты приходишь в мой зал, мы играем в команде. К тому же, многие не хотят такие отношения узаконивать. И когда я говорю: хорошо, давай, только мы пропишем, что если ты не приведешь клиентов и не обеспечишь мне энную выручку, ты заплатишь разницу из своего кармана – они сразу сливаются. То есть как? Пусти меня, дай мне личный шкафчик, дай тренерскую, дай вход в любое время, когда я захочу – и никаких гарантий.

KYKY: Но если многие пользуются такой системой, значит, она работает?

А.П.: Экономически – да, работает. Потому что чаще всего тренер, пусть 20 заявленных клиентов не привел, но 10 – приведет точно. Есть жирное «но», которое лично меня останавливает. Если я соглашаюсь на такие условия, то я как бы подписываюсь под тем, что не лезу в дела этих вольных тренеров. И если они, повторюсь, решат в обход кассы брать налом (а они, будь уверена, рано или поздно, решат), и не дай бог, какой-то их клиент окажется милиционером, он не к тренеру придет вопросы решать, а ко мне. А за незаконную предпринимательскую деятельность, совершенную в составе организованной группы, между прочим, до семи лет дают. И поди попробуй доказать, что ты тут не при чем. Так что – нет. Риск не оправдан, серьезно. Правильно все по закону делать, я считаю. Платим налоги — спим спокойно.

Александр Палуйко

Без 100 тыс. долларов в кармане – не лезь

KYKY: Из чего складывается цена на услуги?

А.П.: Стандартно. Есть деньги, которые были вложены. За оборудование я отдал, скажем, условные 100 тыс. долларов, за отделку – 100 тыс. долларов. Эти деньги мы складываем в кучу и смотрим, сколько бы их стало, если бы мы положили их в банк под 5% годовых. Я получил бы 10 тыс. долларов за один год. То есть, чтобы мне вернуть мои 200 тыс., мне надо 20 лет. Это долго. Я хочу за 10, а лучше – за 5. Отсюда и выстраивается цена. В Европе, если аналогичный бизнес окупается за 10-15 лет – это отлично. Беги и делай. У нас – сложнее, потому что мы очень зависим от курса валют.

Сегодня ценообразование спонтанное. Люди не могут платить, как раньше, и мы вводим скидки, акции. Напрямую цены никто не снижает, хотя есть в Минске известные места, которые пытаются демпинговать, но никого еще не хватало надолго, и их не хватит.

KYKY: Какой нужен минимальный стартовый капитал, чтобы выйти на рынок?

А.П.: Я бы без сотни тысяч долларов в кармане не советовал лезть. Первоначальный взнос по лизингу за оборудование, чуть-чуть отделки и аренда – вот вам и сотка. Многие берут в кредит вообще все, но я не очень понимаю, как потом эти деньги отдавать, учитывая наши заоблачные процентные ставки.

KYKY: Почему в Европе сходить в зал стоит дешевле, чем у нас?

А.П.: Ну, не во всей Европе – посмотри, какие цены в Лондоне! Согласен, во многих европейских городах можно за безлимитный абонемент в отличный комплекс отдать от 25 до 50 долларов. В Минске тех же денег может стоить обычный зал. Это происходит потому, что все наши закупают оборудование за границей за валюту, да еще и доплачивают за транспортировку. У меня, например, импортное все – от тренажеров до вентиляционной системы и краски для стен. И потом, в Европе, при сравнительно недорогих абонементах, страшно дорогие тренеры – от 50 евро за занятие. У нас тренер стоит 200 тыс. Вот и считай, у кого выгоднее.

Люди всегда найдут к чему придраться. Сегодня к тому, что дорого, завтра в тому, что тренажеры, прости господи, из Китая.

Хотя я тысячу раз писал уже, что у нас не из Китая, а из Тайваня и США, а это большая разница. На многих тайваньских заводах производят оборудование именитые американские бренды, кстати.

KYKY: А на что еще жалуются?

А.П.: Чаще всего на ценник, конечно. Приходят и говорят: а вот там дешевле. И как объяснить, что здесь уровень, классные тренеры и много света, а там - подвал, темень, вентилятор под потолком и непонятное оборудование. Вообще меня удивляет, искренне, почему людям просадить в клубе миллион за ночь – это нормально, купить бутылку дорогого алкоголя – это нормально, а заплатить 600 тыс. за месяц тренировок в зале – дорого.

Арнольд Шварценеггер

У нас зал небольшой, но тут есть оборудование для всех групп мышц. Странно слушать, когда приходит какой-нибудь человек и говорит: «Я не могу похудеть, потому что у вас нет тут такого-то «особого гравитрона». А я не могу подтягиваться без «особого гравитрона» и когда меня никто за ноги не держит». Ребята, у Шварцнегера, когда он начинал, была прямая скамья, штанга, рама для присяда и гантели. Все.

KYKY: Как переживают тренажерки кризис?

А.П.: С мужеством. Я, например, не могу прогнозировать не то, что на пять лет, я уже на год вперед прогнозировать не могу. Не понимаю, сколько люди будут зарабатывать и тем более не понимаю, сколько они будут готовы тратить на здоровый образ жизни. Скажу так: если платишь налоги (ставка налога при упрощенной системе – 6%), то государство ко всему относится нормально. Может, потому что понимают – до недавнего момента, хороших спортивных объектов в Минске открывалось всего-ничего, и надо это дело поддерживать.

От себя могу добавить еще, что тренажерный зал – это не тот бизнес, на котором ты можешь сделать состояние. Ты можешь обеспечить себе хорошую зарплату. Конечно, если все будет стабильно, можно достать прибыль и вложить в следующий зал, сделать сеть. Но пока, по крайней мере до Нового года, я бы не рискнул.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Шампунь может изменить мир

Деньги • Ирина Михно

тайваньский бизнесмен Стивен Ко рассказал белорусам, какой косметикой пользоваться, чтобы сэкономить на врачах и воде. И показал своё изобретение — эко-бутылочку для шампуня с семенами на дне, из которых может вырасти дерево.

Популярное