17 октября 2019, 10:04

Министр иностранных дел Владимир Макей дал большое интервью сразу пяти независимым изданиям: TUT.by, БелаПАН, «Радые Свабода», «Еўрарадые» і «Нашей Ниве». Он рассказал об интеграции с Россией, своем отношении к фигуре Кастуся Калиновского и даже Илоне Маске. На основе материалов TUT.by и «Нашей Нивы» цитируем наиболее показательные высказывания министра.

Фото: Ольга Шукайло для TUT.by

Об интеграции

Никакого политической составляющей в программе интеграции нет, речь о более углубленной интеграции в сферах, имеющих значение только для экономического развития государства: гармонизация правил и согласованная промышленная, энергетическая (особенно нам интересен единый рынок энергоносителей), аграрная политика, обмен информацией о движении товаров, что также важно, так много серого импорта идет в том числе с Востока. 

На первоначальном этапе обсуждения были неприемлемы для нас предложения: я так понимаю, это работники среднего звена российских министерств внесли их. О создании каких-то наднациональных структур, например. Но президенты на форуме в Петербурге признали нецелесообразность работы над предложениями, которые содержат политическую составляющую: нет смысла говорить, например, о создании центрального банка, когда мы экономически не интегрировались. 

Рассматривается, где бы законодательство было приближено, и я не думаю, что появятся какие-то новые органы — существует множество институциональных механизмов, позволяющих нормально взаимодействовать, вопросы могут рассматриваться на совместных коллегиях министерств.

О «вбросе» издания «Коммерсант»

«Относительно той публикации в «Коммерсанте» — я думаю, это было сделано умышленно и с определенными целями, и что это не официальная российских властей. У нас нормальные отношения на уровне министерств, работающих над дорожными картами, и хорошие отношения между руководителями, мы найдем понимание». 

О том, почему мы не видим документов об «углубленной интеграции»

«Не сказал бы, что люди так уж волнуются о документах более углубленной интеграции с Россией. Я тоже встречаюсь с людьми и вижу, что главное, что их волнует, — это чтобы была работа, хорошая зарплата и так далее. Определенные круги в Беларуси, конечно, волнуются по этому вопросу. <...> Десять или даже несколько тысяч человек создают почву для манипуляций или инсинуаций. Наработки публиковать нецелесообразно, я считаю, давайте подождем до начала декабря. Я даже не уверен, что наши министерства смогут подготовить и реализовать все те планы, которые отражены в проекте программы углубленной интеграции. Надо подождать встречи президентов.

Я подчеркну, что не вижу опасностей для Беларуси: много раз было заявлено, что не нужно бояться, что кто-то будет продавать суверенитет. Все это происходит с учетом национальных интересов нашей страны!»

Фото: Ольга Шукайло для TUT.by

О ЕАЭС

«Теми вопросами, которыми занимаемся в рамках интеграции с Россией, мы же занимаемся и в рамках ЕАЭС — это, почему-то, не вызывает озабоченности. Но там [в ЕАЭС] работа идет не очень, многое могло бы двигаться быстрее, поэтому принято решение ускорить эти процессы в рамках двойки — мы в любом случае придем к этому и в рамках пятерки, но если это можно сделать быстрее, то зачем отказываться? 

Надо глянуть, что вырисуется до конца ноября, когда будет отмечаться 20-летие «Союзного государства», тогда же будет встреча президентов, где обсудят ситуацию с подготовкой дорожных карт».

О том, как общественности повлиять на интеграцию

«Если общество посчитает нецелесообразным существование того или иного соглашения, оно может поставить этот вопрос перед руководством государства. Руководство нашего государства, как и любого другого, учитывает общественное мнение, и будет принято соответствующее решение. Если действительно большинство людей сочтут это нецелесообразным, такой вопрос может быть поднят и поставлен ​​перед властью. <...> Но, насколько мне известно, сейчас все опросы, которые проводятся даже независимыми компаниями, говорят о том, что довольно большое количество граждан высказываются за то, чтобы у нас были тесные отношения с Российской Федерацией, Евросоюзом, и это нормально».

О запасном плане, если Россия захочет навредить экономике Беларуси

«Мы в экономическом плане зависимы от России, это много раз признавалось. Но я не думаю, что в интересах России сделать так, чтобы Беларусь оказалась на грани экономического краха. Да, между нами существуют определенные текущие актуальные проблемы, но важно, что поддерживается диалог по этим проблемам и предпринимаются попытки решить эти проблемы, найти компромисс. Что касается предположения, что такая ситуация случится, и «плана Б», то думаю, что руководство любого государства должно думать о возможных вариантах, когда может затормозиться развитие экономики».

Фото: Ольга Шукайло для TUT.by

О после США в Беларуси

«Что касается конкретных сроков назначения послов, то у нас это может быть реализовано быстрее, в США эта процедура очень сложная и займет больше времени. Но есть принципиальный момент для двух сторон — назначить послов как можно быстрее. Сейчас мы отбираем определенные кандидатуры тех, кто мог бы стать послом в США, и будем их представлять президенту и согласовывать с американской стороной».

Об Александре Лукашенко и Илоне Маске

«Производство электромобилей — перспективное дело, в том числе и для Беларуси: вы видите, сколько внимания этому придается в других странах. А что касается вашего вопроса, то хочу сказать, что с компанией Tesla мы старались наладить связи и были соответствующие встречи представителей нашего посольства в США.

МИД направил в беларуское правительство ряд предложений по производству электромобилей в нашей стране, и мы предлагали установить ряд контактов не только с Tesla, но и с компаниями других стран, которые занимаются таким производством. Что-то было направлено в Минпром и НАН Беларуси. Я знаю, что некоторые решения приняты и сейчас Беларусь тесно работает с Китаем в этом направлении. Что касается Илона Маска, то контакты были, но, насколько мне известно, они не получили дальнейшего развития».

О беларуском языке

«Это язык нашего народа, нации, если он применяется меньше, к сожалению, то надо уделять больше внимания его развитию. Государство создало условия для нормального развития двух языков, а все остальное зависит от нас с вами, от конкретного человека. Я сам считаю беларуский язык родным, потому что я учился в беларуской школе. Сын, к сожалению, не учится в беларуской школе. Так сложилась ситуация».

Фото: Ольга Шукайло для TUT.by

О Кастусе Калиновском

«Я лічу, што ён належыць Беларусі і гісторыі Беларусі. У савецкі час у падручніках гісторыі мы чыталі пра яго як пра героя, які змагаўся з царызмам. Мой погляд на Кастуся Каліноўскага і іншых выбітных дзеячаў, якія нарадзіліся на нашай зямлі, заключаецца ў тым, што і Каліноўскі, і Касцюшка, і Дамейка належаць нашай гісторыі. І не трэба падводзіць нейкія палічныя матывы, звязаныя з гэтымі імёнамі. Гісторыя павінна быць аб’ектыўнай. І не трэба дзяліць, каму яны больш належаць: Польшчы, Літве ці Беларусі. Гэта наша агульная гісторыя».

О перезахоронении Калиновского

«Вельмі складанае пытанне, не маю адназначнага адказу. Але мне незразумела, калі чалавек загінуў там, дзе ён зараз знаходзіцца, навошта пераносіць яго косткі ў іншае месца? Што мы атрымаем з гэтага? Дарэчы, існуюць розныя меркаванні на гэты конт. Я чытаў, што Зянон Пазняк выказаўся катэгарычна супраць пераносу парэшткаў Каліноўскага ў Беларусь і за тое, каб ён заставаўся там, дзе знаходзіцца. Я тут больш згодны з Зянонам Пазняком, чым з тымі, хто падтрымлівае ідэю аб пераносе яго парэшткаў у Беларусь».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное