28 марта 2019, 18:56

Ранее мы писали, что в 2017 году на горе Гедимина в Вильнюсе проходили раскопки. Там обнаружили останки 20 человек. Их исследовали более полутора лет, и после ученые заявили: среди них есть останки Кастуся Калиновского. По информации издания «Радые Свабода» рассказываем о деталях раскопок и о том, почему Беларусь не считает Калиновского «своим».

Не сделать могилы культом

В 2016 году на Гедиминовой горе в Вильнюсе произошли оползни. Приняли решение  укрепить грунтовые трещины, но, так как место историческое, пустили археологов. Первым специалистом, кто наткнулся на останки Калиновского, стал Гитис Грыжас. Он обратил внимание на то, что Кастусь лежал на боку, со связанными руками за спиной, а его тело было покрыто известью. При нем нашли пуговицы, медальон с изображением Богоматери Остробрамской. Вскоре археологи наткнулись еще на одно погребение – групповое: в яме трое мужчин приблизительно, также облитые известью. 

Могилы повстанцев маскировали – чтобы «не превратить в место паломничества». Они были совместные и индивидуальные. Эксперты предполагают, это связано с очередностью исполнения приговоров. Максимальное число останков в яме – три, но были ямы и для двух тел, и для одного. Возраст жертв: от 20 до 50 лет. 

Повешение или расстрел

К смертной казни приговорили 21 человека. Одних повстанцев казнили через повешение, других – расстреливали. Почти все из них – католики. Последним убили Кастуся Калиновского – его лишили жизни 22 марта 1864 года, на Лукишской площади. Кастуся вместе с Зигмундом Сераковским и Болеславом Колышко повесили отдельно.
Лицом в землю

Кого-то из умерших идентифицировали по возрасту и способу экзекуции, кого-то – благодаря личным вещам. Так, Зигмунд Сераковский был женат на Аполонии Далевской, а на его правой руке археологи приметили кольцо с надписью «Zygmunt Apolonija 11 Sierpnia/30 Lipca 1862 r.». Это и стало основным аргументом в пользу того, что останки принадлежат ему. Рядом находилась яма с останками двух человек – одному более 50 лет, другой молодой. В обоих стреляли, им ломали кости. Антропологические исследования и пробы ДНК родственников подтвердили: это –  Альберт Ляскович и Раймунд Земацкий. Точность – 98%. Далее с точностью до 99% опознали братьев Александра и Иосифа Ревковских. Убитых сбрасывали в могилы друг на друга, лицом в землю. 

Безмолвие Беларуси

Вскоре после нахождение останков на горе Гедимина создали комиссию по перезахоронению. В число участников вошел в том числе бывший директор Института истории Литвы Альвидас Никжантайцис. С его слов, Польша и Литва активно договариваются о нюансах мемориализации, а Беларусь молчит. Когда появилась информация, что надписи на могилах сделают лишь на литовском и польском языках, беларуское гражданское общество возмутилось – беларуские власти же остались в стороне. «Это часть истории как минимум трех народов – беларусов, поляков и литовцев. Поверьте, никто одеяло на себя не тянет. Другое дело, что за все время работы комиссии с беларуской официальной стороны не выявлено ни капли интереса. Приехали однажды специалисты из Беларуси, но это была неформальная встреча. Тем не менее, если смотреть на практическую сторону процесса, Литва по-прежнему открыта на предложения Минска», – заявил Никжантайцис. 

Причины «минского безмолвия» попытался объяснить доктор исторических наук Александр Смоленчук. Во время круглого стола в музее археологии Вильнюсе он сказал, что идеология, которая возникла в XIX веке как раз во время восстания и сводилась к тому, что белорусы – никакая не нация, а «испорченные поляками русские», вновь актуальна. «Суть дискуссии сводится к тому, что Калиновский никакой не беларус, что восстание польское и принесло Беларуси только вред, что не нужно даже беспокоиться увековечивание памяти. Такую позицию снова и снова озвучивает «главный историк» ко Дню Независимости, а значит, это официальная точка зрения на проблему», – считает Смоленчук.

Тем не менее, точки зрения историков сходится в том, что Кастусь Калиновский – фигура, вокруг которой стоит выстраивать национальное сознание. Это чрезвычайно важная для Беларуси часть истории, кощунственно от нее отказываться. Остается ждать, когда вмешаются общественные организации и «подадут голос».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Популярное