18 апреля 2021, 14:39

Вероника Гришкова, которая работала на СТВ, но приняла решение уйти с госТВ, написала пост о том, где были беларусы и она сама до предвыборной кампании 2020-го – и почему именно эти выборы стали фатальными для «власти». Нам кажется, что в этом тексте многие узнают себя, поэтому цитируем его полностью. 

«Да, мы все пытались жить во внутренней эмиграции. Появились свои пространства, арт и коворкинг, свои галереи, кафе, рестораны, бары и пабы. Нам всем казалось, что в Минске слегка запахло Европой, а местами даже подул ветер перемен. Мы высаживали деревья и цветы у дома, решили, что откроем свои сады, школы, а в государственных, так и быть, поменяем окна, крыши – и будем жить. 

Мы внутренне где-то даже согласились сами организовать работу медиков во время COVID-19. Ну да бог с ним с государством – медики и люди не виноваты, что некоторые не верят в существование вируса (это потом некоторые якобы переболеют сами, да смекнут, что на вакцине и подзаработать можно, правда, как обычно, немного обведя Россию вокруг пальца, но ей не привыкать).

И вот никто ж даже и не думал, что в 2020 году выборы пройдут громче, чем в 2016-м.

Мы спокойно сидели в своих выдуманных мирах, пока однажды к нам не обратились, как к людям.

Уважительно, очень интеллигентно, взвешенно и вежливо, настолько грамотно и аргументированно, что просто не верилось, что это к нам и в нашей стране. 

Оказалось, что за десять лет внутренней эмиграции на благодатной почве потепления отношений с Европой и некоторого успокоения особо больных и буйных, у нас выросло новое сообщество образованных и крутых во всех отношениях ребят. А с выходом на арену Виктора Дмитриевича Бабарико стало очевидно, что и старшее поколение не всё выехало. Просто так же жило и варилось в своём небольшом круге интеллектуалов и профессионалов. 

Когда Виктор Дмитриевич за неделю собрал десять тысяч человек, стало понятно, насколько нас много. Мы увидели, что перемен хотят не кружки маргиналов, а сотни тысяч. Оказалось, что внутренние кружки так разрослись, что внешнее кольцо сдерживания настолько растянулось, что по сути роли больше не играет. Это три процента, размазанные на всю страну. Мы поверили и пошли за теми людьми, которые верили в закон и его силу. И я им благодарна по сей день за все открытия 2020-го года. 

Вот только мы не думали в тот момент, что можно кирзачами по нашим цветам, что можно просто посадить людей за мнение и несогласие, что можно придумать и покушение, и погреб, и призывы, вообще – придумать всё что угодно. Я помню, как смотрела ночами видео из Минска по еле пробивающемуся интернету и не верила, что это с нами происходит – светошумовые гранаты, взрывы, пули. А там, на улице, мои родные. Те самые, что сажали клумбы, красили деревья, помогали бездомным животным и донатили в «Имена». Это оглушило. Нас и наших близких убивали, били, сажали, унижали, пытали, закрывали. Они уничтожили выставки, галереи, пространства, кафе, рестораны – выжил бизнес и выживает айти. 

Наш план не сработал. Невозможно строить свой мир внутри прогнившей системы. Внутренняя эмиграция оказалась воздушным замком, который вмиг растаял, когда неугодными стали мы.

Я часто слышала: «А где вы были эти десять лет?». Простите, друзья, я жила в несуществующем мире. Меня не касалось.

Я верила, что если не трогать систему, то можно заниматься благотворительностью, строить бизнес и растить цветы у подъезда. Я ошибалась. Многие из нас поддались иллюзиям. Потому так важно не поддаться им сегодня. Ничего не изменилось. Людей всё так же ежедневно задерживают. За одежду, жалюзи, гирлянды, общение в Zoom. 

Те, кто оказываются там сегодня, – это самые неугодные, но это не значит, что там не может оказаться кто-то из нас. Увы. Именно поэтому я не осуждаю тех, кто уехал. Именно поэтому я никак не решаюсь звать сажать деревья и клумбы у подъезда. Всё это уже было. Только долбить. Только изменить систему и отношение в корне. Иначе они снова придут. И снова затопчут наши цветы. Для них они ничего не значат». 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное