6 августа 2019, 13:03

Дело о двойном убийстве с Столбцах, которое произошло 11 февраля 2019 года, рассмотрят в 19 августа 2019 года в закрытом режиме, без журналистов. Корреспонденты «Радые Свабода» провели репортаж в Столбцах перед закрытием дела в Минском областном суде.

Как это было

Напомним: в школе в Столбцах на трех школьников и учительницу набросился с ножом 15-летний ученик десятого класса. Преподаватель и один из подростков скончались сразу, двух пострадавших доставили в больницу и прооперировали. Вадим (нападавший) попытался скрыться, но его поймали. Экспертиза установила, что парень не находился под действием ни алкоголя, ни наркотиков. Его признали вменяемым. Родители настаивают, что их сын — «неконфликтный мальчик». Он купил нож якобы ради собственной безопасности. 

После трагедии в Столбцах Министерство образования усилило контроль во всех школах Беларуси. Теперь педагоги проводят регулярные беседы с родителями, по учреждениям ходят скрытые проверки. Позже министр образования Игорь Карпенко подписал указ, который обязал учителей приходить за 30 минут да начала рабочего дня. В школах могли появиться  охранники и заместители директора по безопасности, но Лукашенко отверг эту идею.

Как сейчас живется в Столбцах

Журналисты встретили директора школы №2 Оксану Лось: «Поверите или нет, но нам до сих пор тяжело все это переживать. Знаете, жизнь по правде разделилась на «до» и «после». Со слов Оксаны, сотрудники пока не получили повесток в суд. Скорее всего, на процесс допустят только учеников и других учителей. Лось догадывается, что придет в качестве свидетеля.

Директор не считает, что новые меры защиты можно назвать жесткими: «Работники родителей учеников знают в лицо, мы здесь все рядом живем, знаем друг друга. А то, что случилось... Это же наш ученик. Как его можно было остановить? Он пришел в школу, как все другие дети». К слову, как и везде, 1 сентября в Столбцовской школе №2 начнется учебный год. Скорее всего, разбирательства к этому времени не закончатся. Детям придется ездить в Минск, чтобы участвовать в заседаниях.

Отец погибшего Александра недоумевает, почему суд сделают закрытым: он об этом не просил. «Я думаю, что лучше бы процесс «открыли». У меня остались вопросы к тому, как велось следствие. Только что от этого сейчас, какой смысл? Суд, следствие — теперь это уже формальности. Мое мнение таково, что здесь скорее психологический фактор, с этим преступлением», — уточнил Сергей. И добавил, что сына ему все равно не вернут.

Родственники убитой учительницы Марины Пархимович соглашаются с Сергеем: им так же хотелось бы попасть на процесс. Они рассказывают, как трудно читались комментарии к новостям о случившемся в интернете. Особенно те, где речь шла о конфликтах педагога с учениками: «Откуда люди знают, как там было на самом деле, что там случилось?»

Родные Марины не понимают, по какой причине к школьнику планируют применить правило максимально возможного наказания для несовершеннолетних.

По их мнению, ему может грозить срок до десяти лет колонии, а через пять лет у него появится шанс выйти на свободу. «Подростков судят за наркотики, дают большие сроки. А тут двойное убийство. Это как такое возможно?»

Единственным из близких Марины, кого пустят на суд, остается ее супруг Владислав. Добавим, что официально процесс закрыли потому, что обвиняемый на момент преступления не достиг 16-летнего возраста. А в материалах дела есть данные о состоянии его здоровья, которые запрещено объявлять публично.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Популярное