Пятница 13-е: где в Минске стоят «проклятые» дома

Места • Алиса Петрова
Некоторые мнительные люди верят, что пятница 13-е – невезучий день. Эта примета лежит примерно в той же плоскости, что и вера в «бабаек», рептилоидов и приведений. KYKY решил рассказать про самые стремные дома Минска, которые связывают с паранормальными явлениями. Текст на эту тему мог бы быть смешным, если бы не несчастья, которые происходили в описанных домах.

Минск – город, построенный, по сути, на костях. В общем-то для старого города (в этом году Минск отмечает юбилей – 950 лет) ситуация, что кладбища занимают большую площадь, особенно в центре, нормальная. А так как город разрастался, особенно в 20 веке, то большинство старых кладбищ и погостов находятся в районе центра. Кроме того, большое количество захоронений дала Вторая мировая война: по всей территории города лежат останки десяток тысяч узников концлагерей, военнопленных и немецких солдат.

Весной 2016 года при расширении улицы Карла Либкнехта, строители раскопали кости – на этом месте находилось лютеранское кладбище. Горожане были в шоке: нельзя пренебрежительно относиться к останкам! В результате стройку остановили. Однако вопрос стройки на месте захоронений не только морально-этический. Многие верят, что тревожить мертвых нельзя – иначе они начнут «мстить», или у места будет плохая энергетика: она будет воздействовать на людей. Для местных властей и инвесторов это не аргумент, и поэтому в Минске есть не только скверы и дороги «на костях», но и жилые дома. И говорят, что с ними действительно что-то «не так».

Дом на Немиге: почти каждый год – самоубийство

В начале 90-х исследователи паранормальных явлений ходили по редакциям газет и утверждали, что в столице есть места, непригодные для жилья и даже опасные для здоровья и жизни людей. Речь шла о так называемых геопатогенных зонах (участки земли с интенсивным спинторсионным и электромагнитным ультракоротковолновым излучениями, которые неблагоприятно влияют на живые организмы). Одной из таких зон они называли жилые кварталы в районе улицы Немига. Говорили «исследователи» и про всевозможные ЧП, которые может провоцировать «закатанная в бетон» река Немига. Во всяком случае, ходят слухи, что в этом районе самое большое количество самоубийств в городе.

Во всяком случае, именно на Немиге находится самый известный «нехороший» жилой дом – длинная многоэтажка за торговым домом. Он был построен в начале 80-х и по тем временам считался элитным. В первый же год в этом доме случилось восемь самоубийств – и по сегодня в многоэтажке практически каждый год фиксируются суициды. Жильцы говорят, что сюда приезжают расстаться с жизнью из разных концов города. Один из последних известных случаев произошел в феврале 2014 года: с признаками падения с высоты у высотки нашли тело 15-летней девочки.

Дом на Богдановича, 23, в подвале которого во время войны погибли жильцы

Почти напротив Оперного театра, на улице Богдановича, 23, стоит обыкновенный серый дом с магазином «Радзівілаўскі» на первом этаже. Однако история у него одна из самых жутких в Минске. Раньше там находился 3-й дом Советов, где жили семьи офицеров Красной армии. До 1941 года бомбоубежищ в Минске было мало, но одно из них как раз находилось в 3-м доме Советов. Во время одной из первых бомбежек семьи комсостава спустились в подвал, одна из бомб пробила крышу, но взорвалась только внизу. Почти все женщины и дети погибли там, а их мужья и отцы – на фронте. До сих пор на военном кладбище можно найти могилы гражданских, погибших 22 июня 1941 года. А сам дом до сих пор является жилым.

Дом по улице Щербакова, 5а

Большое количество захоронений после Второй мировой войны осталось на территории Тракторозаводского поселка. Здесь лежат останки и заключенных, которые строили завод перед войной, и военнопленных, которых пригоняли сюда на работу немцы, и пленных, восстанавливавших завод после победы. Один из «проклятых» домов находится именно в Тракторозаводском поселке. В 1960 году в одном из литейных цехов завода выделили место для строительства небольшого дома на 32 квартиры. Строили его сами будущие жильцы. Когда рыли котлован, выяснилось, что на пустыре близко к поверхности земли лежат останки немецких солдат. Часть их перезахоронили на территории авторемонтного завода, а оставшееся просто залили бетоном – надо было как можно скорее въехать в новый дом. И въехали через два года. Правда жить там невесело: мужчины начали умирать. Так этот непримечательный с виду дом стали называть «проклятым».

«Пизанская башня» по проспекту Рокоссовского, 82

История двадцатиэтажки в Серебрянке связана не паранормальными, а, скорее, с природными явлениями, но менее жуткой она не становится. При ее постройке в 1990-х по всему району ходили слухи: мол, дом строится то ли на зыбучих песках, то ли над подземной рекой – и как только будет возведен, разрушится. Вопреки разговорам, высотку построили, туда без особого энтузиазма въехали жильцы. Потому что вслед стали говорить, что их будут скоро выселять: дом постепенно падает. Все же люди там живут до сих пор. Хотя и говорят, что все, кто мог, уже уехали.

Вместо постскриптума. Призрак Лошицкого парка

У Минска есть и своя «Чорная панна Нясвіжа» – ее зовут Ядвига и обитает она в Лошицком парке. С 16 века там стоит усадьба – одними из последних владельцев был род Любанских. В конце 19 века 37-летний Евстафий Любанский женился на 20-летней Ядвиге Кеневич, дочери главы мозырской шляхты. В усадьбе часто устраивались приемы. Ядвига нравилась многим мужчинам, да и сама была не прочь пококетничать. Много сплетен ходило по городу: например, что она крутила романы с минским губернатором Александром Мусиным-Пушкиным и с городским главой Карелом Чапским. В июне 1905 года хозяйка Ядвига праздновала 35-летний юбилей – муж устроил роскошный бал в ее честь. Но после приема закатил скандал: Евстафию надоели сплетни, ходившие о его жене. Ядвига выбежала из усадьбы и по тропинке побежала к реке... А утром именинницу нашли утонувшей в самом красивом месте парка: там, где река Лоша встречается со Свислочью.

Возле места гибели Ядвиги растет абрикос. Говорят, весной во время цветения и летом перед Купальем лунными ночами в парке появляется призрак Ядвиги – силуэт дамы в белых одеждах. Тем, кто ее встретит, повезет на «личном» фронте, а сама Ядвига может помочь советами. Любопытно, что бывший замдиректора Лошицкого парка Евгений Григорьевич Терехов утверждал, что собственными глазами видел Белую Панну.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Образ Беларуси в Москве. С чем ассоциируемся и как выглядим

Места • Антон Суряпин

В конце января в Москве откроется станция метро «Минская», в дизайне которой обыграна тема Великой Отечественной войны. За рамками этого материала оставим ответ на вопрос, откуда ассоциация «Минская — это сразу ВОВ» (потому что рядом находится демонстрационная площадка Центрального музея ВОВ). Лучше посмотрим, как выглядят другие наши топонимы в Москве. Иными словами, с чем ассоциируется Беларусь в столице России.

Популярное